Нерегулярный аудит

Аудит

Аудит

Моделей завершения реформы аудиторской отрасли не видят ни регуляторы, ни участники рынка. В условиях неопределённости аудиторско-консалтинговые группы в регионах ищут методы решения кадровой проблемы, автоматизируют бизнес-процессы и концентрируются на консалтинговом сервисе

Аудиторская отрасль в России третий год находится под давлением негативных факторов. Застарелые проблемы — демпинг, дефицит кадров — усугубляются неопределённостью завершения реформы регулирования. Все это непосредственно отражается на финансовом результате участников рынка. Так, по данным АЦ «Эксперт», суммарная номинальная выручка участников традиционного рейтинга аудиторско-консалтинговых компаний региона по итогам 2018 года упала на 12,2%, тогда как годом ранее выросла на 1,6%. АЦ «Эксперт» и журнал «Эксперт-Урал» провели в Екатеринбурге круглый стол «Уральский рынок аудита: вызовы и перспективы». В ходе дискуссии участники рынка сформулировали свое видение проблематики отрасли.

Несгибаемый демпинг

Развитию рынка аудита в России исторически мешает демпинг и низкое качество услуг: всегда находятся игроки, готовые предоставить клиентам формальные документы о достоверности их отчётности.

— Мы все видим, что государство борется с недобросовестными застройщиками. А я на этом фоне нахожу немодифицированное заключение предыдущей аудиторской компании и подтверждение достоверности бухгалтерской отчетности застройщика с убытками в 25 млн рублей при очевидной ошибке бухгалтера по формированию затрат при использовании средств дольщиков, —  приводит конкретный пример генеральный директор ООО "Паритет-Эксперт" Людмила Васянина.

— Демпинг действительно существует, и мы все время об этом говорим, — соглашается председатель правления СРО «Российский союз аудиторов» (РСА) Людмила Козлова. — Нужно подумать вместе, как это искоренить, добросовестные участники не должны страдать от действий недобросовестных.

Три года назад государство возложило функции контроля за качеством работы аудиторских компаний еще и на казначейство. Начальник отдела по надзору за аудиторской деятельностью управления Федерального казначейства по Свердловской области Татьяна Ставрова подводит итоги внешнего контроля качества аудиторских организаций за 2018 год: «Практически всегда, за небольшим исключением, присутствует доля нарушений в области организации и функционирования системы контроля качества аудиторских услуг».

Надзорный орган предпринимал несколько попыток искоренить порочную практику. В частности, путем ужесточения входа в профессию. С этой целью был введен единый квалификационный экзамен. По логике, мера должна была привести к вытеснению с рынка нечестных и низкоквалифицированных аудиторов, однако на практике дала обратный эффект. Аудиторы без опыта, но сумевшие сдать экзамены по «упрощёнке», методом тестирования, получили право заверять очень сложную отчетность, например, банковскую. К чему это привело, рассказывает генеральный директор АО «Екатеринбургский Аудит-Центр» Владимир Бойков:

— По действующему законодательству любая аудиторская организация, в штате которой состоит хотя бы один аудитор с единым аттестатом, пусть даже совместитель, может проводить аудиторские проверки любых по величине активов банки. Такие примеры есть и в уральском регионе. Кроме того, много случаев, когда аудиторские компании регистрируют новые фирмы с теми же аудиторами, то есть создают группы из аудиторских организаций. Это позволяет снизить аудиторские риски и увеличить число клиентов. Так, одна группа, в штате которой менее десяти аудиторов с новыми аттестатами, проверила больше всех в России банков, множество страховых компаний и НПФ. Масштабы деятельности явно не соответствуют кадровому потенциалу. А потом мы удивляемся, почему так много отозванных лицензий при немодифицированных аудиторских заключениях. Поэтому я согласен с позицией Банка России: аудит на финансовом рынке должны проводить только профессионалы, имеющие опыт таких проверок, а контролировать их деятельность наряду с СРО должен Банк России.

— Это, по сути, означает, что все региональные компании, будут лишены возможности заверять отчетность общественно значимых хозяйствующих субъектов. Мне кажется, это ошибочное решение, — считает генеральный директор ГК «Партнерство Маминой» Ирина Мамина. — С учетом иных требований, в частности опыта работы руководителей проектов общественно значимых организаций (ОЗО; включают банки, страховые, публичные компании, юридические лица с отпрядёнными уровнем выручки) не менее трех лет и других критериев, понадобится иметь в штате не три-пять аудиторов с единым аттестатом, а гораздо больше. Поэтому требования законопроекта необходимо скорректировать с учетом реалий российского и особенно регионального аудита, если государство заинтересовано в его сохранении.

Вечная реформа

Банк России, недовольный качеством работы аудиторов по заверению отчетности банков, решил забрать у Минфина часть надзорных функций за всей отраслью и одновременно провести ряд преобразований. В их числе — повышение требований к составу и уровню штатных сотрудников аудиторских организаций. В первом варианте законопроекта предлагалось допускать к заверению отчёности ОЗО лишь компании, которые имеют в штате как минимум семь аудиторов, а с 2023 года — 12.

Второй пласт новаций связан с ограничением круга проверяемых. Сейчас подтверждать годовую отчётность обязаны компании с выручкой от 400 млн рублей,  и законодатель предложил поднять этот порог. В первом варианте законопроекта предлагалось вести обязательный аудит при совпадении двух параметров из трех за два года: выручка от 800 млн рублей, суммарная стоимость активов от 400 млн рублей, численность работников от 100 человек. Вокруг этих критериев началась бурная дискуссия.

— Если закон будет принят в этом виде, мы потеряем значительную долю клиентов, — говорит Ирина Мамина. — Ни для кого не секрет, что крупнейшие компании стремятся заверять отчётность у аудиторских организаций «большой четверки», а наша основная клиентская база — средний региональный бизнес.

По мнению Людмилы Козловой, норма вводится в закон из-за неправильного понимания сути аудита: «В публичных выступлениях руководителей общественных объединений предпринимателей мы часто слышим, что обязательный аудит — это финансовая нагрузка».

Партнер аудиторской группы «Капитал» Виктор Иваницкий глобальную причину связывает с недооценкой значимости аудиторских услуг на государственном уровне:

— Аудит — это не только проверка достоверности бухгалтерской отчётности и ее соответствия требованиям законодательства. В ходе проверки аудитор должен оценить способность предприятия продолжать деятельность в будущем, а если существуют обоснованные сомнения в этом — указать в аудиторском заключении. Таким образом, пользователи аудиторского заключения видят риск банкротства организации. Все аудиторские заключения доступны в интернете на портале Федресурс. На мой взгляд, чем большее число хозяйствующих субъектов вовлечено в круг лиц, отчетность которых охватывается аудиторскими проверками, тем выше будет устойчивость и прозрачность экономики. К сожалению, реформа аудита идёт в обратном направлении.

Последняя часть реформы касается функционирования института саморегулирования. Минфин и ЦБ договорись сформировать три реестра аудиторов: осуществляющих общий аудит и аудит ОЗО будет контролировать Минфин; аудиторов ОЗО финансового рынка — ЦБ.

При этом останется только одна саморегулируемая организация, и ее исполнительную дирекцию будет согласовывать Минфин. На данный момент из некогда существовавших пяти СРО работают две: РСА и Ассоциация аудиторов «Содружество» (ААС). По словам Людмилы Козловой, «мы работаем в общественных интересах, поэтому совместно с руководством ААС пришли к решению начать создание регламента для объединения».

В аудиторском сообществе есть как противники, так и сторонники такой конструкции. Управляющая группой компаний «Левъ» и Левъ-Аудит» Анна Дубровина рассматривает эту норму как нарушение базовых правил функционирования института саморегулирования. Владимир Бойков, напротив, считает правильным создание одного сильного СРО, в котором будет единый контроль качества, единые подходы к борьбе с демпингом.

Пока законопроект принят в первом чтении, и ни законодатель, ни потенциальные регуляторы, ни профессиональное сообщество не видят перспектив завершения реформы.

Генеральный директор Ассоциации «Налоги России» Игорь Теущаков говорит, что во многом реализация начатых изменений будет зависеть от договорённостей ЦБ и Минфина: «Я не исключаю, что если произойдёт объединение двух СРО, на этом реформа и закончится. ЦБ будет контролировать финансовых аудиторов, а все остальные новации зависнут. Но это мое предположение».

Анна Дубровина полагает, что эта неопределённость оказывает негативное воздействие на отрасль: «Я вообще не стала бы называть происходящие процессы реформой. Реформа — это конструктивный процесс, который проводится в комфортных условиях. У нас же целая отрасль находится в подвешенном состоянии с 2017 года, и это приводит к снижению авторитета профессии аудитора. Разочаровываются и уходят из профессии не только потому, что клиентов не хватает, но и из-за нестабильности правил регулирования».

Кадровый голод

Кадровая проблема действительно является одной из острейших в отрасли. «Профессия стареет, — формулирует генеральный директор аудиторской фирмы «ВнешЭкономАудит» Светлана Киселева. — Молодёжь не проявляет интереса даже несмотря на то, что мы предлагаем достаточно конкурентоспособные заработные платы. Одно из решений — вернуть в профессию аудиторов старшего поколения, а также аудиторов, которые в свое время ушли в «реальный» бизнес. Также мы будем продолжать начатое взаимодействие с вузами, объяснять студентам, что такое аудит. Но в масштабах отрасли наши усилия проблему не решат. Нужно поднимать престиж профессии».

О возможности возвращения опытного персонала в компанию говорит и Людмила Васянина: «Да, эти сотрудники не обладают мобильностью, но они имеют высокий уровень квалификации».

—  Интерес к профессии у молодёжи есть, — продолжает тему директор учебного центра «Потенциал», член правления РСА, председатель совета Уральского регионального отделения РСА Вероника Грачева. — У нас немало желающих пройти курсы подготовки к экзамену на получение квалификационного аттестата, порядок сдачи которого установлен АНО "Единая аттестационная комиссия". Но по действующим правилам, чтобы получить аттестат, необходимо иметь два года стажа в аудиторской компании. Таким образом, получение аттестата ставится в зависимость не только от знаний и успешной сдачи экзамена, но еще и от опыта работы по специальности.

По мнению Светланы Киселевой, решение кадровой проблемы — одна из важнейших задач, которыми должны системно заниматься саморегулируемые организации.

Людмила Козлова видит выход в воспитании нового поколения еще на стадии средней школы: «Мы много ездим по школам и объясняем, что такое аудиторская деятельность. Например, в Подмосковье в двух школах среди 10 — 11 классов организовали курсы финансовой грамотности. Вначале никто не проявлял интереса к аудиту, а после завершения куров 15 человек подняли руки. Сейчас мы их взяли в своего рода инвестиционный клуб, в рамках которого и продвигаем аудиторскую деятельность. В регионах также необходимо работать и со школами, и с вузами.

Спасительный консалтинг

На практике работа аудиторов часто выходит за рамки заверения отчетности компании, поэтому у большинства крупных региональных групп развито консалтинговое направление. В условиях неопределенности большинство участников рынка видят выход в концентрации на этом виде услуг.

— Наша стратегия — дальнейшая диверсификация, поиск новых продуктов, новых ниш на стыке юридических, аудиторских и консалтинговых услуг,  — формулирует Анна Дубровина. — В долгосрочной перспективе в случае реализации негативных сценариев изменений законодательства целесообразно искать варианты укрупнения через объединение усилий как с отдельными специалистами, так и с компаниями. Конечно, мы будем вести переговоры только с добросовестными участниками рынка, которые дорожат своим брендом.

Виктор Иваницкий также считает целесообразным двигаться по пути усиления консалтинговых сервисов: «На данный момент более всего востребован налоговый консалтинг. В будущем, по мере выхода экономики на стадию устойчивого роста, мы хотели бы развивать стратегический консалтинг».

На усиление консалтинговых практик делает ставку и Игорь Теущаков. По его мнению, сейчас появились новые области применения знаний и навыков аудиторов: «Мы видим потребность в финансовом анализе компаний-банкротов, высок спрос на услуги в области судебной экспертизы». Не всегда для выполнения сложных проектов достаточно персонала, и в этой ситуации Игорь Теущаков нашел выход в создании проектных команд с коллегами из других аудиторско-консалтинговых компаний.

Как говорит директор Агентства аудита и бухгалтерского учета Елена Яблокова, клиенты аудиторских компаний сейчас автоматизируют бизнес-процессы, и аудиторы не должны стоять в стороне. Необходимо тщательно изучать процессы цифровизации экономики и рассматривать их применение в аудите:

— Наша компания именно в этом видит потенциал увеличения выручки. У нас многие сотрудники имеют кроме финансово-экономического техническое образование, и мы уже взяли в разработку несколько направлений в части как специальных программ, так и продуктов для анализа рисков, возникающих в связи с требованиями соблюдения законодательства в эпоху цифровых технологий, включая законы о защите конфиденциальной информации и персональных данных.

Материалы по теме

Аналитический центр «Эксперт» начал подготовку рейтинга аудиторских и консалтинговых компаний Урало-Западносибирского региона по итогам 2015 года

Внутренний аудит

Аналитический центр «Эксперт» приглашает аудиторские и консалтинговые компаний к участию в рейтинге по итогам 2016 года

Мы свой, мы новый мир построим

Украинские колеса ставят в тупик