Не «просто денег нет»

Энергоэффективность

Энергоэффективность

Энергосбережение противоречит определенным интересам. И противоречия законов энергосбережения и ЖКХ — не простая небрежность

С энергоэффективностью достучались до президента. В декабре на одной из встреч в пятницу энергоаудиторы элегантно сообщили ему, что закон об энергосбережении в России выполняется «недостаточно эффективно». А в субботу утром директора СРО 19 (саморегулируемой организации в области энергетических обследований, объединяющей 300 компаний) в Екатеринбурге Дмитрия Серебрякова разбудил звонок из Москвы: предоставить статистику по результатам энергетических обследований предприятий России. Минстрой в эти же дни приступил к разработке дорожной карты по повышению энергетической эффективности зданий, направленной на снятие технических, регуляторных, информационных и иных барьеров. Ключевой пункт документа — снижение платежной нагрузки на население за коммунальные услуги за счет повышения энергетической эффективности в жилищном фонде, в том числе путем проведения капитальных ремонтов многоквартирных домов и развития энергетического сервиса. Мы говорим с Дмитрием Серебряковым о том, чем оборачиваются противоречия законов по энергосбережению и ЖКХ и что с этим делать.

— Дмитрий Владиславович, почему возникла необходимость прописать этот пункт?

— Ситуация сложилась, мягко говоря, странная. Есть федеральный закон 261, в соответствии с которым четко определены требования к повышению энергоэффективности жилого фонда. Например, по ст. 11 части 6: «...Не допускается ввод в эксплуатацию зданий, строений, сооружений, построенных, реконструированных, прошедших капитальный ремонт и не соответствующих требованиям энергетической эффективности, оснащенности их приборами учета используемых энергетических ресурсов». Но это категоричное требование в большинстве регионов игнорируется, в том числе и в Свердловской области.

— Почему?

 — Потому что в Жилищном кодексе РФ это требование отдается на усмотрение регионам. А регионы его игнорируют. В ст. 39 требуется от исполнительной власти субъектов Российской Федерации устанавливать перечни мероприятий по энергосбережению и повышению энергетической эффективности в отношении общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме. По вновь простроенным зданиям это выполняется, так как Госжилнадзор в регионах, как правило, требует от застройщика наличие энергетического паспорта и обязательную установку приборов учета. А после капремонтов никто не обращает внимания на повышение энергетических характеристик домов. И сегодня об этой проблеме говорят и в Совете федерации, и в Госдуме, и в Минстрое РФ.

Из всех энергосберегающих мероприятий практикуется только утепление фасада. Но, извините, зачем нужно утепление фасада на Среднем Урале, если в доме нет узла регулирования тепла — индивидуального теплового пункта (ИТП)? Дом утеплили — жителям стало жарко, они открыли форточки, и все лишнее тепло, за которое они заплатили, ушло на улицу. Причем в первой редакции регионального закона были и другие энергосберегающие мероприятия, но потом сказали летучее нынче «просто денег нет» и выбросили их из перечня. Когда говорят — нет денег, у меня вопрос: а кто-то считал? Данфос, западная компания с качественным, но недешевым оборудованием, просчитала и сказала, что вполне вписывается со своими ИТП и прочим энергосберегающим оборудованием в наши проекты модернизации.
 
На региональном уровне обязательно необходимо принять соответствующие поправки в законы, капитальные ремонты многоквартирных домов обязательно должны сопровождаться повышением их энергоэффективности. Иначе, оплатив ремонт, граждане десятилетиями будут переплачивать за коммунальные ресурсы.

Статья 39 ЖК РФ говорит, что в субъектах устанавливаются перечни мероприятий по энергосбережению и повышению энергетической эффективности в многоквартирном доме. В регионах такие постановления есть, например в Свердловской области рекомендовано органам местного самоуправления муниципальных образований довести настоящее постановление до сведения ресурсоснабжающих организаций и лиц, ответственных за содержание многоквартирных домов. Довести до сведения — это одно, требовать выполнить — совсем другое. Необходимо поменять формулировку. И обязательно указать, по каким показателям должна быть достигнута эффективность. А федеральному центру необходимо, на наш взгляд, создать систему преодоления существующего формата жилищного права. Потому что получается, что в рамках ЖК РФ сегодня нельзя требовать какого-либо стимулирования энергосбережения. Все сводится к рекомендательному уровню. Включая и стимулирование снижения платежной нагрузки на население за коммунальные услуги за счет повышения энергетической эффективности.

— В чем причина противоречий, которые сохраняются в жилищном законодательстве по отношению к закону об энергоэффективности?
 
— У нас любое энергосбережение, к сожалению, противоречит определенным интересам. И противоречия законов энергетики и ЖКХ не простая небрежность, за ними стоят интересы определенных структур. Мы выяснили, что ни один пункт, ни один целевой показатель 261-го закона по энергосбережению, принятого в 2009 году, за семь лет не достигнут. На большом совещании по этому поводу у заместителя председателя правительства Российской Федерации Аркадия Дворковича в конце мая я об этом сообщил. Там же Минэнерго РФ докладывало, что закон выполняется, с этим все хорошо, осталось только детей в школе обучать энергосбережению. С последним я согласен, наша СРО 19 детям о пользе энергосбережения рассказывает, у нас шефство над лицеем, Дворцом молодежи и прочее. Но сейчас первоочередная задача — разрешить названные противоречия.

— В чем они заключаются и к чему приводят?

— Простой пример. Допустим, жители многоквартирного дома все вместе платили условно 200 тыс. рублей в месяц за отопление. Но вот энергосберегающая компания провела энергетическое обследование и говорит, что жителям необходимо поставить ИТП за полмиллиона рублей, тогда они будут экономить тепло и платить за дом суммарно 150 тыс. рублей. Так вот, это энергосбережение, как и любое другое, приводит к уменьшению полезного отпуска с ТЭЦ и котельных, снижению транспорта тепла по сетям. Снижается выручка всех участников теплопроводящей цепочки, которые зарабатывают на тарифе.

В отличие от ЖКХ промышленные предприятия все занимаются энергоэффективностью. Потому что у них напрямую в себестоимость продукции включены затраты на энергию. УГМК, НТМК, ГК Синара и прочие понимают, что чем меньше киловатт•часов они будут закладывать в единицу продукции, тем больше прибыли у них будет. Мировой опыт говорит, что если у компании затраты на энергию больше 30%, она становится нерентабельной. Почему Дерипаска закрыл БАЗ? Среди причин — огромные затраты на электроэнергию, да и цена на алюминий упала.

Совсем другая ситуация на уровне соц­сферы, бытового потребления. Начинается все с того, что застройщик не заинтересован строить энергоэффективные здания. Потому что в них цена квадратного метра, условно, с 33 тыс. рублей возрастет до 75 тыс. рублей. И поставщики энергоресурсов не заинтересованы снижать выручку, если потребитель будет меньше покупать тепла или электроэнергии. В то же время некоторые из них, например тот же «Т плюс», бывший КЭС-Холдинг, начинают понимать, что потребитель рано или поздно будет заниматься энергосбережением, и тогда никакой рост тарифа не покроет их выпадающие доходы. Поэтому в ряде регионов РСО сами возглавляют процесс и занимаются энергосбережением на стороне потребителя.  

— Профессиональное сообщество полгода работало над дорожной картой по повышению энергоэффективности в строительстве, которую и предложило на майском Госсовете. В чем суть?

— Предложения профессионалов касаются совершенствования механизмов государственной политики энергоэффективности. Считаем, результат будет, только если опираться на массовый квалифицированный бизнес. Поэтому первое предложение — передать полномочия по координации государственной политики повышения энергетической эффективности от Минэнерго России в Минстрой России или Ростехнадзор, поскольку эти ведомства защищают конечного потребителя. И большинство нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы контроля за энергосбережением у потребителя, касаются как раз этих ведомств. В то же время Минэнерго, являющееся уполномоченным федеральным органом в вопросах энергосбережения и повышения энергоэффективности объектов народного хозяйства, защищает интересы топливно-энергетического комплекса, предприятия которого не заинтересованы в уменьшении полезного отпуска, потому что это напрямую влияет на их выручку.

Второе — нужно сохранить обязательные энергетические обследования для организаций, осуществляющих регулируемые виды деятельности, например, сетей, поскольку их сверхнормативные потери оплачиваются из тарифа, то есть за счет конечных потребителей. А повлиять на повышение энергоэффективности этих предприятий потребитель никак не может. Поэтому при очередном тарифном регулировании РЭКи обязаны обращать внимание на то, как были потрачены средства на модернизацию. 

Третье — ввести обязательность энергообследований зданий не только при новом строительстве, но и после капитального ремонта, что позволит гарантировать реальное улучшение характеристик зданий и дальнейшей экономии при их эксплуатации. Нельзя вводить в эксплуатацию здание прежде, чем вынесет заключение энергоаудитор, не проверит тепловизором все стены. Ведь в итоге страдает потребитель, он покупает жилье за небольшие деньги, но потом начинают промерзать стены, стыки, система отопления не работает так, как должна.

Четвертое предложение: для энергоэффективной модернизации жилого фонда за счет средств сторонних инвесторов (энергосервисных компаний) регламентировать процедуру начисления платежей за коммунальные услуги. В частности предоставить возможность ежемесячной корректировки платы за отопление на величину достигнутой экономии по энергосервисному контракту и производить перерасчет по фактическому потреблению ежемесячно (изменения в ст. 157 Жилищного кодекса и постановление правительства № 354).

До 1 июля 2012 года все дома должны были быть оснащены приборами общедомового учета. Пока это лишь 60% зданий по стране. Но даже там, где стоят общедомовые счетчики потребленной тепловой энергии, цифры для заполнения платежек считают... смешно и страшно сказать как. По 354-му постановлению правительства РФ всем жителям должны начислять платежи по факту потребленного тепла. Например, сколько дом в январе потребил, такой в феврале должен прийти счет: ваш дом потребил столько-то гигакалорий, разделите все это на общее количество квадратных метров в доме и умножьте на конкретную площадь каждой квартиры. Ан нет! На практике регионам дано право начислять по показаниям прибора учета за предыдущий год, делить на одну восьмую, то есть среднее количество месяцев отопительного сезона, и жильцам выставляется счет равными цифрами. Плюс раз в год управляющая компания или РСО проводят перерасчет по фактическим показаниям. Как проводится этот перерасчет? Для большинства потребителей проверить эти цифры невозможно. СРО 19 сейчас формирует услугу: энергоаудиторы будут проверять, как УК провела перерасчет. Пример: пятиэтажному дому на улице Народной воли (Екатеринбург) УК насчитала за отопительный сезон доплатить 800 тыс. рублей. Когда председатель совета дома, опасаясь гнева жильцов, обратилась к энергоаудиторам, УК заявила, что сумма ошибочная, дому еще должны 160 тыс. рублей... В мутной воде перерасчетов в ЖКХ ловят хорошие деньги.

Сейчас система энергосервисных контрактов в ЖКХ ровно потому же не работает. Инвестор придет в жилфонд тогда, когда будут считать по реальным текущим показаниям приборов учета, по факту. Я уверен, тогда в стране начнется бум энергосервисных контрактов, как это было в свое время в Штатах и в Европе.       

 

 

Комментарии

Материалы по теме

Время новых вопросов

Сбережем энергию вместе

Не расплескать мощность

Честный разговор

Бросьте курить и болтать

Долг не может отдать только труп

 

comments powered by Disqus