Без преувеличений

Макроиндикаторы

Макроиндикаторы

Откуда начинается и куда ведет сокращение промпроизводства в Пермском крае

Экономика Пермского края неспешно замедлилась и сползла с положительных темпов роста к спаду. В 2014 году индекс промышленного производства региона был самым высоким среди уральских территорий (104,3%). По итогам 2015 года динамика мало отличалась от нуля, а за первые четыре месяца 2016 года индекс промпроизводства сократился на 1,1%. 

Этот показатель чаще всего используют для беглого знакомства с состоянием дел в экономике стран и регионов: он позволяет сделать справедливые, но слишком общие выводы. Поэтому заглянем чуть глубже.

Zoom-zoom

В первом приближении увидим, что спад идет в основном в обрабатывающей промышленности, добыча отчасти даже компенсирует это торможение (притом что вес сегмента как минимум втрое меньше). За 2015 год в добывающем секторе — плюс 3,5%, за январь — апрель 2016 года — плюс 3,1%, в обработке — минус 1,4% и 2,1% соответственно.

Внутри обрабатывающего сектора рост замедлился как раз во флагманских отраслях — производстве кокса и нефтепродуктов и в химии. Вместе они составляют почти две трети всей обработки. Химия потеряла с начала года 4% (за 2015 год — 2%). Более оптимистично год начался в производстве кокса и нефтепродуктов: плюс 12,5%. Чтобы не путать восстановление и уверенный рост, тут надо иметь в виду эффект низкой базы: по итогам 2015-го проседание в отрасли составило 6%.

Производители машин на подобных качелях уже три года: 2015-й закончился 14-процентным спадом, за первые три месяца 2016 года показатели на 12% лучше. Похожая динамика в производстве транспортных средств. В других значимых отраслях обрабатывающей промышленности тренд более предсказуем: в металлургии и пищевой промышленности производство сокращается уже третий год, за четыре месяца 2016-го объемы упали на 10,5% и 3,6% соответственно. Пятерка отраслей (металлургия, производство машин, производство транспорта, электроника и пищевая промышленность) вместе составляют почти 30% обработки, а каждая в отдельности — по 5 — 6%. Математически это означает хорошую диверсификацию, особенно когда тренды разрозненные.

Минус на минус

Спад спроса для промышленности Прикамья проходит классически: падают и объемы производства, и цены. В 2015 году индекс цен производителей промышленных товаров составил 93,7%, в начале этого года цены снова понизились (минус 2,5% от уровня прошлого года).
 
Дефицит спроса наблюдается и на внутреннем рынке, и со стороны зарубежных покупателей. Использовать симпатичный для внешней торговли обменный курс рубля пермским экспортерам не удается. Напротив, объем торговли с заграницей сокращается: за 2015 год экспорт региона упал на 23,3%, за четыре месяца этого года — на 40% по отношению к аналогичному периоду прошлого.

Инвестировать суммарно тоже стали меньше. Это и логично, и типично для большинства уральских территорий. Но на фоне остальных регионов Пермский край выглядит весьма неплохо, а в отдельных секторах экономики инвестиции в прошлом году серьезно выросли: в обработку — на 44%, в транспорт и связь — на 86%. Суммарно вложения в эти отрасли составили почти половину всех инвестиций краевой экономики. О тенденциях 2016 года говорить пока рано, поскольку инвестиции распределяются в течение года очень неравномерно.

Кроме очевидных минусов нынешняя экономическая фаза несет плюс: неэффективные производства изживают себя, уступая рынок эффективным. В Пермском крае общая доля убыточных предприятий нарастает с 2012 года, по итогам 2015 года таких было 29%, в начале 2016-го — 33,4%. Процедура банкротства ведется в отношении Александровского и Кунгурского машзаводов, на Чусовском металлургическом серьезно сократилось производство. Но вместе с тем сальдированный результат всей экономики за 2015 год увеличился на 40%. Опять-таки рост этот частично является восстановительным: годом ранее по этому показателю наблюдался 15-процентный спад. Тем не менее это позволяет надеяться, что в регионе оптимизация производственных сил идет удачно.

Эффект домино

В успехе обрабатывающей промышленности напрямую заинтересована как минимум одна пятая работающего населения края — примерно 280 тыс. человек. Именно столько работало на предприятиях этого сектора в 2015 году. Это, кстати, на 20 тысяч меньше, чем среднее значение за последние десять лет. В регионе прибегают к сокращениям как к инструменту оптимизации расходов. Второй способ — урезание зарплат — тоже в ходу.

Если по итогам 2015 года Пермский край вместе с Удмуртской Республикой оказались единственными регионами на Урале, где реальные располагаемые доходы населения не упали, то в этом году регион стал антилидером по этому показателю. По сравнению с тем же периодом прошлого года население за январь — апрель недополучило 30% доходов в реальном исчислении. Цифра приковывает к себе внимание еще и потому, что реальные доходы населения в Пермском крае не падали с 2011 года. Больше всего не повезло работникам госуправления и здравоохранения (почти 160 тыс. человек), чья средняя заработная плата за 2015 год уменьшилась даже в номинальном исчислении. Индекс потребительских цен составил при этом 108%.

В уральских регионах потребительский спрос давно перестал быть драйвером роста. Поэтому сейчас, когда население переключается в режим экономии, розница работает со стабильно отрицательной динамикой роста. И худшие показатели как раз у Пермского края (вместе с Курганской и Челябинской областями): за первые четыре месяца объемы розницы на 8% меньше аналогичного периода 2015 года. В минусе и рынок услуг, как и почти везде на Урале.  

      

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Материалы по теме

Бюджет Пермского края на 2015 год внесен на рассмотрение Законодательния

Коротко

В Пермском крае модернизируют скорую помощь

В Перми открылся Пермский инженерно-промышленный форум

ЛУКойл инвестирует в Пермский край 1,64 млрд рублей

Призраки красных человечков

 

comments powered by Disqus