Послушайте!

О добродетели

Философы столетиями размышляли, что такое добродетель. Платон и Сократ причисляли к ним мужество, умеренность, справедливость и мудрость. Аристотель разбил их на два рода — нравственные (мужество, щедрость, великодушие, справедливость, дружественность) и умственные (мудрость, благоразумие, способность к науке и искусству). Одновременно он указывал, что добродетели содержат не только путь к счастью, но и важную часть самого счастья. Спиноза под добродетелью понимал любовь к богу (или природе): у него она была идентична пользе. Кант же заключил, что она есть моральная твердость в следовании долгу. Бен Франклин в автобиографии писал о 13 добродетелях: к ним он отнес молчание, порядок, решительность, искренность, а еще спокойствие и скромность.  

Нам бы хотелось поговорить о добродетели, которую доселе мы в списках не обнаружили. На современном этапе развития российского общества и российской экономики она выглядит определяющей. Речь об открытости. Именно открытость в самом широком ее понимании и являет собой сегодня, как нам кажется, аристотелевский путь к счастью.

Герои и комментаторы номера, который лежит перед вами, так или иначе говорят об открытости — в экономике, науке, пространственном развитии. Для интенсификации сотрудничества с Индией и Китаем мы должны снять ряд барьеров и попытаться понять их нужды и — главное — мысли. Для эффективного развития городов властям пора перестать готовить планировочные проекты в условиях совершенной секретности и выйти к жителям с открытым забралом. Прежде чем пускаться в опаснейшие манипуляции с организацией науки следовало в первую очередь обратиться к ученым. А при проведении политики импортозамещения нельзя ограничивать конкуренцию и не замечать, что мир ушел далеко вперед.

Общественная открытая дискуссия — вот в чем сегодня остро нуждаются и регионы, и страна в целом. Ее необходимо организовать хотя бы для того, чтобы сформировать видение будущего. Когда его нет, все остальное — частности. Мы уже жили в таких условиях в 98-м. Тогда действующая модель развития тоже сломалась, и что делать дальше, никто не знал. «Но тогда у нас было куда большее ощущение свободы, — сетовал пару лет назад на нашей конференции директор Института рынков НИУ ВШЭ Андрей Яковлев. — Люди были готовы говорить друг с другом, обсуждать сценарии развития и вырабатывать некоторые прагматические решения». Быть может, именно эта открытость и помогла нам тогда быстро выбраться из ямы. Быть может, именно этой добродетели нам сейчас и не хватает.  

 

 

Комментарии
 

comments powered by Disqus