Новые фигуры для магараджи*

Россия — Индия

Россия — Индия

Торгово-экономические отношения России и Индии, несмотря на статус привилегированных, развиваются только в нескольких сегментах. Партнерство регионов нуждается в снятии ограничительных барьеров и дополнительной стимуляции

Индия намерена «перейти от обычных отношений с Россией в формате “покупатель — продавец” к таким, при которых сможет изготавливать продукцию (оборонную. — Ред.) непосредственно на своей территории». Официальное заявление, сделанное индийским послом в РФ Панкаджем Сараном на Петербургском форуме в июне, характеризует нынешний уровень экономического взаимодействия двух стран. Главный посыл — приоритетным для Индии остается сотрудничество с российским ВПК (началось с середины 1950-х). Это логично: индийская армия на 70% оснащена российским оружием. Продукция ВПК РФ занимает лидирующие позиции на индийском рынке (54% всех закупок). В структуре оборонного экспорта более 70% составляют высокотехнологичные товары. Россия собирает на территории Индии танки Т-90 (пока из российских машинокомплектов), самолеты Су-30мк, ведется совместная разработка ракет BraMos. Согласован и планируется к подписанию в этом году контракт по проекту российско-индийского истребителя FGFA. Индийские ВВС заинтересованы в покупке около 200 таких истребителей. Подписано соглашение о создании совместного производства вертолетов Ка-226Т. Уполномоченной компанией от индийской стороны является государственная компания HAL.

Индийское правительство вкладывает в масштабное перево­оружение 30 млрд долларов: цель — стать мировым экспортером современного оружия (входит в десятку стран с крупнейшими военными расходами). Южноазиатское государство стремится максимально зарядить научно-технический оборонный комплекс, включая «натурализацию» зарубежных идей и НИОКР.

— В условиях жесткой конкуренции надо учитывать нарастающую активность, прежде всего со стороны США, Франции и других ведущих экономик, — предупреждает главный научный сотрудник сектора социально-экономических проблем Института мировой экономики и международных отношений РАН Елена Брагина. — Решение правительства Нарендры Моди повысить долю иностранного капитала в индийских компаниях с 26 до 49% усилило интерес внешних инвесторов, в том числе к оборонному сектору.

Т-90 экспортный

В этих условиях Россия опирается на многолетний опыт взаимного сотрудничества и высокий уровень политического доверия. «Россия — одно из самых важных для Индии направлений сотрудничества в мире, — подтверждает Панкадж Саран. — Связи с Россией — постоянный фактор нашей внешней политики, они остаются неприкосновенными, несмотря ни на какие ветры в международной обстановке».

Но успешного партнерства в одной-двух сферах (вслед за ВПК называют сотрудничество в атомной отрасли) недостаточно для выстраивания полноценных двухсторонних отношений, независимых от третьих стран, устойчивых к кризисам и сменам глобальной конъюнктуры. По мнению авторов исследования «100 тезисов о российско-индийских отношениях», подготовленного Российским советом по международным делам (РСМД) в рамках проекта «Россия и Индия: к новой повестке двусторонних отношений», существующая модель взаимодействия во многом себя исчерпала:

— Для прогресса необходимо обновление стратегической парадигмы, реформа механизмов сотрудничества. Качественный скачок возможен, если формировать портфель проектов исходя из потребностей экономического обновления России и Индии. Совместные начинания должны развивать глобальные конкурентные преимущества двух стран и решать их задачи перехода на новые модели развития.

Чтобы понять, как сделать отношения более эффективными, «Э-У» встретился с индийским послом в РФ, опросил ведущих экспертов по Индии, представителей бизнеса, работающих на рынках Южной Азии, специалистов институтов и аналитических компаний, которые изучают двухсторонние связи и способствуют их развитию.

Ограниченная номенклатура

В России зарегистрировано более 200 компаний с участием индийского капитала, в том числе в секторе торговли и услуг, производстве продуктов питания, медикаментов и легкой промышленности.

— Крупнейшим инвестиционным проектом с участием индийского капитала является «Сахалин-1», куда инвестированы 1,7 млрд долларов. В феврале 2013 года НК «Роснефть» предложила индийской ONGC совместную разработку месторождений нефти Магадан-2 и Магадан-3 в Охотском море. В 2014 году решено расширить взаимодействие между Роснефтью и ONGC в нефтяной сфере и увеличить поставки сжиженного природного газа в Индию. Первые партии СПГ ежегодным объемом около 2,5 млн тонн могут уйти в Индию уже в 2017 году, — оценивает партнерство двух стран директор отдела исследований рынка компании CBRE Олеся Дзюба.

Кроме того, в декабре 2014 года подписано долгосрочное соглашение о поставке в Индию 10 млн тонн нефти в год сроком на десять лет. Речь идет об организации энергомоста при участии третьей стороны (например, Китая), которая будет получать российскую нефть, а свою поставлять в Индию, что уменьшит транспортное плечо. Поставки Роснефти могут покрыть около 5% потребности Индии в нефти.

В сегменте фармацевтики стоит выделить СП Aurospharma Company по производству лекарственных препаратов, преимущественно дженериков, что позволяет России экономить бюджетные средства за счет отказа от закупок дорогостоящих оригинальных препаратов. Компания планирует реализовывать продукции на сумму около 1,9 млрд долларов в год.
 
В целом потенциал развития сотрудничества двух стран высок. Во-первых, на фоне санкций будут расширяться возможные спектры взаимодействия между странами, во-вторых, в сфере международных отношений между Россией и Индией практически нет противоречий, а официальный Дели отказался поддерживать санкции против России, что свидетельствует о заинтересованности индийской стороны в сотрудничестве с Россией.

По словам Панкаджа Сарана, сотрудничество Москвы и Нью-Дели в сфере энергетики вышло на новый уровень, самый высокий за последние 20 лет: «Это означает, что при наличии политической воли мы сможем поднять сотрудничество в тех секторах, которые нам важны. Еще одна успешная область партнерства — выработка атомной энергии, строительство АЭС. Это та область, в которой мы можем гордиться успехами. У нас будет 12 атомных реакторов, построенных с помощью России».

— Несмотря на громкие заявления о дружбе и успешные длительные отношения двух стран, товарооборот с Россией остается на довольно невысоком уровне уже много лет, — выражает озабоченность первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский. — Для сравнения товарооборот Индии с США составляет примерно 50 млрд долларов в год, столько же с ОАЭ, то есть более чем в десять раз превышает российско-индийский. Торможение развития можно списать на множество факторов, включая политические.

Мировая практика показывает: внешнеэкономические связи обретают устойчивую инерцию, когда товарооборот между государствами достигает объема 17 — 18 млрд долларов. На этом фоне Россия и Индия пока выглядят скромно: 7,8 млрд долларов по итогам 2015 года. «Ситуация в торговле между странами неоднозначная, — признают в Минэкономразвития РФ. — По итогам 2015 года Индия поднялась на два места, став 17-м торговым партнером России (1,5% от товарооборота). Однако в силу определенных экономических и геополитических причин в 2015 году взаимный товарооборот сократился по сравнению с 2014 годом на 17,8%. При этом сокращение в большей степени коснулось индийских поставок в Россию: российский экспорт уменьшился на 12,2% до 5,6 млрд долларов, а российский импорт — на 28,8% до 2,2 млрд долларов. Отрицательная динамика экспорта обусловлена ухудшением конъюнктуры мирового рынка нефти. Уменьшение импорта объясняется прежде всего снижением спроса, на который повлияло и ослабление курса рубля».

По данным индийской статистики (ITC), предоставленной «Э-У» Центром международной торговли (ЦМТ) Москвы, в общем импорте Индии в 2015 году Россия занимала 25-е место (4,5 млрд долларов, плюс 8% к предыдущему году, плюс 1% — среднегодовой рост за последние пять лет). А экспорт в Россию в 2015 году составил 1,6 млрд долларов (0,6%, минус 27% к аналогичному периоду прошлого года, среднегодовая динамика за последние пять лет — минус 3%). Индийские данные не включают в себя товары военного назначения — эта статья составляет пятую часть российского экспорта и соответственно от индийского импорта.

— Последние три года объем торговли между двумя странами сокращался, — констатирует заведующий кафедрой политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова Руслан Дзарасов. — Вероятно, это проявление второй волны мирового экономического кризиса, выразившегося в «замедлении Азии», то есть падении темпов роста Китая, Индии и ряда других стран. Нельзя сбрасывать со счетов и начавшийся в прошлом году спад российской экономики.

— Российско-индийское торгово-экономическое сотрудничество сохраняется в устоявшихся формах длительное время, хотя произошли существенные сдвиги в мировом хозяйстве, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), и изменения в самой Индии, — анализирует Елена Брагина. — Основная причина — ограниченная номенклатура взаимно предлагаемых товаров.

Согласно данным ЦМТ, лидирующие позиции в импорте из Индии занимает фармацевтика, механическое оборудование и продукция сельского хозяйства, а в экспорте в Индию — продукция ВПК, драгоценные и полудрагоценные природные камни, удобрения.

— Проанализируем ситуацию по основным товарным группам торговли с Индией (для анализа взят период с апреля 2015 года по апрель 2016 года), — предлагает эксперт ЦМТ Алла Клюева. — В импорте фармпродукции Индия занимает пятое место (455 млн долларов, минус 25,5% к аналогичному периоду прошлого года), пропуская вперед Германию, Францию, США, Италию. Теперь экспорт: удобрения — Индия на 4-м месте (547,8 млн долларов, плюс 22%), пропускает вперед Бразилию, Китай, США.

— Если руководствоваться данными ITC, Индия закупает 8,8% всех импортных удобрений из России (1,4 млрд долларов, плюс 7% — в среднем за пять лет), — анализирует эксперт ЦМТ. — Из растущих индийских рынков, где Россия имеет хорошую долю, можно выделить медь и изделия из нее (270 млн долларов, 8,2% — доля России, плюс 9% — рост импорта из России за последние пять лет), алюминий и изделия из него (103 млн долларов, 3% — доля России, плюс 43% — рост поставок из России). Поставки фармпродукции в Россию (357 млн долларов) сокращались последние пять лет в среднем на 9%, такая же отрицательная динамика наблюдается по поставкам пищевых продуктов.

Посмотрим на статистику в региональном разрезе. Согласно данным Федеральной таможенной службы, в 2015 году объем экспорта компаний Урала в Индию составил 849 млн долларов, что составляет 15% общего по стране объема, импорт — всего 54 млн долларов, то есть 2,5%.

При том что контрагентов по экспорту в регионе семь десятков, на десять крупнейших приходится свыше 90% поставок, этим объясняется и региональная, и товарная концентрация: среди тройки лидеров Пермский край (в основном три компании) — 44% (378 млн долларов), Башкирия (за счет УМПО) — 24% и Свердловская область — 20%. Обозначим основные группы товаров. Из Прикамья на экспорт идет хлорид калия (326 млн долларов) и газетная бумага (32,8 миллиона). Башкирия поставляет авиационные двигатели (169,6 млн долларов), а Свердловская область — прокат электротехнической стали (71 млн долларов), асбест (41 млн долларов) и продукцию ВПК (25 млн долларов).

Основные статьи импорта из Индии — лекарства, продукты (прежде всего чай), табак, одежда — идут через крупные компании федерального уровня.

Как расширить номенклатуру, подключить к партнерству средний бизнес и что этому мешает?

Рузвельтовский подход

Руководство государств ставит целью довести двухстороннюю торговлю до 30 млрд долларов, а взаимные инвестиции до 15 млрд долларов к 2025 году. Сделать это без устранения существующих проблем невозможно. Ключевая — низкая взаимная инвестиционная активность, при том что обе страны остро нуждаются в притоке средств извне. По данным РСМД, совокупный объем индийских инвестиций (сосредоточены в нефтегазовой и фармацевтической отраслях) в экономику России за 2000 — 2015 годы превысил 8 млрд долларов. Российские инвестиции (в основном в развитие атомной энергетики и технологий) в Индию составили за тот же период около 4 млрд долларов. Многие отрасли пока не охвачены инвестиционным сотрудничеством, слабо развиты связи между регионами. На первый план также выходят трудности с логистикой, недостаточный опыт ведения бизнеса в Индии.

Заместитель генерального директора по инвестиционному анализу компании «Церих Кэпитал Менеджмент» Андрей Верников:

— Экспорт и импорт товаров из-за географического фактора отличается высокой себестоимостью. Имеет место несовершенство правовой базы, предприниматели обеих стран мало знают экономические возможности друг друга.

— Если мы говорим о российском экспорте в Индию, мы сталкиваемся с тремя ключевыми проблемами, — рассказал управляющий директор по специальным проектам Российского экспортного центра (РЭЦ) Михаил Мамонов. — Первая — это сложная и дорогая логистика. Вторая — неизвестность российских товаров на индийском рынке, что усугубляется специфическими вкусовыми пристрастиями индийских потребителей. Это касается пищевой продукции, одежды, предметов обихода, детских игрушек, косметики и многих других товарных позиций. Третья — плохое понимание деловой и экономико-политической ситуации внутри страны. Мы привыкли, что у нас есть единый федеральный центр, а в Индии штаты с точки зрения политики и экономики весьма обособлены. И для того, чтобы успешно работать на той или иной территории, нужно знать региональную специфику и налаживать контакты с представителями власти каждого конкретного региона. Мы планируем тесно работать с элитами штатов. При этом придется учитывать, что крупнейшие индийские города, такие как Нью-Дели, Бомбей, Калькутта, — это города с крайне насыщенным рынком, и зайти на него сложно. Если же попробуем наладить отношения с развивающимися штатами, например, примыкающими к Бангладеш, то это может быть перспективно, поскольку при росте потребления снижается критичность потребителя и при этом повышается его готовность принимать новые марки, новые продукты.

— Не хватает рабочих механизмов упрощения торговли, изменения законодательства, исключения двойного налогообложения. Потенциал для взаимовыгодного сотрудничества очень высок, а государства сдерживают его реализацию, — обозначил позицию президент ИT-холдинга LETA Group Александр Чачава. — Россия и Индия — две гигантские страны, межрегиональные лидеры. Они обязаны сотрудничать во многих сферах. Но развивать торговлю между странами с помощью встреч на уровне глав государств раз в год просто невозможно. Девять лет назад LETA Group инвестировал в компанию ESS Distribution, дистрибьютора европейского программного обеспечения на индийском рынке. Наша работа — это пример B2B сотрудничества наших стран в ИT. Однако не могу сказать, что российское и индийское государства как-то помогают нам работать. Скорее, даже мешают. Мы не видели никакой помощи ни от одного государства, хотя и пытались получить ее. Много бюрократических барьеров. Они вносят дискомфорт в работу бизнеса, особенно на первоначальном этапе. При этом в Индии работают государственные программы Digital India и Make in India, направленные на повышение уровня проникновения интернета, образования в сфере компьютерной грамотности, поддержку инновационных разработок. Но основная проблема, и сейчас она мне видится нерешаемой, — это инфраструктура. К примеру, гигант электронной коммерции компания Flipkart выписывает средний чек на 200 рупий и за доставку берет 30 рупий. Зная Индию, могу сказать, что индийская инфраструктура не предусмотрена для быстрой и дешевой доставки. Транспорт и рабочие руки здесь грошовые, но товар приходится доставлять сложными способами из-за недоразвитой логистической системы, и реальная стоимость доставки составляет 200 — 300 рупий, а не 30 — 40, которые потребитель готов заплатить. Из-за этого разрыва юнит-экономика стартапов убыточна. Обороты проектов быстро растут, но все те сумасшедшие деньги, которые они привлекают, быстро сжигаются. Фундаментальные проблемы Индии окажутся более высокими барьерами, чем видятся инвесторам сейчас. Здесь нужен сдвиг уровня Рузвельтовской программы строительства скоростных дорог. Это вопрос не пары лет и миллиардов долларов частных компаний. Это стоит триллионы и государственных, и частных денег, а также требует политической воли.

По мнению президента консалтинговой компании A.Gary Shilling & Co (США) Гэри Шиллинга, Индия претендует на звание нового лидера мировой экономики, в прошлом году ее экономика выросла на 7,5%:

— Британцы оставили ей английский язык, железные дороги и грамотную судебную систему. Все эти преимущества привели к появлению крупных современных компаний, таких как Tata, которые конкурируют на глобальном рынке. Но у Индии, безусловно, есть свои проблемы — слишком медленный бюрократический аппарат, отсутствие хорошей инфраструктуры, а также слишком жесткое госрегулирование и коррупция. Бизнес концентрируется среди давно существующих и хорошо связанных конгломератов, имеющих тесные связи с правительством — так же, как государственные предприятия в Китае и чеболи в Южной Корее. Эти проблемы необходимо решать для обеспечения стремительного экономического роста. Потому Нарендра Моди и стремится провести реформы по многим из этих вопросов.

Однозначные результаты

Генеральный директор Конфедерации индийских промышленников Чандраит Банерджи уверен, что развитию торгового парт­нерства с РФ будут способствовать новые механизмы взаимоотношений, которые сейчас активно внедряются. Речь идет о создании «зеленого коридора» с Россией — системы упрощенных таможенных процедур, реализации программы южного транспортного коридора через Астрахань.

— Продолжение создания лояльной торговой политики и взаимное сокращения тарифных и нетарифных ограничений даст однозначные результаты, — считает Алла Клюева. — Существенным плюсом является развитие механизмов финансовой и страховой поддержки: активно начал работать РЭЦ, успешно функционирует Индийский филиал Сбербанка, который проводит расчеты в национальных валютах. При этом остаются задачи, которые еще предстоит решить, как в сфере ограничений торговли и защиты рынка в отношении друг друга (например, машиностроительная продукция России облагается 10 — 30% индийской стороной — очевидно, здесь существует потенциальный рынок), так и в сфере логистики. Это может быть и транспортный коридор Север — Юг (который предполагает поставки через Иран), и морской путь (40 дней контейнер идет из Мумбаи в Санкт-Петербург), доставка по которому значительно дешевле (плюс тарифы на морские перевозки упали из-за замедления в глобальной торговле), тогда как сухопутный путь быстрее.

— Для создания новых производств необходимо оказывать финансовую поддержку, предоставлять государственные гарантии. Одно из решений — учреждение совместных инвестиционных фондов, — обозначили в РСМД. — В 2012 году Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и Государственный банк Индии создали консорциум для соинвестирования. Его средства пойдут на обеспечение спроса на реализацию инфраструктурных проектов, создание высокой добавленной стоимости при добыче и переработке природных ресурсов, развитие обрабатывающих производств и предприятий из сферы услуг. В 2014 году РФПИ и индийская Финансовая корпорация инфраструктурного развития договорились о совместной реализации инвестиционных проектов. Изначально предполагалось, что каждая сторона выделит до 500 млн долларов, которые пойдут прежде всего на развитие транспортных коридоров. Еще один фонд, совместно с Tata Power, создал РФПИ для развития инвестиционного потенциала в энергетической отрасли, в том числе по выработке экологически чистой электроэнергии.

— В прошлом году Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и Индия начали переговоры по соглашению о свободной торговле, есть мнение, что Индия активно прорабатывает этот вопрос. Я готов приветствовать Индию в Таможенном союзе: бизнес-процессы значительно упростились бы, — прогнозирует Александр Чачава. — Мы, к примеру, ведем бизнес с Казахстаном, который входит в ЕАЭС, и дышится нам там легче: нет виз, ездить из страны в страну проще, таможенные вопросы решаются легче. Для инвесторов это привлекательные факты.

Придет время

К каким рынкам стоит присмотреться российскому бизнесу? — За последние два года, несмотря на все перечисленные проб­лемы, на карте сделок в Индии отметились американские венчурный фонд Sequoia Capital, японский телеком гигант Softbank, российские DST Global и ru-Net Holdings, — рассказал Александр Чачава. — В Индии наступило время проектов в перенасыщенных для США отраслях, но еще не развитых здесь. Гигантский потенциал у компаний в области электронной коммерции, маркетплейсов, юберизации разных отраслей. Российские инвесторы сейчас внимательно наблюдают за разработчиками продуктов, которые целят на международный рынок. Индийский рынок в этом плане может похвастать одними из самых талантливых программистов, способных решать задачи глобального уровня. Придет время, и ИT-рынок Индии будет в числе крупнейших. Проекты начнут работать системно, станут полезны для клиентов и партнеров, а не просто заниматься демпингом, как сейчас.

— Действительно, для всего мира Индия — это в первую очередь рынок мозгов, — соглашается президент группы предприятий «Тенториум» Раиль Хисматуллин. — Дешевые специалисты для организации производств, удаленных офисов, call-центров. Это ресурс, который может укрепить отечественный бизнес со стороны с меньшими вложениями.
 
— Нужно отбирать товары и услуги, которые априори будут пользоваться спросом среди индийских покупателей и иметь высокую маржу, — считает Михаил Мамонов. — При этом важно понимать, что для российских компаний, особенно МСП, невыгодно вести собственные маркетинговые исследования, платить за сертификацию и регистрацию продукции без гарантии, что она будет востребована с индийской стороны. Этот замкнутый круг можно разорвать, если активнее использовать такие низкорисковые и низкозатратные механизмы, как электронные B2B-площадки. Например, РЭЦ уже ведет переговоры с Indiamart — крупным индийским консолидатором, чтобы понять, каким образом можно лучше разместить там российские товары и оценить потенциальный интерес индийских партнеров к тем или иным товарным позициям. Еще один инструмент продвижения российских товаров — представитель РЭЦ в Индии, который в ближайшее время приступит к работе. Его основной задачей как раз станет изучение точек входа на рынок Индии и поиск заинтересованных структур, которые смогут обеспечить критическую массу спроса на российскую продукцию, в том числе продукцию малых и средних предприятий. Среди клиентов РЭЦ сегодня уже немало компаний, заинтересованных в выходе на рынок Индии. Это производители и пищевой продукции (кондитерских изделий, замороженных полуфабрикатов, напитков), и стройматериалов, и машиностроители, и многие другие.

— У российско-индийских СП есть будущее, — уверен Иван Андриевский. — Например, в Башкирии рассматривается строительство совместного кожевенного предприятия, СП по развитию фармацевтических и ИТ-проектов, по разработке нанотехнологий в сфере здравоохранения и др.

— Программа «Делай в Индии» представляет большой интерес для российских предприятий. По линии Минпромторга РФ существует много инструментов, способствующих снижению издержек на разработку и внедрение промышленной продукции, в связи с чем российские товары могут быть конкурентоспособны на индийском рынке, — считает директор Ассоциации кластеров и технопарков Андрей Шпиленко. — Перспективы участия российского бизнеса появятся в случае обеспечения доступа к перечню, номенклатуре и характеристике тех проектов, которые требуют в Индии импортозамещения. При получении исчерпывающей достоверной информации о потребностях индийского рынка российские промышленные предприятия как в самостоятельном порядке, так и в рамках промышленных кластеров могут принять участие в выпуске продукции.

— Пока заявления о выгоде участия России в программе «Делай в Индии» носят декларативный характер, — не соглашается Иван Андриевский. — Все понимают, что это может быть полезно обеим сторонам, но за год результатов не видно.

— Реалии таковы, что Россия теперь не имеет в Индии каких-либо привилегий, как раньше — во времена СССР и вплоть до середины 90-х, — подводит итоги руководитель направления Азия корпорации ТехноНИКОЛЬ Антон Беляков. — Представители старшего поколения индийских бизнесменов еще помнят роль СССР в становлении индийской промышленности, однако это уже не оказывает какого-либо влияния на взаимоотношения с российским бизнесом. Перспективы отношений будут зависеть от того, насколько российские продукты, технологии и услуги будут востребованы и конкурентоспособны. Ключевым препятствием станет нежелание приспосабливаться к правилам игры, установленным на индийском рынке. Необходимо внимательно изучать культуру ведения бизнеса в Индии, начиная от продаж и заканчивая управлением инвестициями. Нужно учитывать, что во всех отраслях российский бизнес будет сталкиваться с острой конкуренцией.

Резюме заочной дискуссии, инициированной «Э-У», таково: перспективы внешнеэкономических отношений с Индией зависят от активного вовлечения в партнерство регионов (о сотрудничестве Свердловской области с Индией читайте на с. 78). Это отвечает общемировой тенденции развития горизонтальных связей, и включает в сферу отношений новые совместные производства — от гражданской авиации до многопрофильного сотрудничества по линии международной транспортной магистральной системы.

Дополнительные материалы:

Модернизационный рывок

Будущее у совместных российско-индийских проектов есть в разных отраслях, считает эксперт ЦМТ Алла Клюева

— Какие промышленные проекты между двумя странами вы считаете ключевыми?

— В области горной и металлургической промышленности ряд заказов по модернизации агломерационных фабрик и изготовлению оборудования выполняет машиностроительная корпорация «Уралмашзавод», в рамках этого направления в 2017 году планируется открытие сервисного центра для обслуживания горнодобывающих и горно-металлургических индийских предприятий. Россия является одним из важнейших партнеров Индии в сфере мирного использования ядерной энергии. В 2014 году Росатом и департамент по атомной энергии республики подписали «Стратегическое видение укрепления сотрудничества в сфере мирного использования атомной энергии». Российская сторона принимает активное участие в строительстве АЭС в Куданкулам, два энергоблока сданы и введены в эксплуатацию, подписано соглашение о строительстве третьего и четвертого блоков.

Среди ключевых российских проектов в Индии стоит выделить строительство завода Сибур по выпуску бутилкаучука на площадке Reliance Industries в городе Джамнагар, создание сборочного производства автомобилей КамАЗ, организацию производства тракторов концерном «Тракторные заводы». Также ключевыми проектами является создание АФК «Система» «умного города», проект группы компаний «Даурия Аэроспейс» и Aniara Communications Pvt. Ltd по развертыванию группировки телекоммуникационных аппаратов NextStar на геостационарной орбите Земли, и предложение Роснано о создании совместного российско-индийского фонда прямых инвестиций для поддержки совместных проектов в области высоких технологий и трансферта технологий.

— Каковы перспективы участия российского бизнеса в реализации индийской программы «Делай в Индии»?

— Правительство Индии ставит своей основной задачей осуществление модернизационного рывка путем развития индустриального сектора и создания современной инфраструктуры. В государстве сформировался высокоразвитый сектор услуг, но при этом сократилось промышленное производство. Сектор услуг составляет примерно 50% ВВП страны. Объявленная кампания Make in India должна превратить Индию в мировой производственный цех, который сможет достойно конкурировать с соседним Китаем. Однако пока законодательство всей страны не приведено в соответствие с современными требованиями, рынок по-прежнему не развивается активно.

Большой плюс для России — намерение правительства расширить спектр стратегических отраслей для зарубежных инвестиций, таких как железные дороги, оборонная промышленность, где доля участия иностранного капитала может достигать 49%. Индийские эксперты при этом высказывают мнение, что период мировой экономической рецессии — не самый благоприятный для подобных мер, и наиболее целесообразно было бы сосредоточить усилия на развитии национального рынка. Многие российские компании располагают интересными наработками, но зачастую не располагают финансовыми ресурсами на их коммерциализацию. Поэтому предложения индийской стороны о совместном финансировании и продвижении продукции на рынки партнеров крайне перспективны.   

 

Внешняя торговля между Россией и Индией

Обе страны занимают не слишком высокие позиции в международной торговле (не соответствующие их ВВП), что говорит о низкой вовлеченности в глобальную экономику. По данным ВТО, в 2014 году Россия занимала в мировом экспорте 11-е место, импорте — 17-е; по итогам 2015-го в связи с падением цен на нефть — 15-е и 25-е места соответственно. Место Индии в 2014 году в экспорте 19-е, в импорте — 12-е.

Обе страны импортируют промышленную продукцию, главными торговыми партнерами у обеих выступают Китай, страны Европы и США. В российском экспорте преобладает сырье (в 2015-м — 78%, двумя годами ранее — 84%), в основном углеводородное, и поставляется оно преимущественно в страны Европы. Индия покупает нефть на Ближнем Востоке и в Индонезии.

Поскольку высокотехнологичная продукция по большей части покупается в промышленно развитых странах, а торговля сырьем и продовольствием идет в своих регионах, взаимный оборот между нашими странами невелик. Так, для России Индия в 2015 году занимала 18-е место в экспорте и 19-е в импорте, у России во внешней торговле Индии — 38-е и 25-е места. Оборот торговли между двумя странами не превышает 2% от общей внешней торговли каждой.

Отметим, что товарообмен между двумя странами идет в относительно высокотехнологичном сегменте: если в российском экспорте в целом промышленная продукция составляет 17%, то в поставках в Индию — 60% (из них 20% военная продукция). В индийском экспорте промышленная продукция составляет почти 50%, а по поставкам в Россию — 64%.

Россия импортирует из Индии традиционные товары — чай, табак, шеллак и камедь: по этим позициям доля партнера превосходит 10%. На фоне общего сокращения торгового оборота их поставки растут. Крупнейшая статья экспорта Индии в Россию — лекарства. Правда, в связи с девальвацией рубля объемы закупок упали за два года на 40%.

Основная статья российского экспорта в Индию — драгметаллы. Страна — главный  потребитель золота для ювелирной промышленности, а Россия входит в число его крупнейших производителей: в 2015 году Индия купила 13% проданного Россией золота (за два года эта доля удвоилась). Вторая статья экспорта — вооружения: Индия остается главным покупателем российского оружия, хотя за два года объемы снизились на 56%. Впрочем, поставки оружия идут по долгосрочным контрактам, а статистика учитывает пересечение таможенной границы отдельных партий.

Оборот между двумя странами упал за последние два года меньше, чем российская внешняя торговля в целом: при падении экспорта на 40%, а импорта на 43%, аналогичные показатели по операциям с Индией — 24% и 26%.

На Урале количество контрагентов невелико, не более сотни, а на долю десяти крупнейших приходится более 90% экспорта.    


*Магараджа — вариант старинной игры в шахматы. Белые фигуры играют по обычным правилам, черные обладают одной фигурой, называемой «магараджой». Она имеет права ферзя и коня одновременно и располагается перед началом игры на любой свободной клетке. В нашем случае магараджа — это ВПК


Комментарии

Материалы по теме

С севера на юг

Джип среди мотоциклов

Экономика Урала: поводы для радости есть

Рынок электронной торговли России в первом полугодии прирос на 9,1%

Реверс, или Как всегда

 

comments powered by Disqus