Инженеры мысли

Модель подготовки инженерных кадров в НПО автоматики

Модель подготовки инженерных кадров в НПО автоматики

Как НПО автоматики выстраивало эффективную модель взаимодействия с высшей школой в сфере подготовки инженерных кадров для наукоемкого производства

В начале 2000-х, когда экономика России показывала высокие темпы роста, промышленность одолел кадровый голод. Российские вузы тогда не ругал только ленивый, предприятия ставили в вину высшей школе ее неспособность удовлетворить их потребности в квалифицированном персонале. Генеральный директор ОАО «НПО автоматики имени академика Н.А. Семихатова» Леонид Шалимов уже тогда считал, что так проблему не решить, одни лишь дискуссии не могут стать основой реформ, нужны конкретные действия, в том числе и со стороны бизнеса. Еще в 2002 году НПО автоматики начало выстраивать модель отношений с УГТУ-УПИ, впоследствии — Уральским федеральным университетом. Сегодня целевую подготовку магистров ведет кафедра автоматики Института радиоэлектроники и информационных технологий (ИРИТ-РТФ) УрФУ, которую возглавляет сам Леонид Шалимов. Как между Уральским федеральным университетом и одним из крупнейших предприятий региона складывались отношения в деле подготовки кадров для наукоемкого производства, рассказывает кандидат технических и экономических наук Леонид Шалимов.   

Совместное переосмысление

— Леонид Николаевич, на чем основывается ваша модель подготовки квалифицированных инженеров?

— Мы исходили из того, что новые кадры должен учить кто-то из практиков. И вместо того, чтобы на каждой трибуне говорить, что университеты не готовят нужных специалистов, мы начали думать, чем можем помочь нашим вузам. Нам тогда нужно было вместе переосмыслить наши отношения, что мы и начали делать в 2002 году. Главная претензия к высшей школе заключалась в недостатке у выпускников практических знаний. Действовать в соответствии с лозунгом «пришел на работу, забудь все, чему тебя учили в вузе» мы не могли, у нас просто на это не было времени. Поэтому пошли по пути наращивания соответствующих компетенций на собственном предприятии. Для этого вложили более 30 млн рублей в организацию учебных классов. Начали приглашать магистрантов на практику, с самого первого курса давать навыки, нужные инженерам. Это математическое моделирование, проверка приборов и устройств и так далее. И процесс пошел. Эта модель уже очень скоро начала давать результат. Например, у нас был случай, когда молодой специалист в 25 лет стал начальником отделения. В принципе для нашего предприятия это нонсенс! А он в 30 лет — уже заместитель главного конструктора. Таких прецедентов, конечно, немного, но они есть.

В то же время мы стали отправлять в вуз своих инженеров, которые там делились знаниями — преподавали конкретные дисциплины. Обратный формат взаимодействия — привлечение преподавателей для выполнения исследовательских работ на предприятии. Они через эту приз­му видят: обучение на теоретическом материале десятилетней давности уже никому не нужно; больше понимают, чем дышит предприятие, могут дорабатывать материалы по своей дисциплине.
 
Постепенно к 2006 году у нас совместно с УрФУ сформировался Образовательный научно-инновационный комплекс (ОНИК). Начали готовить магистров по двум программам: «Бортовая и наземная аппаратура ракетных комплексов» и «Системы управления ракетными комплексами». Затем пришли к идее создания своей кафедры и выпуска бакалавров, и реализовали ее в 2012 году. Теперь у нас хорошая база для подготовки специалистов в области функционального материаловедения, математического моделирования, компьютерной безопасности, проектирования и эксплуатации устройств автоматики. И это касается не только уровня преподавания дисциплин. Есть материальная база. Мы прекрасно понимаем, что без датчиковой аппаратуры система управления не работает. Но датчики должны быть проверены, допущены к эксплуатации. В УрФУ на радиофаке были две диагностические лаборатории. Мы предложили: давайте сделаем из них одну, но очень хорошую.

— Под какие задачи вы сейчас готовите специалистов?

— Специализация НПО автоматики — системы управления, бортовая аппаратура. Мы — лидеры в регионе по созданию систем управления на базе приборной продукции собственной разработки. Но наша сила в том, что НПО автоматики — диверсифицированное предприятие, мы выпускаем приборы и для железнодорожной техники, и для энергетики, делаем электродвигатели на постоянных магнитах, поставляем кабины для Уральского завода локомотивов, занимаемся преобразователями напряжения, которые считаются по параметрам одними из лучших в мире. НПО автоматики — основной поставщик информационных управляющих систем для Ростсельмаша. Нашими инженерами созданы системы управления дизель-генераторами, которые можно собирать под конкретного потребителя — для кораб­лей, лодок, других объектов. Недавно в Североуральске Свердловской области запустили новую шахту — там тоже стоят наши системы автоматизации. Так что нам нужны специалисты, которые в числе прочего понимают в этих областях. Поэтому мы сотрудничаем как с Институтом радиоэлектроники и информационных технологий, так и с самыми разными институтами УрФУ: энергетическим, физико-технологическим, механико-машиностроительным, естественных наук. 

Воспитание инженера

— Работа на кафедре позволяет вам видеть и оценивать качество подготовки нынешних выпускников школ. Что скажете об уровне знаний школьников?

— К сожалению, система ЕГЭ отучает нашу молодежь логически мыслить. Сейчас школьников натаскивают на угадывание. И это плохо, потому что система управления — это специальность, которая позволяет создавать свое, новое. Приходит студент, дают ему задачу определить радиус земного шара. «2,78 см», — отвечает. Ему говорят: «Ты что? У тебя размер ботинка больше!». «Не ко мне вопросы, я все, что вы мне задали, завел в машину, вот ей вопросы и задавайте». Человека разучили думать. Какой же это инженер, если ему все время нужна методика! Инженер — это тот, кто сам должен придумать методику. Поэтому начинать надо прежде всего со школы. Надо раскрепостить учителей, чтобы они не боялись ЕГЭ. И тогда они будут учить мыслить. И второе — надо показывать школьникам другой мир. Мы все время призываем коллег в школах: приводите детей к нам, на наше предприятие, мы познакомим их с настоящей промышленностью, проведем экскурсии, покажем наш замечательный музей. Молодежь надо поворачивать лицом к инженерным специальностям. Тем более что мода на офисный планктон наконец проходит.

— А у вас есть программы сотрудничества со школами?

— Обязательно. Мы еще с советских времен работаем с екатеринбургским лицеем № 110. И это заметно: его выпускники идут в первую очередь в УрФУ (хотя и в зарубежные вузы, и в МГУ, но, я думаю, потихонечку мы это выправим). Вот уже и идея Уральской инженерной школы нашла воплощение. Здорово, что промышленников в этом поддержал губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев. Если мы не начнем с этого базового уровня, потеряем свои инженерные кадры. Что бы ни делало министерство образования, мы вопреки ему будем воспитывать инженеров так, как считаем нужным.

Новый облик

— Новые кадры нужны промышленности под задачи роста. Курс на импортозамещение для вашего предприятия позволит найти новые точки? При каких обстоятельствах этот курс даст эффект для экономики?

— Первое, что надо сделать, — изменить лозунг. Мы не должны создавать аппаратуру, продукты питания, технологии только для того, чтобы конкурировать с этим на западных рынках. Эта абсолютно неверная предпосылка морочит всем голову. Надо создавать продукцию для внутреннего рынка. А он достаточно большой, и не зря сюда рвутся все иностранные компании. А неправильная целевая установка не позволяет активно заниматься импортозамещением. Мы же сейчас тратим огромнейшие деньги на вещи, которые должны быть у нас самих. Нефтегазовый, железнодорожный комплекс, энергетика — под их задачи нужно создавать собственные производства. Какие-то элементы этой политики появились, например, бюджетные организации могут тратить деньги только на покупку российского оборудования, за исключением случаев, когда аналогов нет. Это же правило надо ввести для государственных корпораций. Уговаривать их бесполезно, можно только включить административные ресурсы в виде указов. Конечно, для этого должна быть политика. Сейчас ведь как говорят: «А ты сделай лучше и дешевле». Извините, как я могу с самого начала сделать лучше или дешевле, если это у меня первый образец. Тогда дайте мне финансирование НИОКР!

— Федеральные университеты создавались не только для подготовки кадров, но и для развития научно-исследовательской сферы. Есть интерес к этой плоскости сотрудничества с УрФУ, можно задействовать его научный потенциал?

— Конечно, есть, и мы этот потенциал активно используем. В данный момент идет работа по созданию производства в рамках проекта развития кооперационных связей вузов и предприятий (постановление № 218). Суть проекта заключается в организации на базе инновационных разработок и исследований УрФУ в области магниточувствительных наноструктур и электронного парамагнитного резонанса (ЭПР) высокотехнологичного производства датчиковой аппаратуры широкой номенклатуры, а также уникальных портативных автоматизированных спектрометров ЭПР с технико-экономическими характеристиками на уровне или выше лучших мировых достижений. Часть разработок, необходимых для создания производства, имеет Институт физики металлов УрО РАН. И вот благодаря такому симбиозу мы развиваем очень интересный проект. Общий объем инвестиций — 392 млн рублей, из которых 190 млн рублей — это субсидии на НИОКР, полученные в рамках постановления № 218, остальное — наши собственные средства. Это очень серьезный проект, который даст огромный эффект для отрасли. Сейчас на мировом рынке аналогичную продукцию выпускают только зарубежные фирмы, серийное производство в России отсутствует. Реализация идеи позволит создать основу для развития производственных мощностей в области датчиковой аппаратуры и измерительных систем. А круг ее потребителей очень широк. Это производители контрольно-измерительного оборудования, автоэлектроники, систем управления в промышленном секторе, включая предприятия ВПК, Росатома, Роскосмоса. Планируемые к серийному выпуску ЭПР-спектрометры будут компактны, мобильны, с несложной процедурой настройки и управления, а также, что немаловажно, доступны по цене для большинства потребителей. Среди них отделения Роспотребнадзора, лаборатории, НИИ и образовательные учреждения, небольшие перерабатывающие и промышленные предприятия. Сегодня изготовлены опытные образцы, проведены испытания, подтверждающие правильность технических решений, на все изобретения получены патенты, осуществлены инженерно-строительные работы, закупается оборудование. Реализация этого проекта позволит серьезно изменить облик производственной инфраструктуры нашего предприятия, расширить мощности и вывести на рынок новые продукты.

 

 

Комментарии

Еще в сюжете «Проекты XXI века»

Материалы по теме

Человек воды

Уральский федеральный университет получит 300 млн рублей на разработку нового способа извлечения редкоземов

УЦСБ перечислил пять миллионов рублей в эндаумент фонд УрФУ

Российский 3D-принтер создадут в Новоуральске

Уральский федеральный университет выстраивает эффективные взаимоотношения с бизнесом

Ускорить метаболизм

 

comments powered by Disqus