Русское бедное культурное

Театр

Художественный руководитель Пермского театра оперы и балета Теодор Курентзис с сентября 2019 года прекращает работу в этом качестве. Прикамье покидает последний представитель эпохи культурной революции

В письме, размещенном на сайте театра 21 июня, Курентзис обосновал уход непониманием со стороны властей региона: «Хочу поблагодарить всех тех людей, которые никогда не выходили на сцену, — тех, кто надел венок славы неизвестного. Обнять моих любимых солистов с надеждой, что что-то в их сердцах останется, оркестрантов, хористов, танцоров и всех коллег, которые мне доверились. Моих любимых пермских зрителей, которые прошли этот тяжелый путь со мной. <…> И, наконец, администрацию Пермского края, потому что без их полнейшего непонимания, отсутствия трепета и чуткости я никогда не нашел бы силы принять решение покинуть свой рай. <…> Я хотел создать что-то не для себя, а для людей, которые живут в этом городе. Я хотел помочь создать консерваторию, чтобы следующие поколения прекрасных музыкантов были пермяками, хотел дать стимул талантливым людям остаться здесь и развивать этот город. Я помню, как мне сказали: власть не считает это целесообразным <…>. Помню, однажды депутат заявил на заседании Заксобрания: Курентзис не стоит таких денег. Я его понимаю. Ибо есть люди, которые не различают понятия цены и ценности».

Непонимание

Конфликт стал относительно явным в конце прошлого года. Сначала власти передумали присваивать Курентзису звание почетного гражданина Пермского края. Затем после проверки контрольно-счетной палаты края по запросу регионального УФСБ театр обязали вернуть в казну около 20 млн рублей. А в декабре краевой Минкульт отказал в финансировании главной премьеры Дягилевского фестиваля — оперы «Лулу» Альбана Берга: далек он от пермского зрителя.

Один из упреков властей — «вы бываете у нас мало». Курентзис действительно чрезвычайно востребован в мире: параллельно работал с Венским филармоническим оркестром, Королевским оперным театром в Мадриде, Парижской оперой, фестивалями в Зальцбурге и Брегенце, а с 2018 года стал главным дирижером Симфонического оркестра Юго-Западного радио (Германия).

— У нас было несколько волн во взаимоотношениях, на каком-то этапе мы обсуждали, что нужно большее присутствие Теодора в Перми. Мне хотелось, чтобы сюда больше людей приезжало, не просто активные гастроли были. В театре не было репертуара на год, со стороны Теодора были к нам обоснованные претензии, конечно, со стороны репетиционной базы, по новым постановкам. И мы эти вопросы решали, я посчитал, что мы нашли общее понимание, но Теодор принял это решение, — говорил во вторник 25 июня на пресс-конференции губернатор Пермского края Максим Решетников.

Здание

Еще в 2017 году Курентзис заявил, что покинет Пермь, если для театра не построят новую сцену. Новое здание было одним из аргументов предложения переехать в Пермь, сделанного музыканту в 2011 году тогдашним губернатором Пермского края Олегом Чиркуновым.

Театр создан в 1870 году, новую сцену ему обещают уже больше 25 лет. Проведено несколько архитектурных конкурсов. В 2010 году победу одержало бюро известного британского архитектора Дэвида Чипперфильда. Это единственный проект, поддержанный Курентзисом публично. Но не прошло и пяти лет, как от проекта Чипперфильда отказались, решили строить другое помещение, однако и с ним возникли проблемы.

19 апреля этого года, уже на фоне зреющего конфликта, в администрации Пермского края прошло срочное совещание по поводу строительства новой сцены. По некоторым источникам, в нем принял участие художественный руководитель Михайловского театра в Петербурге и Новосибирского театра оперы и балета бизнесмен Владимир Кехман. Свой статус на совещании он не объяснил, зато представил новый проект театра — здание, напоминающее ангар с большим количеством стеклянных конструкций.

Кехман

Появление Кехмана, вероятно, тоже сыграло свою роль в решении Курентзиса об уходе. Напомним, в 2015 году Минкульт России отправил в отставку директора Новосибирского театра оперы и балета Бориса Мездрича из-за постановки оперы Вагнера «Тангейзер»: спектакль якобы «оскорбил» представителей РПЦ. Новым руководителем театра и стал владелец компании-банкрота JFC, импортера фруктов, и гендиректор Михайловского театра Владимир Кехман. Курентзис, работавший в новосибирском театре, открыто поддержал Мездрича и называл происходящее цензурой. А Кехман позже говорил, что Курентзис за время работы в Новосибирске «ничего не оставил театру и очень много оттуда забрал», поэтому «должен» новому руководству. Заметим, что с уходом Курентзиса из пермского проекта Владимир Кехман может воплотить давнюю мечту — объединить несколько крупных театров под руководством общей дирекции.

Между тем на той же пресс-конференции губернатор Решетников заявил, что «новая сцена нужна пермякам, мы ее будем строить вне зависимости от того, кто директор, кто художественный руководитель», и сообщил, что есть планы по привлечению к работе зарубежных архитекторов, и поддержку в этом оказывает Роман Абрамович

Революция закончена. Забудьте

Курентзис приехал в Пермь в разгар культурной революции.

— Пермь должна стать культурной столицей Европы в 2016 году. Я не хуже вас знаю, почему это невозможно, в том числе и по формальным признакам. <…> Власти нужны такие точки роста: благодаря концентрации силы и ресурсов на высокий мировой уровень в них поднимаются определенные отрасли. Культура — точно такой проект, причем сравнительно малозатратный, — заявил в начале 2010 года на первом и единственном международном форуме «Культура: миссии, перспективы, модели развития» Олег Чиркунов.

Тогда, с осени 2009-го по начало 2011-го, в Перми стартовали десятки фестивалей — художественных, театральных, литературных, музыкальных; был открыт новый театр «Сцена-Молот»; проведено множество дискуссий, концертов, представлений. Здесь начали работать театральный режиссер и продюсер Эдуард Бояков, музыкальный менеджер Александр Чепарухин, другие светила отечественной сферы культурного производства. В качестве идеолога процесса окончательно утвердился Марат Гельман, генеральным менеджером революции стал Борис Мильграм, назначенный главой краевого Минкульта (подробнее см., например, «Звезда и смерть культурной революции».)

— Пермь сейчас — именно та территория, где все возможно. Во-первых, здесь театр местного подчинения. Во-вторых, собралась большая команда людей, объединяющая лучших специалистов, музыкантов из России и Европы, — говорил Теодор Курентзис в интервью «Эксперт-Уралу» сразу после назначения на должность худрука театра в 2011 году (см. «Случай Курентзиса»). — <…> Мы готовим самый амбициозный проект, из когда-либо планировавшихся в этой стране. <…> Париж, естественно, красивее, чем Пермь. Но самое лучшее место — где можно воплощать то, что невозможно в других местах.  

 

 

 

Материалы по теме

Пермскую «Травиату» исполнят в Люксембурге

Зал культуры

Теодор Курентзис сохранил пост художественного руководителя Пермского театра оперы и балета

Пермский театр оперы и балета обещал поддержать президент

Пермский театр: четыре балетные и три оперные премьеры

Пермский musicAeterna номинирован на Opera Awards