Всеобъемлющая возможность

Рынок телекоммуникаций

Рынок телекоммуникаций

На телеком-рынке впереди конкурентов окажется тот, кто первым сумеет полноценно встроиться в волну интернета вещей

17 июля в Свердловской области начнет работу оператор Tele2 (создан путем объединения сотовых активов Ростелекома и «Tele2-Россия», госкомпания владеет 45% совместного предприятия, 55% поделены между ВТБ, структурами Юрия Ковальчука и Алексея Мордашова). С одной стороны, событие не такое уж экстраординарное: новый игрок, по сути, станет преемником бренда Utel (находился в портфеле Ростелекома) и получит в распоряжение его абонентскую базу. С другой — выход Tele2 все же несколько оживит конкуренцию на рынке, сложившемся еще во второй половине 2000-х. Тем более что оператор уже пообещал по объему абонентской базы догнать «большую тройку» (сейчас его доля составляет примерно 8%).

— Для успешного запуска и качественного обслуживания абонентов построено более ста салонов связи, клиенты Ростелекома уже переведены на единую ИТ-инфраструктуру, — комментирует генеральный директор уральского макрорегиона Tele2 Андрей Курданов. — После запуска бренда у них появится возможность перейти на более выгодные и простые тарифы. 

Основным конкурентным преимуществом Tele2, по всей видимости, станет использование стратегии дискаунтера. Правда, на Среднем Урале уже есть оператор, работающий по схожей модели, — «Мотив».

Вполне вероятно, что в скором времени в регионе начнется масштабная экспансия еще одного сотового оператора — Yota (дочка «Мегафона», конкурентные преимущества — безлимитный интернет без ограничений, отсутствие роуминга по России). По оценкам подавляющего большинства аналитиков, именно сотовый сегмент в ближайшем будущем будет основным драйвером развития телеком-рынка.  

Ах, эта data пела и плясала…

Судя по данным телеком-компаний, очередная волна кризиса отрасль не накрыла. Выручка, например, Вымпелкома (ТМ «Билайн») в России приросла в первом квартале 2015-го на 0,2% к аналогичному периоду 2014-го и составила 66,3 млрд рублей (данные по Уралу компания не распространяет).

— По итогам первого квартала 2015-го выручка нашей компании в целом по стране увеличилась на 3,6% (по сравнению с аналогичным периодом 2014-го) до 90,4 млрд рублей, — комментирует директор по маркетингу МТС на Урале Елена Трясцына. — В макрорегионе ситуация аналогичная.

По словам директора уральского филиала компании «Мегафон» Валерия Величко, доходы компании в регионе в первом квартале увеличилась на 2%.

Активная абонентская база «большой тройки» в целом по России приросла в первом полугодии-2015 на 6% к аналогичному периоду 2014-го (на Урале показатели схожие). «Это очень неплохой показатель, учитывая высокий уровень насыщения рынка и непростую экономическую ситуацию в стране», — замечает директор Уральского региона компании «Вымпелком» Владимир Шилин.

Опрошенные нами топ-менеджеры замечают: доходы от фиксированного широкополосного доступа в интернет (ШПД), фиксированной и мобильной голосовой связи в сегментах b2b и b2c либо стагнируют, либо падают. Этот тренд далеко не нов. Корпоративные клиенты после кризиса 2009-го находятся в постоянном поиске решений, позволяющих экономить.

— Компании стремятся перестроить внут­ренние процессы и оптимизировать расходы по всем направлениям, — констатирует Елена Трясцына. — В этих условиях все более востребованными становятся конвергентные услуги, благодаря которым клиенты получают все преимущества как мобильной, так и фиксированной связи. Так, количество наших клиентов на Урале, использующих единую защищенную корпоративную сеть (IP VPN), позволяющую объединять все территориальные подразделения компании, возросло за последний год в два раза. В то же время спрос на сервис FMC, объединяющий мобильные и городские телефоны организации, увеличился в 1,5 раза. Как показывает практика, после внедрения конвергентных услуг затраты предприятий на связь между сотрудниками сокращаются как минимум вдвое.

Валерий Величко добавляет: «Очередная волна кризиса повлияла не столько на объемы потребляемых услуг, сколько на желание клиентов получить дополнительную скидку. С конца прошлого года они стали активнее интересоваться оптимизацией расходов, вносить конкретные предложения по организации корпоративной сотовой связи и снижению стоимости услуг, анализировать и сравнивать расценки».

В массовом сегменте стагнация голоса объясняется высоким проникновением и ростом популярности смартфонов и, соответственно, ОТТ-сервисов (Over the Top): Skype, Viber, WhatsApp, Facebook Messenger и т.д. В J’son & Partners Consulting подсчитали: в 2014-м российские мобильные операторы недополучили 15 — 20 млрд рублей (2% совокупных доходов, цифра по миру, по данным Juniper Research — 14 млрд долларов, аналитики Ovum прогнозируют, что до 2020 года упущенные прибыли операторов в масштабе планеты составят 479 млрд долларов или 6,9% глобального рынка голосовых услуг).
 
Отсутствие серьезного роста в секторе фиксированного ШПД связано преимущественно с насыщением рынка в крупных городах и с отсутствием операторского контента, который можно было бы монетизировать.

«Тянут» телеком два локомотива — платное ТВ и мобильная передача данных.

— Мы видим рост спроса на сервисы интерактивного телевидения и фиксируем более высокий по сравнению с планируемым показатель ARPU (среднемесячный доход с абонента. — Ред.), — комментирует директор МРФ «Урал» компании «Ростелеком» Антон Колпаков. — Сегодня в макрорегионе он составляет 300 — 400 рублей. Наибольший вклад в прирост внесла услуга «видео по запросу». Вероятно, люди стали меньше ходить в кино.

Наблюдения отдельных операторов подтверждают консолидированные данные аналитиков. iKS-Consulting в отчете за 2014 год указал: объем рынка платного ТВ прирос на 12%, число абонентов увеличилось на 7% и превысило 37,5 домохозяйств (в сегменте цифрового ТВ — на 15% до 21,9 миллиона).

Показатели мобильного ШПД еще более позитивны. Выручка МТС в этом сегменте в целом по России в первом квартале 2015-го прибавила 26% к аналогичному периоду 2014-го (по словам Елены Трясцыной, на Урале показатель примерно тот же). Объем трафика в макрорегионе в массовом сегменте, по данным операторов, расширен в 1,5 — 1,8 раза. 

— Мы также фиксируем смену парадигмы в b2b-секторе, — добавляет Елена Трясцына. — Если раньше основной спектр бизнес-сервисов составляли голосовые услуги, то сегодня фокус все больше смещается в сторону услуг и инновационных решений, основанных на передаче данных. За последний год объем трафика в корпоративном сегменте прирос на 55%.

Интернет вещей потребует внутри- и меж-отраслевой конвергенции

О смене парадигмы свидетельствуют и результаты «Мегафона» (компания сосредоточена на предоставлении мобильных услуг). На Урале в 2014-м число b2b-абонентов компании увеличилось на 15% к 2013-му (выручка по услугам — на 45%). Результат первого квартала 2015-го — плюс 13,3% относительно аналогичного периода 2014-го. 

Опережающее развитие мобильного data-сектора объяснить несложно: 2014 год прошел для операторов под знаком запуска и масштабирования сетей четвертого поколения (4G). Резкое уменьшение времени отклика и повышение скорости передачи данных (плюс опять же рост проникновения смартфонов и внедрение понятных, доступных тарифов) подвигло абонентов на более активное пользование интернетом (по данным МТС, в среднем, каждый абонент после подключения к LTE-сети увеличивает потребление трафика в два раза).

…И крылья эту data вдаль несли

В узком смысле перспективы развития телеком-операторов (как среднесрочные, так и долгосрочные) связаны с сегментом мобильной передачи данных. (С этой точки зрения достаточно сомнительным выглядит разделение бизнеса Ростелекома и Tele2, хотя первый находится в особой ситуации, имея возможность «ловить» госконтракты вроде устранения цифрового неравенства и подключения к интернету деревень с населением 250 — 500 человек. Таких в зоне действия МРФ «Урал», к слову, насчитывается 1250). «Исходя из мировой практики, голосовая связь будет постепенно утрачивать значение как самостоятельная услуга, а основной спектр мобильных сервисов будет формироваться за счет услуг на базе передачи данных», — подтверждает Владимир Шилин.
 
Достаточно любопытным представляется тема взаимодействия операторов и OTT-провайдеров.

— Основная тенденция в этой области в мире — переход от стратегии запретов и блокировки OTT к взаимовыгодному сотрудничеству, — отмечают в специальном отчете аналитики J’son & Partners Consulting. — Более половины операторов уже готовы к партнерствам, однако многие из них затрудняются с выбором конкретных моделей и форм взаимодействия с OTT. В основном партнерство сводится к выпуску кобрендированной SIM-карты и специальных тарифных планов с различными бонусами для абонентов. Более перспективные схемы лежат в области использования открытых платформ, которые позволяют OTT-провайдерам интегрироваться в ИТ-системы операторов и участвовать в разделении доходов.

Такое партнерство сегодня выглядит несколько фантастично. Однако в J’son & Partners Consulting отмечают, что OTT-сервисы, отбирающие выручку у операторов, сами испытывают проблемы с монетизацией. Например, годовой ARPU считающихся наиболее прибыльными проектов (WeChat, LINE, KakaoTalk) находится в пределах 3 — 7 долларов, в основном они зарабатывают на платной подписке. Это толкает их к созданию альянсов.
 
— Деятельность ОТТ-игроков регулируется слабо, несмотря на то, что они предлагают фактически те же услуги, что и инфраструктурные провайдеры, — подытоживает управляющий партнер по технологиям в Европе и СНГ Detecon Europe Штефан Шниттер. — Регулирование ОТТ позволит приостановить разрушение рынков связи, замедлить процессы, которые делают инвестиции в сеть невыгодными.

Конечно, есть и другой подход — непартнерский. В первом варианте он заключается во введении специальных тарифов для абонентов, в структуре потребления которых существенную долю занимает OTT-трафик. Во втором — в разработке собственных мессенджеров и внедрении VoLTE (Voice Over LTE) технологии, позволяющей одновременно передавать данные и голос в сетях четвертого поколения. Она протестирована «большой тройкой», но запуск задерживается из-за согласований с различными ведомствами. Преимущества VoLTE перед OTT-сервисами — приоритет голосового трафика, высокое качество связи (HD vioce), мизерное время установления вызова (0,25 секунды) и одновременное использование всевозможных мультимедийных услуг.

В широком смысле будущее телеком-рынка полностью завязано на развитие интернета вещей (Internet of Things, IoT), или всеобъемлющего интернета (в терминологии Cisco) и оказание конвергентных услуг. Этот тренд уже захватил мир (на планете к сети подключено более 16,3 млрд человек, процессов и девайсов) и начинает показывать себя в России. Но пока преимущественно в b2b-сегменте. Это отчетливо видно по росту в сегменте M2M (Machine to Macnine, передача данных между устройствами). 

— В мире технология уже давно известна, — комментирует Валерий Величко. — По данным GSMA, количество M2M-соединений на планете ежегодно увеличивается в среднем на 38%. По подсчетам McKinsey & Company, уже 3% глобальной абонентской базы занимает М2М. Согласно прогнозу IDC, к 2020 году к интернету должны быть подключены 30 млрд автономных устройств, а объем рынка увеличится до 3 трлн долларов. По примеру Запада, M2M в России может активно развиваться в сфере логистики, ЖКХ, медицине, в банковской среде. На Урале полтора миллиона сим-карт задействованы в M2M-решениях (в 2014-м по сравнению с 2013-м прирост 50%).

По мнению Владимира Шилина, наибольшие доходы скрываются не столько в интернет-трафике, сколько в сервисе, который поможет клиенту удобно управлять IoT-устройствами, объединяя их в единую систему (очевидно на базе программно-определяемой сети, SDN).

В рамках IoT огромный потенциал для развития телеком-бизнеса заложен в реализации модели «умного» города или региона. Показательный пример — договор между Telefonica и властями Великобритании, по которому оператор обеспечивает сбор данных с более чем 40 млн точек учета. Срок контракта — десять лет, сумма — более 1,5 млрд фунтов.

— В западных странах есть примеры частно-государственного партнерства, когда телеком-оператор вкладывается в диджитализацию городской инфраструктуры, а возврат инвестиций осуществляется за счет средств, сэкономленных на потреб­лении ресурсов (нечто похожее на энергосервисный контракт. — Ред.), — констатирует директор по развитию бизнеса Cisco в России и СНГ Лев Левин. — При этом срок окупаемости проектов в максимуме составляет три-четыре года, в отдельных случаях (например, система фиксации нарушений правил дорожного движения) — несколько недель. Есть также случаи, когда провайдеры целиком выкупают инфраструктурные объекты (например, системы освещения). В России пока подобных проектов ЧГП нет — этому препятствуют юридические и организационные барьеры, взаимное недоверие власти и бизнеса.

Помимо организационных барьеров, ключевой проблемой на рынке IoT является отсутствие единого стандарта взаимодействия умных устройств, считает Владимир Шилин. В настоящий момент практически все крупные компании, такие как Google, Apple, Microsoft, Huawei, Samsung, работают над тем, чтобы задать собственный эталон для IoT.

IoT помимо стандартов требует от теле­ком-инфраструктуры бесшовного соединения. «Исходя из долгосрочных перспектив разделения на фиксированную или мобильную связь быть не должно, — замечает Антон Колпаков. — Абонент или устройство не должны замечать перехода из сети в сеть. Это позволит гибко управлять инфраструктурой».

Примечательны, например, разработки западных вендоров в области объединения WiFi и сотовых сетей (в основном для разгрузки последних), разработки технологии VoWiFi (Voice over WiFi) и механизмов сквозного управления трафиком и частотным ресурсом в гибридных системах. Суть — в непрерывном хэндовере между радио­сетями без потери соединения и ухудшения качества связи.

IoT потребует и межотраслевой конвергенции. Самый очевидный шаг — объединение телеком- и финансовых услуг. По этому пути активно идет МТС.

— Мы видим большой потенциал в развитии наших финансовых продуктов, — замечет Елена Трясцына. — МТС (в тесной связке с одноименным банком) обладает большим потенциалом в этой сфере, так как имеет обширную абонентскую базу, разветвленную инфраструктуру для пополнения счетов и технологическую возможность для предоставления клиентам широкого и гибкого спектра финансовых сервисов как с мобильного устройства, так и в собственной рознице. В перспективе номер телефона должен стать уникальным идентификатором и единым ключом доступа к набору услуг, а сим-карта с электронной подписью придаст действиям абонента юридическую значимость.

Отметим: несмотря на то, что разговор об IoT идет далеко не первый год, к сети в мире (и Россия не исключение) подключены единицы процентов того, что может быть к ней присоединено. Так что через пару десятков лет у телеком-операторов появится ниша для зарабатывания денег.   

Комментарии

Материалы по теме

«Мотив» построил LTE-сеть на четырех территориях Урала

МТС запустила в тестовую эксплуатацию 4G-сеть в ЯНАО

«Ростелеком» расширил виртуальную частную сеть Сбербанка

«Ростелеком» и «Уралвагонзавод» подписали меморандум о стратегическом партнерстве и совместной деятельности

«Ростелеком» представил единственную на Урале земную станцию спутниковой связи

В 16 муниципальных образованиях Свердловской области началось устранение цифрового неравенства

 

comments powered by Disqus