Котельная альтернатива

Реформа теплоэнергетики

Реформа теплоэнергетики

Новая модель теплоснабжения сделана для того, чтобы привлечь инвестиции в обветшавшую отрасль. В нынешних условиях ни государство, ни частные инвесторы вкладывать деньги не готовы

Обсуждение тотальной реформы тепловой энергетики вязнет в разногласиях. Ведомства опасаются роста тарифов. Фундамент для реформирования российской теплоэнергетики заложен в 2010 году федеральным законом «О теплоснабжении», но условия для его эффективной реализации пока не созданы. Сроки принятия необходимых документов постоянно откладываются. Минэнерго РФ планировало ввести новую модель рынка тепла в России до конца прошлого года. Дорожная карта реформы теплоснабжения, утвержденная правительством в октябре, предусматривала принятие закона о либерализации цен на тепло уже в первом квартале 2015 года.

На совещании у профильного вице-премьера Аркадия Дворковича 15 апреля говорилось о целесообразности «поэтапного внедрения новой модели рынка тепла в отдельных регионах» в сроки, предусмотренные дорожной картой, и на всей территории России — при необходимости «с оперативной корректировкой нормативной базы», но уже без указания сроков.

Два года разговоров

Решения, принятые на совещании, вызывают опасения за судьбу реформы у финского концерна Fortum (владеет российской компанией «Фортум»). Финны, вложившие в российскую энергетику 4 млрд евро, в значительной мере инициировали принятие новой модели. Срок ее запуска — один из критичных параметров для инвесторов, и его сдвиг — сильный негативный сигнал для отрасли.

Fortum в письме к Дмитрию Медведеву просит премьера вернуться к идее повсеместного перехода на метод альтернативной котельной, который должен быть единственным методом регулирования, а не одним из вариантов. Избирательность помешает найти инвестиции для модернизации устаревшей инфраструктуры. И без того из-за опасения слишком быстрого роста цен государство растянуло срок перехода к новому механизму, более привлекательному для инвесторов, до 2023 года.

Ответа на письмо пока нет. Однако, как пояснил «Э-У» заместитель генерального директора по операционной деятельности — главный инженер ОАО «Фортум», вице-президент по тепловому бизнесу Парвиз Абдушукуров, рабочей группе при правительственной комиссии под председательством главы «Совета рынка» Юрия Удальцова дано поручение снять все разногласия между федеральными органами. Чтобы дорожная карта начала действовать, нужно без эмоций выработать и принять набор решений. Возможно, отсрочка возникает из-за того, что реформа проходит активное обсуждение участниками рынка, но это, скорее, плюс — она не просто спускается сверху, а проводится с участием тех, кому в этих условиях работать.

Уже два года на федеральном и региональных уровнях в профессиональном энергетическом сообществе идет много разговоров о переходе на метод альтернативной котельной. Суть новой модели в том, что в крупных городах назначают единую теплоснабжающую организацию (ЕТО), отвечающую за всю цепочку доставки тепла потребителю. По новой модели вся страна переходит на единые правила и единый метод определения предельной цены: вместо подхода «от затрат» (чреватых коррупцией, неэффективностью) к подходу «сколько на самом деле стоит». Предельная цена на тепло, фиксируемая для ЕТО, определяется по принципу альтернативной котельной. Цель новой модели — привлечь инвесторов в сферу, где износ достиг критического уровня, а потребители уходят от центральной системы теплоснабжения на собственную генерацию.

Проект закона отправлен на доработку для снятия разногласий, при этом одобрено главное — методу альтернативной котельной быть. Остается выбрать несколько ключевых вещей, связанных с реализацией дорожной карты, — этапность и продолжительность внедрения метода.

Крышка сверху

Откуда взялся метод альтернативной котельной? Почему именно он? Сегодняшнее ценообразование в тепле построено по принципу «затраты плюс»: чем больше компания потратила денег в этом году, тем легче ей нарастить тариф на следующий. Если она что-то сэкономила, при очередном регулировании у нее эту величину отберут. Производитель, то есть генерация, защищает в органах регулирования свой тариф, транспортная организация (сети) — свой. Сумма этих двух тарифов плюс 2 — 4% надбавки сбытовых компаний и есть конечный тариф для потребителя. Анализ последних восьми лет показывает 257% роста энерготарифа.

Сдвиг срока запуска новой модели рынка тепла — сильный негативный сигнал для инвесторов

— Мы стали разбираться, почему тариф вырос, — рассказывает Парвиз Абдушукуров, — при этом все участники цепочки жалуются: производитель тепла, сети, пот­ребитель. У первых двух нет денег на ремонты, на модернизацию. Потребитель говорит: услуга плохого качества, дорогая. А власть: все плохо, потому что все жалуются. Решили сделать расчет идеальной модели взаимодействия источника, сети, потребителя. Чтобы всем на все хватило. В конце получили цифру, которая в три-четыре раза превышает сегодняшние тарифы, никто такую цену не потянет. Поняли, что-то неправильно делаем, решили идти от обратного, смотреть на картину со стороны потребителя. При этом у него должно быть право выбора: остаться с нынешними поставщиками или найти альтернативу. Представив себя на позиции потребителя, мы, конечно же, не захотели работать в этой системе теплоснабжения, нашей целью стал собственный источник тепла, например, котельная. Посчитали, сколько это будет стоить. Так родилась модель альтернативной котельной. Это, подчеркиваю, не тариф, а именно модель, которая позволяет потребителю самому определить, сколько будет для него стоить тепловая энергия в конкретном городе, если он уйдет из зоны централизованного теплоснабжения и построит собственный источник. С учетом возврата кредита на строительство, стоимости эксплуатации — всех расходов. Это простой метод определения потолка, предельного уровня цены тепла, выше которой нельзя найти потребителя. Мы его назвали «крышка сверху». В новой модели каждый поставщик ресурса определяет свою цену, но — «под крышкой»: выше быть не может. Показываем реальную стоимость продуктов, определяем индикативный уровень, останавливаем бесконтрольный рост тарифов на тепло.

Расчет показал «Фортуму», что 62% населения России платит выше уровня альтернативной котельной. Ценность предлагаемого метода для инвесторов, по мнению разработчиков, в поэтапном выравнивании тарифов в масштабах страны: в регионах, где стоимость тепла выше предельного уровня, она замораживается и не поднимается до тех пор, пока естественная инфляция не приблизится к этому потолку. А где ниже — растет в течение переходного периода. В этой ценовой зоне цена будет определена государством по согласованию с местными властями.

По новой модели кратно растут штрафы за некачественную поставку. Поставщик обязан компенсировать все издержки, которые понес потребитель. Например, вам в летнее время отключили горячую воду. Вы все равно будете мыться, нагревая холодную. Ваши затраты при этом на электроэнергию, на газ ресурсники обязаны компенсировать. То есть модель сделали сильно либеральной, но при этом и сильно ответственной, приблизив к западной. Не нужно сто проверяющих, она сама себя регулирует.

И еще одно существенное отличие — взаимоотношения поставщика и потребителя. Сегодня, чтобы начать отопительный сезон, формально надо дождаться температуры ниже восьми градусов в течение трех суток. Но по факту и месяц может стоять девять градусов, дети в садах будут мерзнуть, и никто не даст тепло, пока мэр не скажет: благословляю. Абсурд: потребитель просит включить тепло, поставщик может включить, но не включает без властной отмашки. В новой модели когда вам надо, тогда и включайте, хоть летом, только платите. У вас будет возможность, во-первых, оценить продукт, во-вторых, сделать выбор.

И последнее: по новой модели поставщика ресурса сможет оценивать только потребитель, любая третья сторона исключается, кроме арбитража. Утрированно нынешняя ситуация выглядит так. Отопительный сезон закончился, потребитель подписывает бумаги поставщику тепла, что он им доволен, претензий нет. При этом, по оценкам органа регулирования в лице РЭК, это очень плохая компания и ее наказывают штрафами. Или наоборот: потребитель кричит, что поставщик плохой, а по критериям РЭК он хороший.

Итак, ключевые отличия новой модели — элементы саморегулирования, которые защищают конечного потребителя «крышкой сверху» и позволяют наиболее эффективным компаниям почувствовать преимущества в этой системе. В каждой системе теплоснабжения появляется один хозяин. Нынче потребитель, недовольный качеством ресурсов, не знает, куда идти, — крайнего не найти. В новой модели ЕТО отвечает за качество перед потребителями. При нарушениях выплачивает потребителям компенсации, взыскивает убытки с контрагентов в случае их вины. ЕТО определяет цены для потребителя в рамках предельного уровня цен. Она регулирует все отношения внутри этой системы, контролирует денежный поток и расплачивается внутри системы со всеми. Еще одно существенное условие: в новой модели плата за подключение отменяется.

Риски для реализации

Рисков, которые могут появиться, если реформирование теплоэнергетики будет отложено, много. Новая модель инициирована потому, что разработчики сначала проанализировали ситуацию, в которой мы находимся. Из-за продолжительного сдерживания тарифов и отсутствия крупных инвесторов за последние двадцать лет теплоэнергетика фактически пришла в упадок. Деньги в отрасль не вкладывались, модернизация не проводилась, а ремонты велись по принципу латания дыр. Тепловой бизнес убыточен, компаниям негде брать средства даже на поддержание системы. Прямые риски очевидны — угроза надежности теплоснабжения, аварии на сетях, обвальное падение качества услуг. По данным Минэнерго РФ и регионов, аварийность растет с каждым годом. То один город замерзает, то другой. И ситуация будет только осложняться. Потому что основные фонды изношены на 80%, потери — более половины.

Инвесторы придут в отрасль, когда произойдут три важные перемены. Первая: законодательство станет таким, чтобы выгодно было вкладывать. Вторая: период неизменности норм также будет закреплен в законе. Если этого нет, инвестиции становятся рисковыми, под них закладываются двойные-тройные проценты, в итоге проект не окупается. И третье: должна быть возможность окупить вложения не за счет повышения тарифов, а за счет повышения эффективности.

Альтернативная котельная — это простой метод определения потолка цены тепла

Так, если сегодня в Челябинске (цифры далее условные) потери на всем теплосетевом комплексе 25 — 28%, при затратах 10 млрд рублей на отпуск полезной энергии город на 3 млрд рублей топит атмосферу. Так вот законодательство должно быть таково, что если инвестор вложился в снижение потерь, то 3 млрд рублей, которые он сэкономил, у него останутся. Тогда он сможет посчитать, что если ему надо инвестировать в развитие тепловой сети, например, 50 млрд рублей, то при 3 млрд рублей в год экономии окупаться вложения будут не менее 15 лет. Но закон должен однозначно говорить, что у инвестора деньги не заберут. Сегодня в отрасли ситуация обратная: если появилась прибыль, ее тут же вырежут.

За последние несколько лет энергокомпании перестали верить в стабильность и неизменность условий тарифного регулирования в тепле, несмотря на декларируемые действующими нормативными актами механизмы возврата инвестиций. А так как динамика тарифа зависит в основном от воли регулирующего органа и предсказать ее невозможно, то просчитать эффективность инвестиционного проекта нереально. Одно из основных преимуществ метода альтернативной котельной — прозрачность, долгосрочность и предсказуемость ценообразования на рынке тепла. Другое преимущество — тариф, будучи правильно рассчитан, позволит бизнесу зарабатывать прибыль от текущей деятельности, а значит, появится база для реинвестирования средств.

Модель, повторим, сделана для того, чтобы привлечь инвестиции. Они могут (вернее, не могут) появиться из двух источников: от государства и от частного инвестора. По оценкам федеральных чиновников, затраты, необходимые для модернизации ЖКХ, оцениваются в 4 трлн рублей. Государство, даже если бы хотело, таких денег в бюджете не найдет, ситуация в экономике сложная. А когда их сможет дать частный инвестор — смотри выше. Иных источников нет.

Среди множества рисков сами разработчики выделяют основные, когда новая модель может не сработать. Первый — если будут усиливаться регуляторные риски: частный инвестор тревожится, когда правила постоянно дописывают и переписывают. Второй — если ответственность ЕТО будет непропорциональна инструментам ее влияния на систему. Третий риск возникнет, если модель не будет применена во всей стране и много критично важных решений будет отложено на неопределенный срок. Поскольку или ишак сдохнет, или падишах — ветхие теплосети развалятся. Критики говорят: давайте мы на всякий случай будем ее внедрять пилотно в отдельно взятых городах, регионах. К чему это приведет? Там, где действующий тариф сегодня ниже тарифа альтернативной котельной, никто никогда не согласится на пилот. Там, где выше, — новую модель введут и через два года скажут: она не работает. Поскольку по всей стране сохранятся диспропорции, целей реформа не достигнет, инвесторы не придут, ситуация не изменится.

Тучи на границе поставки

Чтобы решить какую-то проблему, надо увидеть ее целиком. Так и с реформой тепла. Один из основных конечных потребителей на рынке тепловой энергии — ЖКХ — похоже на черную дыру: деньги исчезают бесследно. Будущих инвесторов рынка тепла это никоим образом не устроит. Как сделать ситуацию на границе поставки ресурса и оказания услуги прозрачной — отдельная тема. Но тут отметим: из 55 — 60% потерь тепла при доставке его потребителю до 5% теряется при входе от генератора в сеть, далее при транспорте по сети теряем до 30% и внутри дома — до 25%, поскольку в сегодняшней системе теплоснабжения инфраструктура многоквартирных домов находится в особо аховом состоянии. Кроме того, если газ, электроэнергия продаются жильцам как товар по приборам на входе в дом, тепловая энергия товаром не является. Приборов внутри дома по определению нет, отношения поставщиков и потребителей ничем не регулируются, кроме гостарифов непонятного происхождения. Поскольку тепло не продается как товар, оказывается услуга отопления. Эта услуга называется «18 — 22 градуса должно быть в квартире».

Коммунальная услуга должна быть прописана в законодательстве. В любом доме должен быть ее исполнитель, который покупает ресурсы на входе в дом и жильцам дает конечный продукт. На Западе сфера ЖКХ — очень выгодный бизнес. Там невысокая доходность, но гарантированный спрос и возврат.      

Комментарии

Материалы по теме

Тепловой удар

Отопительный сезон прошли ровно. Приступаем к ремонтной кампании

Тепло не бизнес

«Академический» будет с теплом

Попинать вас — и заборчик покрасите

 

comments powered by Disqus