Наши «японцы»

Опыт международного бизнес-сотрудничества

Опыт международного бизнес-сотрудничества

Станкостроительное производство на Урале показывает возможность привлечения и внедрения передовых зарубежных технологий

Корпорация «Пумори» (Екатеринбург) занимается созданием на машиностроительных предприятиях России эффективных инновационных производств. С этой целью сотрудничает с ведущими мировыми производителями станкоинструментальной продукции из Японии, Германии, Нидерландов, Италии, Индии, поставляя на оте­чественные заводы современное оборудование. «Для нас простая перепродажа — неинтересный заработок, — говорит генеральный директор компании “Пумори-инжиниринг инвест” (входит в корпорацию “Пумори”) Владимир Ревзин. — Нам интересно разрабатывать и внедрять комплексные инжиниринговые проекты на российских заводах».

С недавнего времени корпорация реализует проект по производству на своей площадке в Екатеринбурге японских станков Okuma. Владимир Ревзин рассказал о том, насколько тернистым оказался этот путь.

Владимир Борисович, как возник проект российского производства станков «Окума-Пумори»? Кто был его инициатором — российская или японская сторона?

— Идея возникла в 2007 году. По сути, это было совместное предложение руководства «Пумори» и правительства Свердловской области. Тогда состоялась поездка делегации Свердловской области во главе с губернатором Эдуардом Росселем в Японию. В составе делегации был и генеральный директор корпорации «Пумори» Александр Баландин. Гости посетили компанию Okuma, которая входит в тройку ведущих японских производителей станков. Японцам было сделано предложение организовать в Екатеринбурге совместное станкостроительное производство. Японцы пообещали его изучить.

Через некоторое время по заданию президента Okuma господина Ханаки три представителя компании прибыли в Россию, объехали и осмотрели множество российских предприятий, в том числе и нашу производственную площадку, на предмет возможности организации станкостроительного производства. Пообщались с директорами уральских машиностроительных предприятий — потенциальных потребителей. В итоге японцы откровенно сказали, что с их точки зрения Россия пока не готова к производству такого сложного продукта, как металлорежущее оборудование с числовым программным управлением (ЧПУ), на том уровне, на каком оно производится предприятиями Okuma. По сути, нам отказали.

Наша компания — эксклюзивный дистрибьютор Okuma в России. Мы периодически встречаемся с представителями производителя, обсуждаем вопросы продвижения продукции на нашем рынке. И каждый раз мы снова и снова поднимали вопрос об организации совместного производства. В конце концов наше упорство привело к тому, что в 2011 году было подписано соглашение о начале работ по проекту Okuma-Пумори. Японцы не пошли на создание совместного предприятия, но мы договорились о подписании с нами лицензионного соглашения.

Началось все с маркетинговых исследований. За год была проведена большая подготовительная работа: мы определились с номенклатурой выпускаемого оборудования (обосновали японской стороне, что именно эти станки будут пользоваться в России наибольшим спросом), согласовали этапы локализации производства. Выбрали для производства эконом-серию станков Genos (высокоточные станки японцы нам пока не доверяют). Сотрудники нашей корпорации прошли специальное обучение на предприятиях Okuma.

В итоге было создано не совместное предприятие, а производственное подразделение в рамках компании «Пумори-инжиниринг инвест», начавшее выпускать станки под торговой маркой «Окума-Пумори».

В 2013 году мы собрали в Екатеринбурге первый станок Genos L-300M, на следующий год — уже 11 станков и начали частичную локализацию производства. Через год выпустили 26 станков. В 2016 году официально открыли серийное производство «Окума-Пумори» и произвели 34 станка. В планах этого года — 40 станков. Мы арендовали дополнительные площади, оснастив их самым современным оборудованием. Сегодня можем производить ежегодно до 200 станков, но пока нас сдерживает спрос.

Поначалу нам не очень-то доверяла японская сторона, их специалисты приезжали и проверяли каждый собранный нами станок, переиспытывали его после наших испытаний. С опытом качество выпускаемых станков становилось достаточным и стабильным. Японцы стали приезжать только раз в квартал и проводить лишь выборочную проверку. А сейчас японская сторона осуществляет контрольный надзор — раз в полгода. Японцы говорят, что качество производимого оборудования соответствует всем необходимым требованиям и на нашу продукцию можно давать двухлетнюю гарантию, которую традиционно предоставляет Okuma.

— Насколько станки Genos, производимые у вас, отличаются по цене от тех, которые завозили в Россию с зарубежных предприятий Okuma?

— Наши дешевле на 15 — 20%. В части сервисного обслуживания — одинаково. Мы обслуживаем как наши станки, так и импортные.

Великий советский станок в помощь

— Если честно, зачем вам нужно было возиться с организацией у себя этого производства? Не проще ли было продолжить закупать из-за границы готовые станки Okuma по заказу российских предприятий?

— Еще задолго до того, когда против нашей страны были введены санкции, мы выступали за возрождение российского станкостроения, за то, чтобы выпускать собственный высокотехнологичный продукт.

Мы сами разрабатываем и производим современный металлорежущий инструмент. Поэтому естественным путем мы шли к идее производства металлорежущего оборудования, с тем чтобы комплексно обеспечивать наших клиентов российским продуктом. А когда была объявлена государственная политика импортозамещения, мы поняли, что оказались в тренде и не зря потратили на эти цели деньги — многие десятки миллионов рублей. Сейчас наша корпорация вошла в реестр Минпромторга России с серией из пяти моделей станков Genos как отечественный производитель. Попадание в реестр позволяет нам поставлять эти станки тем российским предприятиям, которые ограничены федеральным законодательством в части приобретения импортного оборудования.

— Какой сейчас уровень локализации производства станков «Окума-Пумори»?

— Мы защитили 43%, хотя достаточно не менее 30%. Федеральный закон требует от нас к 2021 году довести уровень локализации до 70%. Пока справляемся, движемся в этом направлении. Японцы разрешили нам в принципе производить все, за исключением систем ЧПУ и шарико-винтовых пар. Сказали, что это навсегда останется за ними.

— Кому в России вы заказываете изготовление комплектующих?

— Наши поставщики — со всей страны. В Свердловской области — производственное объединение «Октябрь» (Каменск-Уральский), екатеринбургские завод трансформаторов и магнитопроводов, Пневмостроймашина. Мы сами выпускаем ряд узлов и деталей. На Иннопроме-2017 планируется в том числе обсуждение вопросов локализации производимого в России совместно с иностранными партнерами оборудования. В рамках этого мероприятия планируем достичь договоренностей с российскими предприятиями.

— Японцы вмешиваются в этот процесс?

— Нет. Главные требования от них — чтобы были соблюдены качество и конфиденциальность: их разработки и решения не должны уйти на сторону.

— Вас ограничивают в географии сбыта произведенных станков?

— Можем продавать хоть где. Но пока получается только в России и Казахстане. Наши потребители — это и частные предприятия, оказывающие услуги металло­обработки, и предприятия с государственным участием различных сегментов машиностроения (транспортного, энергетического, автомобиле- и приборостроения) и даже заводы по изготовлению медицинского инструмента и оборудования.

Дело в том, что те японские станки, которые мы выбрали для производства в нашей корпорации, явились последователями того самого великого станка, на котором базировалась до вчерашнего дня вся отечественная промышленность, — это легендарный, универсальный токарный станок 1К62, позже он преобразовался в 16К20. Genos L-300M — это тот же станок 1К62, но только XXI века, с суперсовременной русскоязычной системой ЧПУ, закрытой зоной резания, качественно иными возможностями. У него появилась револьверная головка на 12 позиций, возможность работать с приводным инструментом, поэтому он может не только точить, но и фрезеровать, сверлить, нарезать резьбу. Один такой станок способен заменить целый участок из пяти старых универсальных станков.

Чтобы знали

— Такое высокотехнологичное оборудование требует нового подхода в подготовке рабочих кадров. Как вы этому способствуете?

— У нас есть учебный центр, где проходят обучение представители заказчиков. Обычно на это требуется одна-две недели. Другой вариант — наши специалисты выезжают к клиенту, и процесс обучения проходит там.

Отдельная тема — создание нашей корпорацией совместно с ведущими техническими вузами России федеральной сети учебно-демонстрационных центров. Эту идею по инициативе генерального директора корпорации «Пумори» Александра Баландина мы продвигаем с 2007 года, когда был открыт первый учебно-демонстрационный центр в Пермском государственном техническом университете (ныне Пермский национальный исследовательский политехнический университет). Потом аналогичные центры были созданы в Екатеринбурге, Омске, Санкт-Петербурге, Москве, Владивостоке. В этом году планируем открыть центр в Волгограде. В такие центры мы поставляем современное оборудование, оснащаем их инструментом. И университеты могут на этом оборудовании обучать как студентов, так и преподавателей.

— Для вас это большие траты. В чем выражается отдача?

— Это хороший способ продвижения компании как инжиниринговой. Важно, чтобы высококвалифицированные рабочие уже со студенческой скамьи знали, что такое современные технологии, оборудование и инструмент и кто сегодня на российском рынке занимается его производством и поставками.

— Десять лет назад правительство Свердловской области практически в ручном режиме содействовало организации сборки японских станков на базе вашей корпорации. Как сегодня региональные власти помогают вашей работе?

— У нас постоянные контакты с областным министерством промышленности и науки. Нас приглашают на встречи, которые проходят с участием большого числа машиностроительных предприятий, являющихся нашими сегодняшними или потенциальными клиентами. Нам предоставляют право выступить на таких встречах и показать наши возможности. Для нас это очень ценно.

Кроме того, присутствие представителей государственной власти на наших встречах с японскими партнерами оказывает положительное влияние. Японцы видят, что корпорация «Пумори» пользуется правительственной поддержкой. И для нас, и для наших партнеров это очень важно! Мы уверены, что такая системная, слаженная работа гарантированно приведет к цели — качественному и современному техническому переоснащению российского машиностроения.                 

 

Комментарии

Материалы по теме

Минпромторг заставит оборонщиков покупать российские станки

Спокойно, я Дубровский

В Екатеринбурге пройдет форум и выставка «Станкостроение. Обработка металлов - 2015»

Группа СТАН: эффект синергии и перспективы отечественного станкостроения

На челябинском ПО «Маяк» будут делать станки

Бог из машины

 

comments powered by Disqus