Не надо революций

Проблемы и перспективы юридического бизнеса

Проблемы и перспективы юридического бизнеса

На рынке юридических услуг естественным путем сформировался вектор консолидации — формат партнерских проектов

Тенденции и проблемы развития юридического бизнеса мы обсуждаем с генеральным директором Ассоциации «Налоги России» Игорем Теущаковым.

Под лупой сомнительности

— Игорь Леонидович, налоговое право по итогам исследования рынка юридических услуг вошло в тройку лидирующих практик по объемам выручки. Что влияет на спрос в этом сегменте?

— Активность налоговых органов. Раньше средний объем доначислений по результатам проверки среднего производственного предприятия составлял 5 — 10 млн рублей, сейчас 50 — 70 млн рублей. Уровень квалификации и подготовки к выходу на проверку налоговых инспекторов значительно вырос. При этом выиграть спор в суде стало сложнее: судебная система все чаще встает на сторону интересов бюджета. Еcтественно, налогоплательщики не хотят терять деньги. В 2016 году в нашей компании количество обращений по урегулированию спорных вопросов налого­обложения заметно увеличилось.

 — По какой причине чаще всего возникает налоговый спор?

 — Поводов для доначисления налогов стало намного больше. Налоговики рассматривают любые варианты, вплоть до оспаривания применения налоговой льготы. Однако чаще всего налоговые инспекторы ищут нарушения на предмет добросовестности налогоплательщика. Критерии выявления подозрительных контрагентов стали шире. Например, под подозрение может попасть контрагент, директор которого возглавляет несколько юридических лиц. Сделку с такой компанией налоговая начинает рассматривать под лупой сомнительности автоматически. Признаки схемы ищутся везде, где только можно. Если раньше сделки между аффилированными лицами считались просто рискованными и можно было ожидать требований в виде пересмотра цен, то сейчас такие сделки могут рассматриваться в качестве повода для отказа в предоставлении вычета НДС. Налоговому инспектору совершенно не важно, с какой целью предприниматель выстроил ту или иную юридическую конструкцию. Если выстроена схема, это однозначно плохо. Потому у налогоплательщика выход один — защищать свои интересы в досудебном или судебном порядке.

Самоочищение

 — Что происходит на рынке юридических услуг? На какие угрозы и вызовы приходится отвечать?

— Несколько лет назад на рынке юридических услуг в целом мы наблюдали наплыв специалистов, крайне слабо разбирающихся в предмете, в том числе и в сегменте налогового права. Не имея за плечами ни знаний, ни опыта, эти люди шли в суды и закономерно часто проигрывали споры. Налоговое право — сложная отрасль, это симбиоз знаний в области права, бухучета и основ экономики. Так что очищение рынка произошло естественным образом и достаточно быстро. Кто-то из этих специалистов нашел применение в менее сложной области права, кто-то совсем ушел из профессии.

Не сложился и еще один тренд. Некоторые крупные и средние компании решили отказаться от услуг сторонних юристов и создать собственные юридические подразделения. Предполагалось, что такие юридические службы будут как оказывать услуги создавшей их компании, так и зарабатывать на рынке. Не получилось. Как выяснилось, для реализации такого рода конструкции юридических знаний недостаточно, нужны навыки предпринимательской деятельности, к чему не все юристы оказались готовы. И многие собственники стали отказываться от такой модели. Месяц назад к нам вернулись два прежних клиента, которые как раз пытались пойти по такому пути. 

Главная же проблема рынка — дефицит кадров. Притом что объем предложений на рынке труда огромный, найти исполнителей нужной квалификации очень трудно. Мы попробовали обратиться за помощью к другим хорошо известным юридическим компаниям в регионе. Если раньше я воспринимал соседа по юридической площадке как конкурента, то сейчас — как партнера. Мы впервые в этом году стали довольно активно применять систему субподряда, то есть приглашать коллег из других компаний для выполнения конкретной работы. И самое главное — у меня уже нет как раньше опасения потерять клиента, потому что я знаю, что мой партнер во мне тоже заинтересован. Завтра у него появится дело, которое он без моей помощи решить не сможет, и ему нет никакого резона вести себя непорядочно. В итоге сформировался некий пул добросовестных компаний, которые работают и конкурируют честно. Как правило, такие договоренности заключаются на словах, потому что мы доверяем друг другу. Эти партнерства не носят обязывающий и постоянный характер. Несколько лет назад на рынке юридических услуг развернулась дискуссия о необходимости консолидации. На мой взгляд, рынок сам естественным путем нашел модель консолидации в форме партнерских проектов.

Кадровый состав тронулся

— В чем корни кадровой проблемы? Почему из вузов по-прежнему выходят специалисты недостаточной квалификации?

— Это общая проблема текущего состояния российского образования. Современная модель образования во многом построена по западному образцу, где большое количество времени отдается на самоподготовку. Без этого экзамен не сдашь: того, что профессор рассказал, недостаточно. В европейских и американских университетах для этого созданы специальные методики самоподготовки и необходимая материальная база. У нас же в большинстве вузов, может быть, за исключением московских, даже нормальных электронных библиотек нет. И наш студент во время самоподготовки садится и гуглит. Какой от этого навык, когда в сети одни и те же работы размещены, часто просто фейковые. На это накладывается и текущая экономическая ситуация в стране: из-за недостатка финансирования под флагом самоподготовки некоторые вузы просто сокращают объем лекций. Конечно, хорошо, что нашу высшую школу пытаются дотянуть до западных стандартов, но из-за недостаточной методологической базы и проблем с финансами качество образования ухудшается.

— Решит ли проблему качества юридических услуг реформа системы регулирования? Как известно, в последнем варианте предлагается перевести всех юристов в статус адвоката с обязательным членством в СРО. Таким образом предполагается поставить фильтр входа в профессию…
 
— В дискуссии о ведении адвокатской монополии взята пауза как минимум на два-три года. Но эта реформа не имеет никакого отношения к проблеме, о которой мы с вами говорим. Как показывает практика, адвокатские СРО не в состоянии отследить качество работы каждого члена, они вмешиваются лишь в большие резонансные конфликтные ситуации. Инициатива реформы принадлежит адвокатскому сообществу, которое в нашей стране имеет сильное лобби и совсем другие цели.

— Какие аргументы «против» в этой дискуссии приводит сообщество корпоративных юристов?
 
— Адвокатская деятельность не является предпринимательской, однако, по сути, является одной из форм самозанятости. Адвокат за редким исключением не вправе вступать в трудовые отношения. Реформа предполагает распространение этого правила на всех без исключения юристов, но это хорошо подходит только для специалистов в области уголовного права. Мы считаем, что для такой отрасли права, как налоговое, эта форма неприемлема. Работа в компании повышает эффективность специалиста. В нашей отрасли важнейшее значение имеет репутация, которая создается коллективно. Поэтому мы настаиваем на возможности выбирать разные организационно-правовые формы.            

Комментарии

Материалы по теме

Очистительная сила

АЦ «Эксперт-Урал» подготовил Рейтинг юридических компаний Урала и Западной Сибири по итогам 2014 года

Долги наши

Бедный юрик

Хотите научиться управлять — читайте Толстого

По понятиям ВТО

 

comments powered by Disqus