Трек для лидеров

Стратегия развития

Стратегия развития

Как будет развиваться российская промышленность: от цифры до экологии

Развитие российской промышленности с помощью цифровизации, новых технологий и грамотных инструментов господдержки стали ключевыми вопросами дискуссионных площадок прошедшей в Екатеринбурге международной выставки Иннопром. В рамках деловой программы прошло более ста специализированных мероприятий. Форум превратился в b2b-площадку для общения малых и средних компаний-производителей компонентов с крупнейшими российскими и международными заказчиками. На
50 тыс. кв. метров выставочных площадей были выстроены стенды более 600 экспонентов из 22 стран мира. Новейшие технологии и разработки в сфере промышленности — станки, роботизированные комплексы, контрольно-измерительное оборудование, специализированный софт — продемонстрировали крупнейшие отечественные и зарубежные компании: Синара, Ростех, Росатом, ЕвразХолдинг, Siemens, Mazak, Fanuc, Kuka и т.д. Национальные стенды представили 15 стран — Турция (страна-партнер), Австрия, Белоруссия, Венгрия, ФРГ, Италия, Казахстан, КНР, Корея, Словакия, Тайвань, Франция, Чехия, ЮАР, Япония. Какие рецепты роста предложили участники дискуссий?

Эффективная поддержка

Один из главных инструментов для развития промышленности обсудили эксперты тематического трека «Господдержка 2.0 — открытый диалог или поиск ренты». Зампред правительства РФ Дмитрий Козак анонсировал запуск с 2020 года нового комплекса инструментов поддержки: вместо 56 субсидий (их сократят вдвое) будут сохранены только взаимоувязанные и нацеленные на решение единой задачи инструменты, усилия правительство сосредоточит на реализации нацпроекта «Международная кооперация и экспорт». Ежегодно Россия должна будет поставлять несырьевого не­энергетического товара на
250 млрд долларов, доля машиностроительной техники должна составить 60 миллиардов.
Президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин озвучил предложения бизнес-сообщества: «Прозрачность инструментов поддержки должна быть повышена, важно избегать излишней усложненности нормативной базы и громоздких правовых конструкций, которые зачастую не до конца понятны даже их разработчикам».
— Некоторые инструменты обсуждаются уже больше года, например, соглашения о защите и поощрении капиталовложений. Требуется зафиксировать ключевые «правила игры» в части поддержки на достаточно длительный период (пяти и более лет), — отметил глава РСПП. — Стабильность режима для уже реализуемых проектов при переформатировании системы мер поддержки критически важна и является необходимым условием для повышения предсказуемости деловой среды и уровня доверия бизнеса к реализуемой политике.
— Инструменты должны более гибко учитывать возможные на долгосрочном горизонте планирования технологические и иные сдвиги, которые существенным образом могут влиять на параметры и итоговые показатели инвестпроектов, — соглашается председатель правления Объединенной металлургической компании Наталья Еремина. — Сейчас компании сталкиваются с трудностями, в том числе в связи с отсутствием стабильности налогового режима для реализации инвестпроектов.
Шохин предложил включать представителей бизнеса в коллегиальные и экспертные органы, которые рассматривают как сами проекты нормативных актов, так и заявки на получение господдержки, и выработать согласованную методику оценки влияния мер поддержки на повышение конкурентоспособности компаний.
РСПП исследовала возможный подход к методике оценки влияния мер поддержки на динамику развития компаний. Пилотная оценка была проведена на примере займов Фонда развития промышленности (ФРП) и субсидий на уплату процентов по кредитам на реализацию комплексных инвестиционных проектов (КИП).
— Статистика показала, что выручка компаний, которые получают поддержку, растет быстрее как по сравнению с отраслевыми данными, так и по сравнению с контрольной группой, которая такую поддержку не получала. Поэтому можно сказать, что сработали оба инструмента: субсидии КИП и займы ФРП, — анализирует вице-президент РСПП Мария Глухова. — Также мы видели эффективность мер поддержки, ориентированных именно на стимулирование инвестактивности.
— Опережающий рост выручки показали предприятия, которые являются получателями средств государственной поддержки, — согласился Дмитрий Козак. — Хотя цель государства в предоставлении субсидий — не рост выручки, а достижение общественно полезного результата.
— По нашим оценкам, только региональный бюджетный эффект составляет более 14% от частных инвестиций в основные производственные фонды. Мы ведем комплексную работу по поддержке предпринимательства, оптимизируем механизм госрегулирования. Например, за последние три года срок получения разрешения на строительство у нас сократился на 100 дней и сейчас составляет 48, — привел пример заместитель губернатора Ханты-Мансийского автономного округа — Югры Алексей Забозлаев. — Также запущены новые региональные меры поддержки: в этом году выделено около 1,7 млрд руб­лей на обновление основных фондов и развитие инфраструктуры промышленных предприятий. На региональном и муниципальном уровнях действует более сотни мер поддержки, на федеральном — 240. Только за последние полтора года запущенные нами проекты создадут более
2 тыс. рабочих мест и дополнительные поступления в региональный бюджет будут составлять ежегодно более 3 млрд рублей.
По словам Дмитрия Козака, необходимо сконцентрировать средства налогоплательщиков на развитии промышленности, чтобы «все работали на одну цель — ускорение технологического развития, повышение производительности труда и качества российской продукции, которая призвана конкурировать на мировом уровне, внедрение новых технологий».
Алексей Забозлаев предложил ряд инициатив, направленных на повышение эффективности стимулирования инвестиций, включая унификацию механизмов предоставления государственной поддержки бизнесу, расширения перечня пилотных регионов для создания специальных экономических зон.
Козак пригласил деловое сообщество к участию в работе, проводимой Минпромторгом совместно с научными учреждениями, по формированию перечня передовых технологий, которые отсутствуют в России. По его словам, инвесторам, которые будут внедрять (до стадии серийного производства) технологии, включенные в утвержденный
правительством перечень, будут предоставляться максимально широкие преференции, как по налогам, так и по субсидиям.
— Более активно пользуются поддержкой компании-экспортеры и предприятия, осуществляющие инновационную деятельность. При этом чаще всего это крупные компании, а также фирмы с госучастием либо работающие на госсектор, — итожит директор Центра исследований структурной политики НИУ ВШЭ Юрий Симачев.

Цифровое производство

Другой важный инструмент развития — цифровизация и автоматизация производства. Президент Strategy Partners Group Александр Идрисов представил итоги исследования «Индекс готовности российских компаний к цифровой трансформации»: «В ходе опроса около четверти участников сообщили, что у них уже есть соответствующая стратегия, а 80% участников заявили о намерениях внедрить цифровые технологии». В то же время результаты исследования говорят, что готовность большинства компаний к цифровой трансформации очень низка: «91% производственных предприятий в России используют устаревающую бизнес-модель».
Исследователи назвали ключевые вызовы на пути цифровой трансформации. Кроме устаревшей бизнес-модели, это отсутствие четкой стратегии и ограниченное количество «оцифрованных» направлений. Основным местом сосредоточения цифровых сервисов у участников исследования стал маркетинг. Финансы, учет, закупки, кадры, а также интеграция всего этого в общую систему не автоматизированы у 40% участников опроса.
— Цифровизация важна там, где классические методы оптимизации производства становятся неэффективны, — делится директор по работе с ключевыми заказчиками Siemens Игорь Сергеев.
— Цифровые технологии подсказывают менеджменту, как лучше управлять предприятием, — подтверждает представитель компании «Цифра» Илья Муратов. — Благодаря интернету вещей и применению искусственного интеллекта в промышленности можно повышать эффективность предприятий. Например, компания стала внедрять машинное зрение на карьерных экскаваторах и в цехах, что позволило, не меняя инфраструктуру, тратить меньше ресурсов и получать больше продукции.
Другой пример привел директор Института реакторных материалов (ИРМ) Кирилл Ильин: «Заказчики Росатома столкнулись с большими вызовами, связанными с необходимостью ускорения процесса разработки и вывода продукции на рынок. Кроме того, в условиях большого потока информации затруднен поиск партнеров и поставщиков. Поэтому ИРМ совместно с УрФУ занялся созданием кооперационных платформ, которые позволяют быстрее находить партнеров и получать нужный результат».
— «Цифра» и автоматизация трансформируют навыки, которые нужны, чтобы оставаться конкурентоспособными. Это сложные задачи и мы концентрируем внимание на разработке инструментов, которые упростят их решение, — убежден президент и генеральный директор Omron Robotics Томас Матиас.

Зеленые технологии

Участники российско-французского форума в рамках Иннопрома обсудили необходимость внедрения «зеленых технологий» в промышленности. По словам замгендиректора Air Liquide Дмитрия Кузнецова, если сегодня власти и бизнес ничего не предпримут в сфере экологии, то уже к 2030 году ежегодно будет выбрасываться около 60 гигатонн вредных веществ.
— Наступило новое время — время зеленой индустриализации, — констатировали участники форума. — «Зеленый» рынок — это глобальный мировой тренд. Регионы и компании, которые будут ему следовать, значительно опередят конкурентов.

Новый формат

Ханты-Мансийский автономный округ готов стать пилотной площадкой по созданию специальной экономической зоны (СЭЗ), рассказал заместитель губернатора ХМАО-Югры Алексей Забозлаев
— Алексей Геннадьевич, Минэкономразвития РФ в ноябре прошлого года подготовило проект федерального закона о едином механизме развития территорий с особыми условиями осуществления предпринимательской деятельности. В чем отличие СЭЗ и где именно в ХМАО она может быть создана?
— Стоит задача взять все лучшее, что есть в ТОСЭР и ОЭЗ, унифицировать все меры поддержки. Мы рассматриваем два места для СЭЗ. Ведем работу по всему округу, готовим экспертные заключения и пакет документов с предложениями для министерства.
— То есть цель таких промплощадок прежняя — формирование благоприятных условий для привлечения инвестиций и обеспечение экономического развития. А ХМАО станет пилотным регионом?
— Одним из пилотов. Пока таких пилотных регионов выбрано шесть. Думаю, Мин­экономразвития нас поддержит.

 

Идеи генерирует Югра

В конкуренции за инвесторов важно совершенствовать меры поддержки и упрощать административные процедуры, убежден генеральный директор Фонда развития Югры Роман Генкель

— Роман Александрович, как вы оцениваете итоги участия делегации Югры в Иннопроме-2019? Насколько эффективна эта площадка для вас?
— Участие в таких мероприятиях — в первую очередь возможность пообщаться с бизнесом, федеральными органами власти, коллегами из других регионов. Только в первый день состоялись встречи с иностранными делегациями, в том числе с Торгово-промышленными палатами Канады и Германии. На нескольких встречах обсуждалась реализация проектов на территории Югры. Например, с коллегами из Нижегородской области — локализация судостроения в Ханты-Мансийском автономном округе. Для нас Иннопром — успешная площадка и хорошая возможность презентовать для бизнеса потенциал региона. В этом году одной из содержательных доминант стенда стала интерактивная презентация туристического потенциала Югры и предстоящее событие — Всемирная шахматная олимпиада-2020, которая пройдет в Ханты-Мансийске и привлечет внимание туристов, а также комплексная интерактивная инсталляция, представляющая инвестиционный и промышленный потенциал региона.
— У Югры наработан отличный опыт взаимодействия с инвесторами. Как вы считаете, есть еще нереализованные инструменты, форматы работы с бизнесом, которые можно позаимствовать у других регионов?
— Конечно. Постоянно появляются новые «фишки», и опыт других регионов необходимо брать на заметку. Сейчас одной из приоритетных является тема венчурных инвестиций и развития инновационных бизнесов, еще в рамках Петербургского международного экономического форума мы обсуждали развитие этого направления с Российской венчурной компанией. На Иннопроме продолжили переговоры и намерены стать одним из пилотов по поддержке технологичных компаний для их выхода на новый уровень. Надеюсь, внедрение этого механизма в Югре поддержит правительство.
— На Иннопроме несколько субъектов федерации, включая Москву, Калужскую и Свердловскую области назвали наличие рынков сбыта одним из главных критериев при выборе инвестором площадки для локализации компании.
— Основной плюс автономного округа — наличие рынка сбыта. Объем инвестиций в Югре — около триллиона рублей, можно сказать, что это и есть тот рыночный потенциал, на который можно ориентироваться. Только нефтяные компании закупают оборудования и материалов на сумму порядка 300 млрд рублей в год. Большая часть этой продукции пока производится за пределами территории автономного округа. Кроме рынка сбыта мы готовы предложить эффективные меры поддержки. Компании, которые получают такие меры, развиваются быстрее конкурентов. И мы это видим. Уже сейчас это сопровождение инвесторов в рамках одного окна, предоставление земельных участков, льготные займы, налоговые льготы. Перечень большой — более ста мер на региональном, муниципальном уровнях и еще более трехсот — на федеральном. Иногда бизнесу сложно сориентироваться во всех нюансах механизмов поддержки, мы помогаем разобраться и подготовить документы. Планируем расширять систему поддержки.
 — По сути, налоговые льготы — это выпадающие доходы. Должен ли сегодня госслужащий рассматривать работу с инвесторами как бизнес-проект, который должен окупиться?
— Невозможно принять решение о запуске какого-либо проекта без детальных расчетов. Есть методики, которые позволяют оценивать уровень эффективности мер поддержки, включая предоставление налоговых льгот. Мы используем их для работы уже несколько лет и на старте можем понять, через какой период времени регион и муниципалитет начнут зарабатывать.
— Иностранный бизнес тоже заинтересован в мерах господдержки?
— Да, и их мы в первую очередь предлагаем зарубежным компаниям. Они сейчас активно перестраиваются. Если раньше встреча с иностранцами сводилась к поставкам их оборудования или предоставлению услуг, то теперь мы говорим о создании предприятий, зарегистрированных на территории округа. Предприятий, которые будут платить налоги и создавать рабочие места.
— Согласны ли вы с прозвучавшими во время дискуссий мнениями, что средние компании более охотно идут в субъекты федерации, когда там реализуются крупные инвестпроекты. Есть ли масштабные проекты в округе?
— С этими утверждения сложно спорить. Крупные проекты у нас есть. Их реализуют флагманы региональной и национальной экономики — нефтегазовые компании. И, конечно, бизнес, который приходит на территорию округа и работает здесь, в первую очередь нацелен на корпорации ТЭК. Хороший пример — проект металлургической компании «Северсталь», которая является поставщиком продукции для нефтяников. Но при этом она сама становится локомотивом, за которым тянутся малый и средний бизнес. Она сама становится потребителем определенной продукции и способствует появлению компаний и рабочих мест.
На территории Югры создаются индустриальные парки и правительство региона поддерживает такие проекты.
— По словам главы РСПП Александра Шохина, сейчас инвесторы при выборе территории смотрят не только на рынок сбыта, но и на место в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата в субъектах РФ. У ХМАО достаточно высокая позиция. В условиях жесткой конкуренции, даже чтобы не потерять место, придется двигаться еще быстрее.
— Действительно, придется бежать, чтобы оставаться на месте. Уровень конкуренции в топ-20 очень высокий. Можно получить в рейтинге больше баллов, чем в прошлом году, но при этом потерять позицию, потому что другие регионы прибавили еще больше. Таких примеров много. К тому же инвесторы более охотно сотрудничают с эффективными региональными командами, поэтому рейтингу уделяется особое внимание. Будем продолжать работать над упрощением административных барьеров, развитием инфраструктуры. Это комплексная работа. Вперед можно двигаться, только внедряя новые механизмы, оптимизируя различные процедуры.
— На стенде Свердловской области вы презентовали возможности Березовского района. Почему были представлены возможности именно этой территории?
— Это территория Приполярного Урала, для развития которой требуется синергия как минимум двух субъектов РФ. Район обладает огромным промышленным потенциалом. Территория практически заповедная. Колоссальные запасы угля, марганца, цинка, меди и золота, которые успешно осваиваются, несмотря на отсутствие дорог с твердым покрытием. Запуск проектов потребует существенных инвестиций в инфраструктуру — несколько десятков миллиардов рублей. Например, строительство железной дороги, которая будет заканчиваться на территории Ханты-Мансийского автономного округа и присоединена к Свердловской железной дороге, оценивается в 72 млрд рублей. Такие траты сложно «потянуть» даже Югре, поэтому мы открыты для сотрудничества и с другими регионами, и с бизнесом.
— Югра активно продвигает себя как территория с большими туристическими возможностями. Что нужно сделать, чтобы привлечь к себе туристов из других регионов, стран?
— Универсальные решения — упростить вход для всех участников рынка — от туриста до туроператора, чтобы в один клик можно было купить тур или получить необходимую информацию. Мы подписали соглашение с крупнейшим туристическим оператором — TUI, но надо идти дальше, создавать инфраструктуру, помогать компаниям, которые работают на этом рынке. Наше колоссальное преимущество — это природа. Одним из первых гостей нашего стенда был президент Татарстана. Во-первых, он обратил внимание на презентацию туристического потенциала. Во-вторых, отметил, что столько деликатесов, которые у нас есть, нет больше нигде. Внутренний туризм имеет огромные перспективы, в том числе с точки зрения вложения бюджетных средств. На один вложенный рубль бюджетных инвестиций приходится около 40 — 50 рублей отдачи в виде заработка туристических компаний, общепита, гостиниц. То есть поступления у нас в десятки раз больше, чем затраты на поддержание этого направления.

Материалы по теме

ЯНАО продолжает лидировать по темпам роста промышленного производства

Спасибо, что живой

Деньгами не сорить

Южный Урал набирает обороты роста

Конвертация ренты в спрос

На ВИЗ-Стали началась сертификационная проверка системы энергетического менеджмента