Когда придет день независимости

Нефтегазовый сервис

Нефтегазовый сервис

Для сохранения стабильности в российской нефтедобыче необходимо развивать собственные ноу-хау. Но рассчитывать на то, что отечественный нефтесервис в одиночку сможет решить задачу технологического импортозамещения, не приходится

В мае Россия вышла на первое место в мире по среднесуточным объемам добычи нефти, обогнав Саудовскую Аравию: 10,71 млн баррелей против 10,25 миллиона (по данным ЦДУ ТЭК). Как считает эксперт Оксфордского института энергетических исследований Джеймс Хендерсон, добыча в России оказалась довольно устойчивой к падению цен. Теперь основная задача, которая стоит перед нефтегазовыми компаниями страны, — поддержать ее на сложившемся уровне. Без новых технологий разведочного и эксплуатационного бурения сделать это проблематично. «Продолжающееся снижение добычи нефти в Западной Сибири компенсировать ростом добычи в Восточной Сибири и Тимано-Печорской провинции не удастся. Нехватка необходимых компетенций для реализации шельфовых и других сложных проектов при ограничениях импорта оборудования и технологий негативно повлияет на динамику нефтедобычи», — обещает официальный прогноз социально-экономического развития РФ до 2018 года. Такой может быть плата за высокую зависимость российского ТЭК от зарубежных нефтесервисных компаний.

Рынок есть…

Несмотря на колебания цен на нефть и введенные в отношении России западные санкции, расходы нефтяных компаний на неф­тесервисные услуги растут. По прогнозам Deloitte&Touche CIS, в 2015 году объем рынка должен увеличиться до 27,5 млрд долларов — это на 6% больше, чем в прошлом. Хотя добыча нефти в России по итогам 2015 года прогнозируется на уровне прошлого года с возможностью роста в пределах 0,5% (ориентировочно до 529 млн тонн).

— Даже под давлением геополитической ситуации рынок нефтесервисных услуг будет расти, — заявил директор департамента консалтинга Deloitte&Touche CIS Сергей Дубовик на Международной специализированной конференции компании CREON Energy в конце мая в Москве. — Драйвером отрасли станет необходимость поддержания добычи в традиционных провинциях на зрелых месторождениях и освоения новых месторождений, в частности в Восточной Сибири. Ожидается рост стоимости операций по увеличению нефтеотдачи за счет горизонтального бурения, гидроразрыва пласта и новых сервисных технологий.

Наибольший рост — 8% (до 16,6 млрд долларов), по оценкам эксперта, произойдет в сфере бурения: «Фактически в 2015 году стоит ждать снижения темпов проходки с одновременным увеличением стоимости затрат. Последнее объясняется старением парка буровых установок, износ превышает 70%».

Ежегодного увеличиваются затраты российского ТЭК на текущий и капитальный ремонт скважин: в 2010 году они составляли 3,3 млрд долларов, а в 2015-м ожидаются уже на уровне 4,5 млрд долларов. Дальнейший рост прогнозируется и в сфере геофизики, — на 7,6% (до 4,2 млрд долларов). Он будет возможен благодаря планам геологоразведки новых и изучения более глубоких горизонтов зрелых месторождений. Крупнейшими потребителями сервисных услуг остаются Западная Сибирь и Поволжье: на них приходится около 60% рынка.

… Активы будут…

Основную долю заказов (от 65 до 75%) в последние несколько лет делили между собой зарубежные нефтесервисные компании. Хотя еще 12 лет назад доля отечественных участников рынка была в 2,5 раза больше. Причиной перекоса стало активное избавление нефтяников от сервисных активов, многие отказались от собственных буровых бригад. В результате выросло присутствие прежде всего «большой четверки»: Haliburton, Weatherford, Schlumberger и Baker Huges, развернувшихся частично на мощностях бывших отечественных компаний. Иностранные игроки имеют значительные финансовые, технологические и кадровые ресурсы, ежегодно вкладывают миллиарды долларов в сферу исследований и разработок. Конкурировать с ними независимый отечественный нефтесервис не в силах.

Как отмечают в Союзе нефтегазопромышленников РФ, доминирование иностранных компаний на нашем рынке не только количественное — зарубежные игроки определяют степень отставания конкретных отечественных поставщиков оборудования и услуг от международного уровня и влияют на темпы и качество развития всей отрасли. Об угрозе технологическому суверенитету страны российские сервисники кричали несколько лет, но до 2014 года на них почти не обращали внимания. Сейчас, отмечают участники рынка, в отрасли наметилась важная тенденция: в прошлом году началась волна «собирания» сервисных активов.

В частности, курс на развитие собственного нефтесервиса взяла Роснефть. «Эффективное раскрытие потенциала новых типов запасов и работа на шельфе требуют развития в России мощного сервисного сектора и зачастую разработки уникальных технологий», — так объяснил новую стратегию глава госкомпании Игорь Сечин в мае 2014 года. Роснефть активно включилась в процесс и вскоре укрепила собственный буровой сервис, купив Оренбургскую буровую компанию, 30% акций North Atlantic Drilling, а также подразделения бурения и ремонта у Weatherford в России и Венесуэле. В результате, согласно отчетности за 2014 год, количество буровых установок возросло с 81 до 213, собственные мощности по ремонту и освоению скважин — на 67% (до 533 бригад), доля внутреннего сервиса ремонта и освоения скважин — с 30% до 40%. Это должно внести некоторые перемены в расклад сил на внутреннем рынке: на объекты Роснефти приходится до 28% объемов бурения на нефть в стране.

Как отмечают эксперты, в сервисном секторе нарастают процессы консолидации и специализации для развития более технологичной ресурсной базы. К тому же на формирование нефтегазовой отрасли сильное влияние оказывают усложнение добычи и выход в новые, геологически трудные регионы из-за истощения традиционных запасов. Это повлекло за собой рост капиталоемкости и технологичности проектов, снижение их рентабельности. Новых технологий и видов сервисов потребовала и разработка нетрадиционных запасов.

…Требуются мозги

Теоретически изменить ситуацию на рынке должны введенные в отношении российского ТЭК санкции со стороны Европы и США, которые резко ограничили деятельность иностранных игроков. Отечественные нефтесервисные компании уже отмечают отток западных конкурентов. Некоторые даже ощутили прирост заказов на 15 — 20%. Но резкого скачка пока не произошло: уже сейчас понятно, что быстро и полноценно заменить иностранные технологии в нефтесервисе не удастся.

— Когда на Schlumberger и других начали давить свои же хозяева, заставляя уходить с российского нефтесервисного рынка, у отечественных компаний появился шанс получить заказы, — рассказывает исполнительный директор Западно-Сибирской правовой палаты Вячеслав Юрковский. — Но у них нет ни передовых технологий, ни денег, потому что в предыдущие годы они сидели без выгодных заказов.

Есть опасения, что снижение активности иностранных сервисных компаний может замедлить темпы развития российского ТЭК: перспективные проекты российских нефтяников зависимы от импортных технологий. На старых месторождениях компании обходились и обойдутся технологиями, имеющимися у отечественных подрядчиков. Проблема возникает, когда речь заходит о необходимости прироста запасов, поддержания уровня добычи за счет разработки трудноизвлекаемых запасов баженовской свиты в Западной Сибири, новых месторождений Восточной Сибири. Но даже здесь зависимость от иностранных технологий некритично высока. А вот освоение акватории Арктики без них просто невозможно.

В Тюменской ассоциации нефтегазосервисных компаний считают, что развитие отечественного нефтесервиса невозможно без «длинных» денег и поддержки государства. Как поясняет президент ассоциации Владимир Борисов, до 17 декабря 2014 года вся финансовая деятельность нефтесервисных предприятий была завязана на бесперебойную работу с кредитными учреждениями. Отечественные компании активно пользовались финансовыми инструментами — факторингом, лизингом, кредитными линиями. С их помощью решали проблему отсрочки платежей (когда заказчик рассчитывается за выполнение работы через 60 — 90 дней после подписания акта). Последняя эффективная ставка, под которую нефтесервис получал денежные средства, равнялась 20% годовых. Сейчас она доходит до 38%. Такие условия не впишутся в рентабельность ни одного нефтегазосервисного предприятия. В итоге компании вынуждены выкручиваться, задерживая оплату субподрядчикам, выплату налогов, зарплат, экономить на необходимом. При таком раскладе не имеет смысла поднимать вопрос о развитии.

5 мая участники межрегиональной конференции «Создание благоприятных правовых условий для импортозамещения в сфере нефтегазосервисных услуг» в Тюмени направили в адрес правительства РФ, Госдумы РФ и органов власти Тюменского региона обращение. По их мнению, меры в поддержку модернизации отечественных сервисных предприятий нужно принимать на федеральном уровне. Одна из самых важных — стимулирование и налоговые преференции для малых и средних нефтесервисных компаний, применяющих и разрабатывающих современные инновационные технологии для увеличения нефтеотдачи пластов, повышения коэффициента извлечения нефти и вовлечения в разработку трудноизвлекаемых запасов.

«Нужно ориентироваться не просто на импортозамещение, а на импортонезависимость, — взывает президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль. — Увеличивать вложения в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки должны и нефтяные компании. По затратам на НИОКР первое место в мире занимает китайская компания PetroChina. На один баррель добычи она тратит 1,46 доллара на исследования. У Роснефти этот показатель — 0,4 доллара, у ЛУКойла — 0,26 доллара». Государство безмолвствует.  
 
Дополнительные материалы:

Ориентир на северо-восток

Производителям нефтегазосервисного оборудования пора идти следом за потребителем в новые газовые провинции, создавая там сервисные базы и точки локации, считает генеральный директор «ТМК Нефтегазсервис» Сергей Билан

— Какие тенденции вы наблюдаете на российском нефтесервисном рынке?

—С одной стороны, нефтяные компании пересмотрели отношение к аутсорсингу исходя из экономической ситуации и все пытаются делать сами — возвращают или создают заново сервисные подразделения, закупая новые технологии и оборудование. С другой — сервис — это широчайшее поле: от геологоразведки, бурения добычи до ремонта оборудования. И на этом рынке всегда будет место для специализированных, профессиональных компаний.

— Что планируете делать?

— Идти туда, где мы хотим присутствовать. Для сервиса важна география, физическое присутствие в нужной точке. Там, где уже находятся наши предприятия, мы — лидеры. Но наша задача — идти дальше, создавать новые базы, новые точки локации. Куда идут наш нефтяник и газовик? На новые газоносные провинции: на север — Ямал и дальше в Карское море, на восток. И наша задача — идти следом, находиться в регионе рядом с нефтяником, чтобы в кратчайшие сроки оказать требуемые услуги: произвести перенарезку резьбы, обработку трубы, сделать элементы подземного оборудования. Если потребитель использует нашу трубу, весь спектр услуг тоже востребован, но в том месте, где он находится, а не за тысячу километров.

Тем более что цикл жизни любого товара не заканчивается с выходом за ворота склада. Труба должна быть доставлена на базу, принята в работу, правильно расконсервирована и спущена в скважину. Только тогда наш потребитель, получив вот такой постпродажный сервис, может ощутить все его преимущества. Если на какой-то из стадий жизни товара что-то пойдет не так, то клиент не получит должного эффекта, и у него возникнет вопрос: зачем я плачу дороже.

Ключевое же направление нашего развития — увеличение спектра предоставляемых услуг на основании расширения линейки производимой продукции. Сервис — это важный сопутствующий бизнес, который позволяет увеличивать цену и ценность нашей основной продукции — трубы. Это долгий путь, но мы уже идем по нему.

— Куда в текущем году направлены основные инвестиции?

— Мы реализуем локальные, но очень эффективные проекты по перевооружению наших производств: все предприятия находятся на разной ступени развития, и нужно точечными инвестициями вывести их на новый, отвечающий чаяниям нашего потребителя уровень. Самая большая задача 2015 года — завершить на Орском машзаводе реконструкцию линии по производству буровых замков. Роботизированный штамповочный комплекс для производства заготовок запущен в эксплуатацию в марте, также до конца года планируем запуск пяти новых токарных комплексов с ЧПУ, которые позволят увеличить объем производства бурового замка с двухупорными резьбами класса премиум. Эта продукция все больше востребована у наших нефтяников. По остальным предприятиям разработано много инвестиционных планов, которые мы поэтапно будем реализовывать после 2015 года.              

 

Сервисные услуги составляют 70% стоимости нефтедобычи в России. Примерно половина из них приходится на бурение эксплуатационных и разведочных скважин, остальное — на геофизику, сейсмические исследования, строительство инфраструктуры, исследование пласта, ремонт нефтепромыслового оборудования.                 

 

                                                

 ПАРТНЕР ПРОЕКТА            

 

 

Комментарии

Еще в сюжете «Как происходит импортозамещение»

Материалы по теме

Бур с ними

Фонд развития промышленности профинансирует проекты в Уфе и Полевском

Минэнерго РФ: ТЭК России зависит от импортного оборудования в среднем на 60%

Вызовы, толкающие вперед

УВЗ возобновляет производство экскаваторов

Совет Свердловского областного Союза промышленников и предпринимателей подвел предварительные итоги реализации программы создания высокопроизводительных рабочих мест

 

comments powered by Disqus