Искусственный отбор

Корпоративная благотворительность и волонтерство

Корпоративная благотворительность и волонтерство

В центре внимания корпоративной благотворительности на Урале — решение остросоциальных проблем местных сообществ: компании заинтересованы в формировании здоровой жизненной среды, удержании и развитии трудовых ресурсов. Поддержка культуры приоритетом пока не стала

Аналитический центр «Эксперт» представляет результаты ежегодного исследования «Корпоративная благотворительность и волонтерство на Урале». Уже семь лет мы отслеживаем базовые показатели корпоративной благотворительности, четыре года — корпоративного волонтерства. В текущем году мы сделали акцент на поддержке в сфере культуры — организаций и учреждений, проектов и коллективов.

Основные фонды

В исследовании по итогам 2016 года приняли участие десять компаний и корпоративных благотворительных фондов, ведущих деятельность в масштабах как Большого Урала, так и всей России. Мы отдаем себе отчет в том, что столь скромная выборка не отражает ситуацию с корпоративной благотворительностью в регионе в полной мере, однако уверены: она позволяет получить срез актуального состояния, основных тенденций, проблем этой сферы. Тем более что костяк исследования составляют компании, давно и активно действующие на ниве благотворительности. В этом году мы отмечаем возросший уровень отказов от участия, в том числе от компаний-старожилов. Но есть и присоединившиеся — Челябинский трубопрокатный завод и «Трубодеталь».
 
Итак, опрошенные компании и корпоративные благотворительные фонды реализовали в 2016 году на территории Урало-Западносибирского региона более 50 благотворительных программ. Финансовую сторону благотворительной деятельности раскрыли только шесть участников исследования. При этом их совокупный бюджет в 2016 году составил 1,1 млрд рублей, что почти вполовину больше, чем годом ранее. С 2012 по 2016 год совокупный бюджет вырос на 228,9%, наиболее сложным выдался 2014-й — динамика суммарного бюджета составила всего 4%, при этом трое респондентов пошли на сокращение бюджета.  В текущем году половина участников исследования планируют продолжить увеличение бюджетов.

Компании отметили следующие положительные изменения в благотворительной деятельности: увеличение числа программ (22,2% ответов) и благополучателей (18,5%), расширение штата сотрудников (11,1%). Хотя кризис не мог не сказаться: часть респондентов сократила число благополучателей (7,4%).

Бизнес делает упор на качественном улучшении благотворительной деятельности — оценке эффективности (11,5%), создании партнерств с НКО и другими игроками рынка (11,1%), пересмотре приоритетов (8,4%), отказе от помощи в денежной форме в пользу помощи в натуральной форме и pro bono (4%). Основные пути развития благотворительности компании видят в поддержке волонтерских инициатив сотрудников (22,6%), развитии фандрайзинга (16,7%) и привлечении пожертвований сотрудников (8,8%). Немаловажная роль в трансформации благотворительности отводится оценке социального эффекта реализуемых программ (15,6%) и пересмотру приоритетов (14,7%), кооперации с другими компаниями (13,6%) и НКО (7,8%). Эти изменения носят не перманентный характер ответа на вызовы социально-экономической ситуации в стране, а системный — корпоративная благотворительность учится жить по-новому. Респонденты отмечают, что предыдущая волна кризиса побудила компании перенести фокус своих интересов с адресной помощи на решение системных социальных проблем, внедрение форм реализации благотворительной деятельности, обеспечивающих устойчивое развитие сообществ, проводить оценку социального эффекта программ.

Вложения в будущее

При выборе сфер реализации благотворительной поддержки уральские компании, как и в прежние годы, акцентируют внимание на поддержке местных сообществ (29,7%). На второй позиции — поддержка образования (21%), на третьей — социальная защита (14,7%). На сферу культуры в прошлом году потрачено всего 6,1% совокупного благотворительного бюджета участников опроса.

Наиболее обласканы вниманием благотворителей, как и прежде, дети: суммарно на детей с особыми потребностями, сирот и беспризорников, юные таланты приходится 38,8% совокупного благотворительного бюджета. Далее по убыванию следуют НКО — 22,5%, пожилые люди и ветераны — 11,5%, военнослужащие — 8,6%, социально незащищенные слои населения (матери-одиночки, беженцы и мигранты, бездомные) — 8,1%, а также взрослые инвалиды и лица, нуждающиеся в лечении, — 5,7%.

Выбор сфер приложения средств и благополучателей во многом обусловлен тем, что на территориях присутствия компании-благотворители являются основными работодателями: они заинтересованы в формировании здоровой жизненной среды для сотрудников и их детей, удержании трудовых ресурсов, развитии их социально-экономического потенциала и обеспечении таким образом устойчивого развития бизнеса. Решение остросоциальных насущных проблем местных сообществ пока в приоритете.

Культуру поддерживает половина опрошенных компаний и благотворительных фондов. Наиболее используемыми формами благотворительной поддержки организаций и проектов в культурной сфере являются предоставление грантов и стипендий, а также сотрудничество с НКО (по 21% ответов). Респонденты отмечают, что большое внимание уделяют социальной составляющей культурных проектов: поднимаются ли в них важные общественные проблемы, предлагаются ли варианты решения. Так, АО «Трубодеталь» реализует в поселке Новосинеглазовский ряд проектов, направленных на финансирование культурно-досугового центра и клуба, хора, воспитание подрастающего поколения. БФ «Синара» посредством проектов «Большая музыка для маленьких сердец» и «Театральный букварь» знакомит воспитанников детских домов Свердловской области с музыкальной и театральной культурой. Проект МТС «Поколение М» одновременно создает условия для поиска и самореализации талантливых детей и формирует культуру филантропии юных россиян.

При реализации благотворительной деятельности компании отдают предпочтения таким формам, как прямая помощь по запросам благополучателей, постоянная поддержка выбранных получателей помощи и сотрудничество с НКО. Эти формы набрали одинаковое число ответов при нескольких вариантах — по 17,5%. Следом идет стимулирование волонтерских инициатив сотрудников компаний (15%). Замыкают список реализация грантовых программ (15%) и стимулирование частных пожертвований сотрудников (12,5%).

Один из блоков опроса мы посвятили возможностям интернета для реализации благотворительной деятельности и рисками в этой сфере. Только трое участников опроса подтвердили применение в своей практике новых возможностей, при этом один респондент не только переводил средства через сайты благополучателей, но и пользовался для оказания помощи краудфандинговыми платформами. Двое участников планируют задействовать эти ресурсы в будущем. Как отмечают респонденты, использование сети сопряжено с рисками мошенничества. Впрочем, и в обычной благотворительной практике с мошенниками сталкивалась половина опрошенных компаний. Мнение едино: избежать обмана можно только через усиление проверки благополучателей перед получением помощи, внедрение прозрачных процедур распределения помощи (например, грантовые конкурсы), подотчетности и прозрачности деятельности благополучателей по расходованию средств поддержки, стандартизации отчетности.

Повышение прозрачности благополучателей является одним из условий положительных изменений в благотворительной сфере (респонденты почти в 13% ответов отмечали данный вариант). Развитию сферы также способствует государственная поддержка в форме как публичного одобрения (19,4%), так и налогового стимулирования (16,1%), освещение благотворительности в СМИ (19,4%) и через специализированные мероприятия профессионального сообщества (13%).

Сам себе волонтер

Корпоративное волонтерство в той или иной форме присутствует у восьми из опрошенных компаний и фондов: в пяти оно является неотъемлемой частью корпоративной социальной ответственности, в трех — развивается «снизу» из добровольных инициатив сотрудников. Политики или стратегии развития волонтерства нет только у одной компании. Почти все оценивают результативность волонтерских программ, но пока не у всех есть список измеряемых количественных индикаторов, оценка ведется, скорее, на качественном уровне.

Управление и координация добровольческих инициатив сотрудников чаще всего осуществляются чрез PR-отделы (40% ответов) и комитеты из числа сотрудников (30%). Мы отмечаем формирование специализированных структур, занимающихся волонтерством. Так, в компании «Кока-Кола ЭйчБиСи Евразия» в составе отдела связей и коммуникаций выделено подразделение, специализирующееся на корпоративной социальной ответственности, в компании МТС функционирует волонтерское движение «Просто дари добро».

Соответствие корпоративным ценностям является одним из основных критериев при отборе мероприятий (20% ответов) наряду с соответствием стратегии КСО (17%) и целям компании (11%). Немаловажную роль играет планируемый социальный эффект от реализации мероприятия (14%). Точку приложения сил волонтеров, как правило, выбирают по инициативе сотрудников (31,5% ответов), а также по предложению партнерского НКО или в ходе реализации уже существующих благотворительных программ компании (по 21% ответов). С НКО поддерживают партнерские отношения все респонденты, развивающие волонтерство. В пример приведем опыт ПАО «Ростелеком»: в рамках сотрудничества с фондами «Линия жизни» и «Старость в радость» по мере поступления запросов осуществляется сбор пожертвований среди сотрудников. Еще одной заслуживающей внимания инициативой является новогодний марафон «Верим в чудо, творим чудо»  ОК «Русал»: начавшийся в 2011 году как проект для сотрудников-волонтеров, он перерос формат внутрикорпоративного мероприятия и стал партнерским проектом с участием волонтеров из других компаний.

При проведении добровольческих мероприятий сотрудники стабильно отдают предпочтения традиционным формам, таким как посещение детских домов, проведение субботников, помощь ветеранам (суммарно 35% ответов) и сбор средств нуждающимся (30%). Третью позицию удерживает безвозмездная профессиональная помощь — pro bono (20%). В большинстве случаев сотрудники занимаются волонтерской деятельностью в свободное от работы время. К участию в акциях активно привлекаются члены семей сотрудников (почти 40% ответов).

Проблемы, с которыми сталкиваются кураторы волонтерских программ, все те же. Это прежде всего отсутствие разнообразия в мероприятиях (37,5% ответов), проблемы с обучением сотрудников перед мероприятиями (25%), бюрократия (25%) и отсутствие системного подхода к волонтерской деятельности (12,5%).

Методы и информация

В рамках исследования «Корпоративные благотворительность и волонтерство на Урале» аналитический центр «Эксперт» с 2011 года отслеживает изменения в сегменте социальной ориентированности бизнеса, наличие и поддержку корпоративных программ, насущные проблемы корпоративной благотворительности и методы их решения. Источником информации служат анкеты компаний. В исследовании принимают участие компании, ведущие деятельность и реализующие благотворительные программы на территории Урало-Западносибирского региона.

Благодарим за участие в исследовании: Уральский филиал ПАО «Мегафон», ПАО «Мобильные телесистемы», ООО «Кока-Кола ЭйчБиСи Евразия», макрорегиональный филиал «Урал» ПАО «Ростелеком», БФ «Синара», Свердловский региональный общественный благотворительный фонд «Таганский» и Фонд помощи экипажам ракетных подводных крейсеров стратегического назначения «Екатеринбург» и «Верхотурье» (созданы учредителями компании «Таганский ряд»), объединенную компанию «Русал», АО «Трубодеталь», ОАО «Челябинский трубопрокатный завод».    

 

Партнер

 

 

 

 

Комментарии

Еще в сюжете «Благотворительность на Урале»

Материалы по теме

Осознанная необходимость

АЦ «Эксперт» дал старт ежегодному исследованию корпоративной благотворительности на Урале

Добро вольно

Волонтерство: тенденции, мнения, решения

 

comments powered by Disqus