Время быстрых

Цифровизация

Цифровизация

Изменись внутренне и откажись от войны с гигантами — два рецепта для малых и средних компаний по извлечению максимальной выгоды из цифровизации

В июне журнал «Эксперт-Урал» и аналитический центр «Эксперт» в десятый раз провели в Екатеринбурге конгресс малого и среднего бизнеса. В этом году главной темой мероприятия стала цифровизация.

Внедрение ИКТ во все сферы жизни декларируется как одно из магистральных направлений федеральных властей. Регионы, города, районы, села и даже деревни пытаются соответствовать, вносят в стратегические документы разделы об электронном документообороте, индустрии 4.0, умной инфраструктуре.    

Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) посчитала: в 2017 году вклад цифровой экономики в ВВП России составил 2,42%, к 2021-му показатель может увеличиться до 4,7%. Самым крупным сегментом в обозримом будущем будет оставаться оналйн-коммерция. В 2017 году ее объем достиг 1,73 трлн рублей.

Быстро и еще быстрее

Но миллиарды и триллионы рублей — отнюдь не то, о чем нужно думать в первую очередь. Цифровизация — это история не столько про деньги или ИТ-системы, сколько про ментальный сдвиг. И если он не осуществится, то стране достанется роль зрителя или, как метко заметила президент Cognitive Technologies Ольга Ускова, «мяса». 

У этого сдвига есть три приметы, которые малым и средним компаниям стоит принять во внимание. Первая — невероятная скорость изменений. Венчурные инвесторы очень любят приводить слайд, на котором указано, сколько тем или иным продуктам XX века понадобилось времени, чтобы получить 50 млн пользователей. У самолета на это ушло 68 лет, у телефона — 50, телевизор справился за 22 года, компьютер — за 14, а Facebook — за три. И ладно, если бы трансформации происходили в одной огороженной забором отрасли (как, например, случилось с лошадьми, вымещенными машинами). Но нет — диджитал ломает привычный порядок во всех сферах жизни.

Цифровизация — это история не столько про деньги или ИТ-системы, сколько про ментальный сдвиг. И если он не осуществится, стране достанется роль «мяса»   

Одновременно растет скорость принятия решений. Представьте себе условный Adidas 50-летней давности. Там проектировали кроссовки, отправляли заказ на фабрику в Китае, производили, везли на корабле в центр дистрибуции, а потом распределяли по миру. Через несколько месяцев компания получала информацию, насколько хорошо продается обувь. Итого: период принятия решений — примерно полгода.

Сегодня тот же Adidas печатает кроссовки на 3D-принтере за несколько часов, эскиз новой модели можно вывесить на сайте с огромным трафиком и тут же получить обратную связь. Нет тысяч предзаказов — нечего и думать о производстве. Полгода ужались до нескольких дней.

Вторая примета — желание меняться и затачивать себя под запросы времени. Цифра убьет сотни профессий и видов бизнеса. Точнее, профессии-то останутся, но только «получать» их будут не люди. Еще в 2013 году исследователи Оксфордского университета опубликовали отчет, в котором оценили 702 специальности на риск автоматизации в ближайшие 20 лет. Вышло, что почти половину из них без особых последствий можно передать роботам. К сферам, у которых точно нет человеческих перспектив, ученые отнесли обслуживающий персонал (консультанты, кассиры, продавцы, охранники, уборщики, операторы колл-центров, секретари, официанты, таможенники и безопасники в аэропортах, хостесс, почтальоны и т.д.), рабочие места, связанные с покупкой недвижимости (агенты, брокеры, оценщики), управление наземным транспортом, ремонт разного рода механизмов (часов, электроники), строительство. Любопытно, что с 55-процентной вероятностью до 2033 года искусственный интеллект заменит журналистов и пилотов самолетов, c 48-процентной — программистов и подрывников.

Кто находится в абсолютной безопасности, так это большинство врачей (особенно хирурги и те, кто связан с разного рода реабилитацией), антикризисные управляющие, диетологи, хореографы и учителя начальных классов.

Работяги США, кстати, свою будущую непригодность воспринимают как факт. Ольга Ускова рассказывает, что один из клиентов ее компании почти год мучается с поиском водителей грузовиков. Аргумент дальнобойщиков очень прост: «Через два года вы станете беспилотными, а мы — безработными».  

В России тревогу пока бьют только параноики. Большинство считает, что этого никогда не будет. Потому что не будет никогда. 

— Мы с вами точно застанем роботов-водителей, роботов-юристов, роботов-репортеров, роботов-делопроизводителей, — уверен директор акселератора ФРИИ Дмитрий Калаев. — Правда, назвать такую перспективу радужной я не могу. Вы только представьте — миллионы водителей и строителей в течение нескольких лет рискуют остаться без работы. Едва ли они так просто с этим смирятся и не пойдут с камнями и палками отстаивать то, что, как они думают, им принадлежит. Ключевой вопрос здесь — что предпримет государство.

Европа, например, уже давно тестирует модель безусловного базового дохода. Да, человека увольняют, но не оставляют без денег. Есть, конечно, и другой вариант — обеспечить человека необходимыми питательными веществами и увести в виртуальную реальность, где он может быть кем угодно, хоть королем.

Третья примета — глобальность, космополитизм, толерантность. Цифра стирает границы: у интернет-сервисов нет географической привязки, европейские и американские фирмы с охотой покупают российские ИТ-системы, решающие их проблемы.

В Отечестве с глобальностью не так хорошо. По данным НП «Руссофт», в 2017 году зарубежные продажи нашего ПО и ИТ-услуг достигли 8,5 млрд долларов. Показатель вполне приличный (для сравнения, сельхозпродукции мы поставили на 20,5 миллиарда, оружия — на 15,5), но обеспечили его пара десятков компаний.

Стартапы за границу тоже не особо стремятся. Из 400 портфельных компаний ФРИИ вне России работают около 30. Ключевые барьеры — незнание английского языка, непонимание специфики стран, нежелание нормально локализовывать продукт, нежелание двигаться с места и относительно большой размер российского рынка (зачем куда-то идти, если, например, СКБ Контур смог внутри дорасти до 10 миллиардов).   

Четвертая примета — массового больше нет. Определяющими словами текущего момента становятся кастомизация, персонификация, таргетинг. Маржа переходит к тому, кто владеет клиентами. Обратимся к тем же кроссовкам. Раньше они отличались формой, цветом и размером. Сейчас производители могут построить 3D-модель ног, сделать поправку на то, как они деформируются при беге и создать обувь, максимально учитывающую индивидуальные особенности человека. 

Перекинемся в совершенно другую сферу — автострахование. Что было раньше: одна модель — один тариф каско. Что сейчас: компании устанавливают датчик, считывающий манеру езды. И через полгода аккуратные водители получают кэшбэк (вплоть до 30%).

Таким образом, очевидно, что знаменитая фраза Форда «автомобиль может быть любого цвета, при условии, что этот цвет — черный» безнадежно устарела.

Как в эту ментальную модель встраиваются технологии? Они — механизм выживания, способ адаптации к быстро меняющемуся миру. 

— Без цифры мы априори не сможем создавать продукты и сервисы с той же скоростью и по той же цене, что и конкуренты, — итожит Дмитрий Калаев.

Поле Амазоново

Помимо ментальных изменений цифровизация, безусловно, ведет к открытию и активному росту новых рынков. И это то самое место, где малый и средний бизнес может получить гигантские дивиденды.

В общих чертах все новые ИКТ-направ­ления уже давно обозначены. Это интернет вещей, Big Data, предиктивная аналитика, облачные сервисы, мобильные технологии, искусственный интеллект, виртуальная и дополненная реальность, информбезопасность.

По этим путям идут все гиганты — Microsoft, Facebook, Apple, Google, Amazon, Cisco, Intel и т.д. Можно ли с ними бороться? Вполне (если не пытаться топтать их магистральные поляны, а уходить в ниши, кажущиеся монстрам неприбыльными, неинтересными или просто мелкими). Хороший пример — екатеринбургский сервис Ridero. По сути — это онлайн-издательство, с помощью которого любой автор может сверстать и опубликовать книгу. Если задуматься, то это вотчина Amazon, но по каким-то причинам он ее пока не освоил. Ridero тем временем вышел в Прибалтику и Польшу.

Другой пример — компания «Т-Плат­формы», которая производит суперкомпьютеры и процессоры. Она возникла на руинах «хардового» рынка, в условиях, когда казалось, что все компетенции по «железу» мы давно утратили. А теперь является лидером по совокупной производительности установленных в России систем и единственной отечественной фирмой, чьи аппаратные разработки конкурентоспособны за рубежом.

И третий (совсем свежий пример) — питерский проект «Робот Вера». Искусственный интеллект, который занимается подбором персонала. Получив заявку, он собирает на работных сайтах подходящие резюме, обзванивает кандидатов, проводит с ними интервью (в том числе видео, определяя эмоции собеседника), отсеивает тех, кто плохо справился, а затем отправляет выборку заказчику. 

Понятно, что отобрать претендентов на сложные вакансии Вера пока не может. Но с кассирами, грузчиками, водителями, разнорабочими и т.д. она вполне справляется. Причем очень быстро, что взорвало рынок. Год назад в очереди на подключение к роботу-рекрутеру стояли более 50 компаний (в том числе Сбербанк и МТС), а еще десяток фирм пытались повторить успех питерских парней. 

В этом году Вера вышла в Дубай, выполнила пилотный проект в Лондоне и открыла офис в Калифорнии. 

— Безусловно, одним из самых перспективных путей для малых и средних компаний является создание инновационных ИТ-продуктов, — замечает руководитель программы МВА МИРБИС «Стратегический менеджмент» Александр Сазанович. — Но надо понимать, что инновационным продуктом может считаться лишь тот, что обеспечивает передел рынка, тот, что люди в здравом уме готовы купить, хотя аналог предыдущего поколения своей функциональности не утратил и продолжает эффективно работать.

По мнению Сазановича, цифровые рынки, где на данный момент роится максимальное число идей (а именно в такие сферы прежде всего и надо идти), — интернет вещей и Big Data.

Главное, от чего предостерегает Сазанович, — это строительство компаний по образу и подобию калифорнийских. Российская действительность разительно отличается от американской. Бирюзовая компания — отличная идея, но это не руководство к действию, а руководство к размышлению.

— В бизнесе существует два вида решений — на исполнение и на изучение. Со вторыми у нас беда, — уверен Александр Сазанович. — Пришел вождь и сказал: завтра переходим на матричную организационную структуру. И все.

А кто-нибудь прикинул, к каким последствиям это может привести, насколько повысится или снизится в результате этого перехода эффективность? Никто. Исследование звучит у нас как ругательство. Но разве без него можно принять верное решение?                 

Дополнительные материалы:

Короткая дистанция

Онлайн-банк для МСБ — это история не про место, а про время, уверена директор департамента методологии и сопровождения корпоративного бизнеса СКБ-банка Ирина Кузьмина

— Онлайн-банки в России стали активно появляться еще лет десять назад. Тогда они представляли собой неповоротливые, очень ограниченные с точки зрения функционала и дизайна решения. Сегодня предприниматель может совершить в интернете практически любую операцию. И, кажется, что ничего нового в этой сфере уже не придумать. Однако мы попытались.

Вряд ли для кого-то станет откровением тезис о том, что объем информации вокруг нас сегодня растет по экспоненте, а времени всегда не хватает.

И спросом пользуются те сервисы, которые позволяют получить услугу максимально просто и максимально быстро. Именно поэтому мы решили, что наш ДелоБанк должен стать не просто некоей ссылкой или кнопкой приложения, а символом скорости и минимизации ресурсов. Проще говоря, мы стремимся освободить предпринимателя от рутины. 

Приведу несколько примеров наших достижений. Выгрузка выписки на 6 тыс. операций — 1,5 секунды, отправка платежей — 29 секунд, зачисление зарплаты — 4,5 минуты, подключение сервисов — круглосуточно и мгновенно, открытие депозита — 1,5 минуты и два клика, обмен документами — через чат.  

Создавая ДелоБанк, мы понимали, что для большинства предпринимателей (особенно малых) бизнес и личные финансы неразделимы. Но мы понимаем и требование: «Чтобы ко вторым мой бухгалтер доступа ни в коем случае не имел». Задача по слиянию двух сторон жизни клиента была нетривиальной. Однако нам удалось совместить в «одном окне» РКО, зарплатный проект, проверку контрагентов, сдачу отчетности, платежи и переводы для физлиц, карту с кэшбэком на остаток и возможность открывать личные вклады с повышенной ставкой.    

Что еще отличает ДелоБанк от других банков для предпринимателей — интеграция с 1С, онлайн-бухгалтерий «Мое дело» и круглосуточная поддержка от Службы заботы о клиентах. Главное для нас — создать комфортную среду для работы и развития среднего, малого и микробизнеса.

Первые продажи сервиса ДелоБанк начались в марте 2018-го. Сегодня к нему подключилось уже более 12,5 тыс. клиентов.

 

Долг в стиле диджитал

Фондовый рынок — это эффективный источник капитала для малого и среднего бизнеса, уверен начальник управления РИИ Московской биржи Денис Пряничников

— 2017 год стал для российского фондового рынка рекордным по количеству размещений. Объем размещений облигаций вырос более чем в три раза, до 15,3 трлн рублей. Акции показали результат, рекордный за последние пять лет: 16 публичных размещений на общую сумму 258,3 млрд рублей. Важно отметить, что на рынок начали выходить относительно небольшие фирмы с выручкой до 10 млрд рублей.

Несмотря на это, сектор технологичных компаний серьезно недокапитализирован. На публичный рынок выходят единицы. Это снижает возможности консолидации отрасли, удлиняет сроки разработки новых продуктов, сдерживает географическую экспансию. 

Сегодня биржа развивает два сектора, направленных на привлечение инвестиций в технологичные компании, малый и средний бизнес. Первый — рынок инноваций и инвестиций (РИИ), ориентированный в основном на более крупные фирмы. На данный момент на РИИ представлены 22 бумаги, его суммарная капитализация составляет почти 377 млрд рублей. Объем торгов акциями сектора в 2017 году увеличился на 82% к 2016-му и превысил 23 млрд рублей.

Государство и биржа оказывают РИИ всестороннюю поддержку: эмитенты могут получить гранты на подготовку к допуску ценных бумаг, биржа предоставляет обучение и помощь в переговорах с институтами развития и инвестиционными банками; инвесторы также могут рассчитывать на льготы — нулевую ставку по налогу на прибыль и доходы физлиц от реализации акций, облигаций и паев. Плюс в прошлом году Банк России позволил НПФ вкладывать в акции эмитентов премиального сегмента РИИ до 5% пенсионных накоплений.

Второй сектор — роста — предназначен для компаний с выручкой до 10 млрд рублей. Приоритет отдается фирмам, демонстрирующим рост финансовых показателей; предприятиям, получившим поддержку от корпорации МСП, Фонда развития промышленности (ФРП), РЭЦ, РФПИ; производственникам и экспортерам. Как и в случае с РИИ, биржа и институты развития предлагают комплексный набор инструментов поддержки эмитентов. Например, ФРП может субсидировать купонные выплаты по облигациям (в размере до 2/3 ключевой ставки), а также предоставлять займы под залог ценных бумаг, торгуемых на бирже. 

Мы полагаем, что наиболее эффективным механизмом привлечения инвестиций для небольших компаний является выпуск облигаций. Его преимущества перед обычным кредитом хорошо известны. Во-первых, создается публичная история, что ведет к удешевлению дальнейших заимствований. Во-вторых, не требуется обеспечения. В-третьих, не возникает зависимости от одного кредитора. В-четвертых, есть возможность гибкого управления долгом в случае ухудшения конъюнктуры рынка. И, наконец, это приводит к росту узнаваемости бренда.

Одним из пилотных эмитентов сектора роста стала ИТ-компания InfoWatch (разработка решений в области информбезопасности) с выручкой 1500 млн рублей. Объем выпуска составил 400 млн рублей, срок до погашения — два года, первый купон — 14,5%.

 

Выйти в свет

Малые и средние технологичные компании не могут привлечь деньги с фондового рынка из-за низкой информированности о финансовых инструментах за пределами банковского кредитования, считает директор департамента корпоративных финансов ИК «Фридом Финанс» Сергей Носов

— Финансирование было и остается одной из самых серьезных проблем российского частного сектора. Потребность отечественного бизнеса в капитале сегодня оценивается примерно в 10 трлн рублей. Банки способны закрыть только половину этой суммы. Причем малым и средним компаниям, работающим в сфере цифровой экономики и, как правило, не обладающим достаточными залоговыми активами, рассчитывать на эти деньги не приходится.

Что может стать для них альтернативой? На наш взгляд, выход на фондовый рынок. Для этого есть ряд очевидных предпосылок. Во-первых, цифровой сектор сегодня является одним из наиболее привлекательных для инвесторов. Если мы посмотрим на список самых дорогих компаний мира, то увидим, что в первой шестерке пять представляют цифровой сектор: Apple, Google, Amazon, Microsoft и Facebook. Во-вторых, крупные технологические конгломераты сегодня крайне заинтересованы в получении новых идей и перспективных стартапов. Они нередко выступают в роли венчурных инвесторов (это мы видим и в России, где Mail.ru, например, вложилась в ZakaZaka, МТС — в Ozon.ru, Мегафон планирует купить больше половины в «Ситимобил» и т.д.). В-третьих, спрос инвесторов на IPO ИКТ-компаний сегодня превышает предложение в несколько раз. И это объяснимо. Акции почти всех фирм, разместившихся на биржах за последние полгода, приросли в цене на 25 — 100%.

Одним из наиболее эффективных инструментов выхода на фондовый рынок является андеррайтинг, который представляет собой современный метод привлечения финансовых вложений. Компания-андеррайтер выводит нуждающийся в инвестициях бизнес на биржу, полностью организационно сопровождая этот процесс — от аудита и подготовки необходимых документов до пост­рыночной поддержки и услуг маркетмейкера. Мы готовы заниматься дебютными выпусками бумаг от 50 млн рублей и полностью соответствуем международным стандартам андеррайтера. 

Несмотря на свою эффективность андеррайтинг сегодня не слишком популярен среди малых и средних компаний. На мой взгляд, ключевой причиной этого является низкая информированность бизнеса о финансовых инструментах и возможностях за пределами традиционного банковского кредитования. Кроме того, большой проблемой представляется прозрачность деятельности в ИТ-секторе. Отчетность большинства ИТ-фирм представляет собой учебник по налоговой оптимизации. Выручка — 200 млн рублей, чистая прибыль — 22 тысячи. При этом не важно, насколько интересен проект. Финансировать его с такими показателями в принципе невозможно.

 

Ключевые выводы исследования, проведенного Национальным центром цифровой экономики МГУ и посвященного готовности российского бизнеса к цифровой трансформации

1. Стратегические цели цифровой трансформации бизнеса определены, но программа их достижения не разработана.

2. Государственное регулирование, в частности налоговый режим, не благоприятствует развитию цифрового бизнеса.

3. Для бизнеса не характерно цифровое лидерство, примеры лидерства предприятий ограничены несколькими компаниями. Причина — в плохо организованном процессе распространения знаний и опыта цифровых преобразований среди предпринимателей.

4. Комплексный подход к развитию человеческого капитала в сфере бизнеса не сформирован.

5. Доля НИОКР и инноваций в российском бизнесе значительно ниже,  чем в европейских странах.

6. Дела с автоматизацией отдельных предприятий обстоят достаточно хорошо. Но есть проблемы с интеграцией данных, общими стандартами и так называемыми «силосами» (изолированными массивами) данных.

7. Есть большой интерес к новым технологиям, но развитие замедляет отсутствие собственного научного задела, программ обучения и интеграции с мировым научным сообществом.

8. Рынок электронной коммерции в России можно охарактеризовать как хорошо развивающийся. В числе его проблем — низкая покупательная способность граждан, неразвитые логистические каналы, низкие уровень доверия к интернет-магазинам и качество предлагаемой продукции.                 

Комментарии

Материалы по теме

В Свердловской области начал работать фонд инвестиций для малого и среднего бизнеса

День памяти предпринимательства

Ценность — в оперативности

Проектирование ресторана под ключ — работа для специалистов

Поддержали на уровне идеи

Как правильно выбрать франшизу в разных сферах деятельности расскажут на всероссийском форуме в Екатеринбурге