От идеи до внедрения

Региональные стратегии

Региональные стратегии

Как активизировать цифровизацию промышленности в Свердловской области и подготовить кадры с новыми компетенциями

Минпромторг РФ в августе намерен внести в правительство проект «Цифровая промышленность», подготовленный в рамках нацпроекта «Цифровая экономика». Документ проходит публичные обсуждения. Проект предусматривает развитие по двум ключевым направлениям: трансформация обрабатывающих мощностей, интеграция и развитие платформы «Информационная система промышленности», которую планируют сделать сервисной. Сейчас нацпроект «Цифровая экономика» включает шесть федеральных проектов: «Информационная инфраструктура», «Цифровые технологии», «Цифровое государственное управление», «Нормативное регулирование цифровой среды», «Кадры для цифровой экономики» и «Информационная безопасность». Всего на его исполнение планируется потратить более 1,6 трлн рублей. Напомним, прошлогоднее исследование Минпромторга показало, что затраты более половины промпредприятий России на цифровизацию не превышают 1% от их бюджета. О «цифровой зрелости» промышленности и препятствиях к внедрению инноваций «Э-У» рассказал первый проректор Уральского федерального университета Сергей Кортов.

— Сергей Всеволодович, России непросто дается переход к цифровой экономике — у нас нет глобальных цифровых платформ, мало компаний, работающих на новых высокотехнологичных рынках. В основном цифровизация производственно-технологических процессов идет в информационно-коммуникационной сфере, финансах, торговле, ЖКХ. Как ускорить эти процессы и вовлечь в них максимум отраслей экономики? Как готовится к преобразованиям свердловская промышленность?

 — У цифровизации есть три этапа. Первый — создание сервисов и инфраструктуры. Второй — формирование платформ, то есть агрегаторов. Третий — внедрение искусственного интеллекта. Исключений нет, во всем мире проходят эти три этапа. Свердловская область пока находится на первом, Москва — на втором, это самый продвинутый субъект РФ в области цифровизации.

 Вы правы, есть несколько отраслей, которые наиболее активно внедряют цифровые технологии. Например, в ЖКХ идет очень резкий переход с первого этапа на второй. Платформенные решения успешно применяются в логистике, банкинге, при оказании госуслуг населению. Очень большие перспективы у цифровизации образования. Кто первый создаст платформенные решения для навигации в этой сфере и индивидуализации образовательной траектории, получит очень большой рынок. Но промышленность пока отстает.

Вызов, на который предстоит ответить

 — Банкинг движется к третьей стадии. В чем причина столь резкого скачка и почему промышленность буксует?

— От платформенных решений банки идут к искусственному интеллекту, в том числе в нашем регионе. Так, Сбербанк начинает заменять определенные функции форматами искусственного интеллекта. А промышленность лишь подступается к первому этапу. Вот показатель — индекс по продажам роботизированных устройств. По всей России продано 600 промышленных роботов. Мировой рынок — 250 тыс. роботов. Есть и второй показатель — плотность роботизации на 100 тыс. населения. В России он пока в 70 раз меньше, чем в среднем по миру. А если сравнивать с Южной Кореей, а она бесспорный лидер, то меньше в пятьсот раз. С точки зрения внедрения информационных технологий в промышленность, мы сильно отстаем даже от среднемирового уровня. Это настоящий вызов, на который нам предстоит ответить.

 Уверен, что в области коммунальных услуг и вообще услуг населению, госуправления регион скоро сравняется с Москвой, которая входит в пятерку самых цифровизованных агломераций в мире. Свердловские власти первыми заявили о необходимости внедрения передовых технологий на всей территории области. Еще до нацпроекта «Цифровая экономика» по инициативе губернатора Евгения Куйвашева совместно с Уральским федеральным университетом была разработана концепция программы «Умный регион». Документ предусматривает работу по трем направлениям. Первое — формирование системы цифровых сервисов для населения, бизнеса и органов власти. Второе — трансформация области в центр научных, технологических и производственных компетенций в сфере цифровой экономики. Третье — развитие системы коммуникаций, превращающих регион в центр международных и федеральной активностей по тематике «умных решений». Цель, поставленная главой региона, звучала следующим образом: «Выстроить новую систему взаимодействия между муниципалитетами и преодолеть так называемую угрозу цифрового неравенства между крупными и малыми городами». Должна быть создана общая территория инновационного развития. Итог — повышение качества, комфорта, безопасности жизни людей, упрощение взаимодействия граждан и организаций с государственными структурами. Это позволяет сократить издержки бюджета и повысить эффективность государственных услуг.

Важно понимать: если производство в ближайшее время не будет целевым образом трансформироваться, мы потеряем в производительности труда навсегда

Для цифровизации промышленности нам предстоит еще очень много сделать. Важно понимать: если производство в ближайшее время не будет целевым образом трансформироваться, мы потеряем в производительности труда навсегда. Или выберем догоняющую модель, которая будет основана на использовании зарубежных технологий. Это сделает нас зависимыми от стран-производителей. Тем более сейчас во всем мире внедряются технологии цифровых двойников, а это значит, что производитель может управлять устройством, которое вы купили, из любой точки земного шара. Фактически вам в любой момент могут отключить использование этого устройства. Нельзя полностью полагаться на зарубежные технологические решения, недаром принят закон о критической информационной инфраструктуре. Это не только конкурентоспособность, это более серьезная проблема прямого воздействия на социально-экономические процессы в стране. Мы пытаемся менять ситуацию. УрФУ, например, создал региональный центр цифровых технологий машиностроения. Сейчас мы начинаем работать с уральскими предприятиями.

 — Назовите свердловские компании, которые активно внедряют новые технологии.

— Группа Синара, Уральский дизельмоторный завод, «Уральские локомотивы» (СП Группы Синара и концерна Сименс АГ), НПО автоматики, Уральский оптико-механический завод (УОМЗ). Начинаем работать с Уралмашзаводом. Присматривается к этой истории ФГУП ПО «Уралвагон­завод». Он слишком большой, чтобы быстро перестроить производственные процессы на новый уровень. Это очень капиталоемкая трансформация. Движение, безусловно, началось. Но его ускорение требует серьезных решений и на уровне государства, и на уровне корпораций.

— А почему финансовые организации так быстро перестраиваются?

— Они находятся в конкурентной среде. А здоровая конкуренция — главный акселератор всех этих историй. Хоть глобальная, хоть локальная, но конкуренция должна быть. Никто не будет перестраивать свой технологический процесс, если для него не будут созданы внешние угрозы. Не сможешь конкурировать, уйдешь с рынка. Все просто.

— Кроме конкуренции нужны инвестиции, и достаточно большие.

— Должны быть льготные условия для тех, кто инвестирует в цифровую трансформацию. Например, отрасль информационно-коммуникационных технологий имеет льготу по НДС. А промпредприятие, которое начинает трансформировать свой технологический процесс, цифровизовать его, никаких льгот не имеет. Пожалуйста, из прибыли делайте или под полноценный банковский процент. Можно обратиться в Фонд развития промышленности и получить заем под льготные проценты, найти форматы компенсации через формы господдержки. Но это не массовая история. Инвестиций в стране в принципе мало. А инвестиции в цифровые технологии окупаются не очень быстро.

Творческая компонента

— Предположим, предприятие инвестировало в цифру. А есть ли у него специалисты, способные быстро перестроиться под «Индустрию 4.0»?

— Эта тема еще более важна, чем инвестиции и конкуренция. На предприятиях, с которыми мы начинаем работать, происходит массовая трансформация конструкторских отделов. Просто там нет людей, которые могут работать с цифровым контентом, технологическими и программными продуктами, которые требуются. Даже если предприятие купит под ключ эту систему, ему придется сократить значительное количество работников всех уровней. Потому что их уровень компетенций не адаптирован к этому уровню требований. А это уже социальный риск.

— А если внедрять технологии постепенно?

— Их нельзя внедрять пятьдесят лет. Они внедряются два-три года, затем еще пару лет идет отладка. За пять лет, условно говоря, у вас должны полностью измениться компетенции персонала. Как вы это будете делать? Это очень непросто.

— УрФУ уже вовлечен в этот процесс. Общение «Э-У» с компаниями показывает, что существенно растет спрос на специалистов, способных не только выполнять стандартные операции, но и находить решения для нестандартных задач.

— Растет спрос на людей, имеющих творческую компоненту в своей системе образования. Этот тренд будет резко увеличиваться, поэтому сейчас в университете внедряются три типа образовательных и развивающих программ. Первый тип — проектное обучение. Кроме изучения обязательных предметов, необходимо создать и реализовать свой проект. Не нарисовать на бумаге, а сделать руками и внедрить. То есть пройти путь от идеи до внедрения. Второй тип — связан с проектом «Акселератор УрФУ». Нужно не просто изделие создать, нужно найти для него рынок. Если хотите — создать бизнес и продать его. Это профессиональная программа для технологических стартапов и разработчиков по ускорению развития инновационных проектов. Третий тип — индивидуальная образовательная траектория. Можно выбрать путь собственного развития, опираясь на возможности университета, как кубики используя образовательные модули, из которых складывается индивидуальная траектория.

Создать среду

— Все эти процессы требуют цифровизации университета?

— Мы обсуждаем создание цифровой платформы под названием «Цифровой университет», которая помогала бы выстраивать образовательные траектории, коммуникации в управлении ресурсами для этой деятельности. Кроме того, перестраиваем образовательный и исследовательский процессы и развиваем на базе университета различные технологические и инжиниринговые центры, чтобы создать профессиональную среду для развития максимального количества грамотных специалистов. Но это мы с вами говорим о людях, которые учатся сейчас. Не менее важно говорить и о тех, кто сейчас работает: им надо будет переучиваться.

— Но вы ведь, например, уже создали центр по обучению государственных и муниципальных служащих.

— Создали. Но нужен заказ от государства на пять-шесть лет, чтобы учебные заведения Свердловской области могли сориентироваться. Кроме того, переподготовка госслужащих и переподготовка кадров для промышленности — разные вещи. Содержание программ зависит от отраслей промышленности. То есть в идеале сначала нужно обсуждать и принимать отраслевые стратегии цифровизации. После этого университеты смогут выстроить модели повышения квалификации и подготовить программы.

— Это идеальная конструкция, но начинать работать с компаниями нужно уже сейчас.

 — Пытаемся договориться с крупными игроками, в общем, у нас получается. Где-то в качестве инициативы предлагаем: давайте обучим главных конструкторов завода, чтобы вы понимали, что это такое, чтобы сформировалась потребность в получении цифровых навыков.

Уральское Сколково

— Экспертное сообщество активно предлагает развивать трансфер оборонных технологий и диверсифицировать ОПК, тогда у нас будет больше возможностей для технологического прорыва. Этот путь прошли США, Япония, европейские страны.

— Оборонный комплекс построен по другому принципу. Главный критерий — не прибыль, а достижение нужного уровня безопасности РФ, естественно, при оптимальных расходах. Сочетать два этих принципа управления хозяйственной деятельностью — чрезвычайно трудная задача. Из свердловских предприятий наиболее успешно ее решает УОМЗ. Это предприятие имеет и достаточно мощный оборонный потенциал, и успешные конверсионные программы, и большую номенклатуру гражданской продукции. Пока это единичные истории. Они индивидуальны и зависят от огромного количества факторов, включая личные качества топ-менеджеров.

Предприятия ОПК способны обеспечить импортозамещение в критической сфере, например, в энергетике. Но в массе своей перейти на выпуск гражданской продукции в экономически оправданном формате им будет сложно. В настоящее время нет системы трансфера технологических решений из оборонной отрасли в гражданскую. Или ставится задача на государственном уровне. Например, создать широкофюзеляжный лайнер гражданского назначения. И тогда очень многие решения, которые были применены для военных самолетов, будут использованы для гражданского проекта. Либо мы говорим о развитии малого технологического предпринимательства как об одном из самых эффективных инструментов перевода военных технологий в гражданскую сферу.

Сейчас мы обсуждаем эту тему с военным технополисом «ЭРА». Возьмутся ли они за эту благородную задачу — создать внутри технополиса пространство для развития не только военных технологий, но и технологий конверсионных, пока окончательное решение не принято. В этот же процесс могут включиться крупные университеты, имеющие опыт и инфраструктуру для разработки как военных, так и гражданских технологий.

— Отличный пример — Инновационный научно-технологический центр (ИНТЦ), аналогичный проекту «Сколково», который УрФУ развивает совместно с министерством инвестиций и развития Свердловской области.

— Он и позволит превращать результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ в высокотехнологичные продукты и производства. Полномочный представитель президента РФ в УрФО Николай Цуканов метко назвал ИНТЦ «Уральским Сколково». Федеральное законодательство, которое обеспечивает реализацию нацпроекта «Наука», позволяет тиражировать формат инновационного центра «Сколково» в российских регионах. Это достаточно востребованный формат, бизнес может воспользоваться теми же льготными условиями, что и резиденты «Сколково».

— А если будут созданы новейшие технологии для гражданской промышленности, как они будут внедряться в жизнь?

 — Они должны имплементироваться в действующие бизнес-структуры. Или должны выращиваться компании-чемпионы, где эти технологии будут активно внедряться.

На базе индустриальных партнеров

— В каких площадках на Иннопроме-2019 и Глобальном саммите производства и индустриализации (GMIS) принимает участие университет?

— У УрФУ три мероприятия в рамках GMIS и шесть на Иннопроме, с различными партнерами. Один из партнеров, например, — «СКБ Контур». Будем обсуждать образование в эпоху цифровизации, как бизнес может влиять на образовательный процесс: опыт сотрудничества ведущих вузов и ИT-компаний. На другом мероприятии нас ждут лучшие практики ускорения инновационно-технологического развития компаний. Еще один тематический трек будет связан с новыми требованиями к профессиональным компетенциям человека в условиях технологической революции. Вопросов много. Например, готова ли система образования предложить интегрированные решения для профессионального и личностного роста? Или какова роль soft skills в формировании образовательных программ будущего? Традиционное мероприятие — конкурс инновационных идей «Минута техно­славы». Мы проводим его совместно с правительством Свердловской области.

Кроме того, будут подписаны семь соглашений с крупными компаниями, в том числе с Росатомом, Русской медной компанией, Siemens и т.д. Безусловно, главное соглашение — о создании на базе УрФУ межрегионального научно-образовательного центра мирового уровня — будет подписано между тремя субъектами РФ: Свердловской, Курганской и Челябинской областями. НОЦ будет создан на основе кооперации с мировыми научно-образовательными центрами, академическими институтами УрО РАН, ведущими региональными и международными корпорациями при поддержке федеральных и региональных органов власти. Проект будет представлен на Иннопроме.

— О роли бизнеса в образовании: «СКБ Контур» создает «Контур парк». Можно ли его использовать, например, для организации проектного обучения?

— Надеюсь, мы договоримся, что инфраструктура «СКБ Контура» в рамках партнерских отношений будет предоставлена УрФУ для реализации проектного обучения. Ведь его невозможно реализовать в университете, только на базе индустриальных партнеров. Не исключено, что в «Контур парке» со временем будут размещаться и стартапы.          

Материалы по теме

Власти Свердловской области реанимируют региональный венчурный фонд

Не расплескать мощность

Свердловская область заняла третье место на всероссийском конкурсе Russian Event Awards

«Ласточки» собираются в путь

Летние маршруты Большого Урала

Уничтожает ВИЧ