Куда расти третьему

Некоммерческий сектор

Некоммерческий сектор

Некоммерческий сектор получил свободу от «политической деятельности» и готовит концепцию развития НКО

Президент РФ Владимир Путин подписал закон, уточняющий понятие «политическая деятельность» для некоммерческих организаций. К политической теперь не относится деятельность «в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социального обслуживания, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность». Это важное событие для благотворительных фондов — теперь их не будут причислять к «иностранным агентам». Как следует из ежегодного отчета Минюста, в 2015 году в реестр НКО-агентов внесена 81 организация (в 2014-м — 29), а за первые пять месяцев 2016 года — еще 19, итого на конец мая в нем числится 129. Как и прежде, основной способ попадания в реестр — принудительный: по собственному желанию за все время ведения реестра туда включены только четыре НКО. Итог попадания в нежелательный список — штрафы, репутационные издержки. Некоторые НКО вынуждены были объявить о ликвидации.

Теперь, после внесения поправок, выводящих из политической деятельности НКО ряд сфер жизни, будет снята возникшая напряженность, считают члены комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы. Есть и негативные оценки: «Не существует ни одной проблемы, которую бы этот закон решал. Цели его инициаторов были сугубо политическими. Исходя из позиции Верховного суда, оценочный подход к мониторингу деятельности той или иной организации сохраняется. Таким образом, прятаться за формулировки, далеко выходя за рамки, например, благотворительной деятельности, не удастся».

За комментариями о значимости поправок для сектора и оценками его состояния «Э-У» обратился к директору Фонда поддержки гражданской активности в малых городах и сельских территориях «Перспектива» (оператору президентских грантов среди НКО) Александру Свинину.

— Александр Александрович, насколько важны для некоммерческого сектора законодательные изменения, затрагивающие понятие «политической деятельности»?

— Важно то, как принимались эти поправки — в диалоге с НКО, фондами. В Общественной палате (ОП) РФ были слушания, в профильном комитете Госдумы — встречи и дискуссии. В итоге законодатель принял поправки, которые устраивают сектор. Но при этом надо понимать, что в России 226 тыс. НКО, из них чуть более сотни признаны иностранными агентами. То есть всего 0,0002%. Статистика говорит, что вопрос признания «иностранным агентом» касается, мягко говоря, далеко не всех. В регионах вообще не считают это важной темой для обсуждения просто потому, что перед НКО там стоят совсем другие проблемы и вызовы. Но о них не говорят и не пишут, ведь это не так интересно. А политическая деятельность интересна и не сходит с полос СМИ.

Выше, чем в среднем по стране

— Проанализируйте состояние третьего сектора в России. С какими проблемами он сталкивается чаще всего? Существенно ли отличается ситуация на Урале от среднероссийских показателей?

— В третьем секторе официально работает около 1 млн человек. Это 0,8% экономически активного населения. В странах Западной Европы этот показатель часто превышает 10%. Российскому некоммерческому сектору есть куда расти. И этот рост, особенно последние годы, заметен. Появляются новые некоммерческие проекты, более 7 млн человек ежегодно участвует в гражданских инициативах, волонтерском движении.

На Урале зарегистрировано чуть более 15 тыс. НКО, из них 10 тысяч — социально ориентированные. 38% уральских НКО работают в Свердловской области, 25% — в Челябинской и 12% — в Тюменской областях. На Урале гражданская активность выше, чем в среднем по стране. По данным исследования ОП, наиболее востребованными со стороны жителей Урала являются гражданские инициативы в области культуры, экологии и благотворительности. Есть проблемы, которые необходимо решать. Например, более 40% ямальских НКО не имеют своих помещений для работы. Это, конечно, меньше чем 71%, как в Рязанской области, но тоже много. Необходимо привлекать местные власти, муниципалитеты. Они могут помочь социально ориентированным НКО с льготной арендой или созданием специальных коворкингов — так называемых домов НКО.

— Как вы оцениваете отношение государства к НКО?

— Государство видит в НКО в первую очередь партнера. Это реализуется в разных направлениях: НКО получают доступ к оказанию социальных услуг населению, увеличен на 360 млн рублей (до 4,6 млрд рублей) фонд грантов президента РФ для НКО. Появились новые грантовые направления. Так, фонд «Перспектива» в 2016 году распределит 480 млн рублей президентских грантов для НКО, работающих в сельских территориях и малых городах. Второй год проводятся форумы «Сообщество» — мы организуем в регионах обратную связь, обобщаем ее и вносим предложения по улучшению состояния третьего сектора на итоговом форуме в Москве. В этом году на форумах «Сообщество» НКО вместе с экспертами работают над проектом концепции содействия развитию социально ориентированных НКО.

— 24 — 25 июня вы будете обсуждать концепцию развития сектора в Екатеринбурге. Кто примет участие в дискуссии?

— Площадка соберет гражданских активистов и представителей НКО со всего Уральского федерального округа. Уже зарегистрировались более 250 НКО. В первый день пройдет десять дискуссионных площадок, на которых не просто будут сформулированы проблемы НКО и гражданских активистов на местах, но и предложены варианты решений. Наиболее интересные и конструктивные предложения войдут в концепцию. Документ будет представлен на итоговом форуме «Сообщество» в ноябре. Во второй день участников ждут девять образовательных мастер-классов в рамках Университета ОП. В частности, гражданских активистов научат создавать успешный образ в медиапространстве и работать со СМИ, а также объяснят порядок и детали подачи заявок на президентские гранты.

Вклад социального капитала в ВВП

— Насколько прозрачна система распределения грантов в регионах? Часто ли гранты из региональных бюджетов выделяются приближенным к власти НКО?

— В каждом регионе своя система распределения грантов. Всегда есть те, кто грант получил, а кто нет. Если говорить о мониторинге распределения грантов, региональные НКО и СМИ могут проводить совместный анализ, как и кому распределяются средства, какой социальный эффект получен от реализации проектов. И опять же в партнерстве с государством корректировать грантовые конкурсы. Кто мешает СМИ взять на контроль каждый проект, которому выделен грант из регионального бюджета и в случае недобросовестного выполнения проекта об этом написать? Привлечь внимание органа власти, выдавшего грант? Чем плоха такая форма общественного контроля? При этом, чтобы быть честным до конца, в случае успешного выполнения проекта СМИ должно об этом написать тоже. Рассказывать надо и об успешных кейсах. Их значительно больше, чем недобросовестных, но говорят о них реже. Поэтому треть населения не доверяют НКО.

— А сколько граждан готовы жертвовать на благотворительность?

— Только 1% готов жертвовать деньги на благотворительные проекты для взрослых. Над этим надо работать вместе бизнесу, третьему сектору и государству. Есть такое понятие, как социальный капитал, — этот показатель отражает, насколько мы умеем договариваться в обществе, строить горизонтальные связи, доверяем друг другу. ОП в 2015 году впервые посчитала его для каждого региона России. На Урале в среднем он выше, чем по стране. Но за последние пять лет в целом в России он увеличился почти на 10%. А каждые 10% роста социального капитала дают 0,8% роста ВВП. Это вклад гражданского общества в развитие страны. И он будет увеличиваться.  

Комментарии

Материалы по теме

Культура — это про качество жизни, про наше будущее

Пропустите к бюджету

Системный склероз

Говорим на одном языке

Среда для добра

Взаимная заинтересованность

 

comments powered by Disqus