Поймать зеленого слоника

Перспективы развития экономики и общества в целом

Перспективы развития экономики и общества в целом

Нобелевский лауреат мира Рае Квон Чунг рассказал, почему демократия и капитализм изжили себя, как найти драйверы роста для экономики и как построить «дивный новый мир» за неполные полтора десятка лет

Мир, оставивший в прошлом болезни, нищету, голод, гендерное неравенство, войны, парниковый эффект… Главный советник генсека ООН по вопросам изменения климата Рае Квон Чунг уверен: социум и экономику будущего, новое мышление, о котором мечтали Вернадский и Чижевский, реально создать до 2030-го года. Для этого необходимо радикальное изменение подхода к добыче ресурсов, к природе, к планете и ее населению. На международной конференции по развитию городов (International Conference on Sustainable Cities; Екатеринбург, март 2016), организованной Инновационной инфраструктурой (Global Innovation Lab) Уральского федерального университета и Институтом экономики министерства образования и науки Республики Казахстан, ученый-дипломат представил 17 целей «устойчивого развития», достижение которых преобразит мир раз и навсегда. Даже неполный список этих целей — отсутствие голода и бедности, качественное здравоохранение и образование, равенство полов, чистые вода и энергия, эффективная работа и экономический рост, грамотное использование ресурсов и защита планеты — кажется утопичным и недостижимым и за сто лет, не то что за оставшиеся до 2030-го тринадцать.

Автор концепции «устойчивого развития» уверен — необходимы радикальные изменения. Как в подходе к мировой экономике, так и в мироустройстве. По его мнению, рыночная экономика и демократия как политический строй давно дискредитировали себя. Мир будущего должен использовать другие инструменты. Экология, как это ни парадоксально, станет драйвером экономического роста, планета и общество будут процветать.

Что такое концепция «зеленого развития» и «зеленой экономики» и как человечество достигнет невиданного расцвета, мы спросили Рае Квон Чунга.

Экология VS экономика

— Как возникла концепция «устойчивого развития»?

— Термин впервые прозвучал в 1987 году в Норвегии. И до сих пор мы считаем, что внедрение системы устойчивого развития — это сложно. Но мы не можем лишить потомков возможности поддерживать тот же уровень жизни на планете, поэтому должны создать устойчивую модель развития для поколений. В 2002 году в Рио-де-Жанейро была представлена доработанная официальная концепция, подразумевающая интеграцию трех измерений — экономики, планеты и общества. На тот момент это были равнозначные составляющие устойчивого развития. В сентябре прошлого года Организация объединенных наций признала концепцию устойчивого развития, а главы государств приняли документ, подразумевающий трансформацию нашего мира. Мы будем вершить историю.

— А теперь экономика, общество и планета не равнозначны?

— Нужен следующий уровень понимания. Самое важное — это планета. Общество и экономика сосуществуют внутри нее. Генсек ООН Пан Ги Мун предлагает три дополнительных элемента: достоинство, правосудие и партнерство. Правда, пока этот взгляд не принят официально.

— Итак, вы намереваетесь достичь 17 целей устойчивого развития к 2030 году.

— 17 целей по определению долгосрочны. А актуальная стратегия экономического роста имеет в своей основе краткосрочные приоритеты. Мы управляем экономикой каждый год, месяц и день. Проблема в том, как соотнести долгосрочные цели устойчивого развития и краткосрочные цели экономики. Мы беспокоимся о своем доходе, о завтрашнем дне, о нашей работе. Мы не можем ждать 20 и 30 лет, чтобы увидеть, что произойдет. Мы сконцентрированы на краткосрочных приоритетах. Именно поэтому достичь целей устойчивого развития настолько сложно. Нам необходимо поменять наш способ управления экономикой, перестать ставить перед собой краткосрочные цели. Тогда произойдет трансформация нашей экономики.

— Какова «наша экономика» в вашем представлении?

— Это порочный круг цикла оптимизации краткосрочного роста — ВВП. Мы стараемся максимизировать наш краткосрочный ВВП, эксплуатируя человеческий и природный ресурсы — людей и природу. Такова современная парадигма. Мы не платим полную цену и сокращаем расходы на ресурсы. Хотим снизить стоимость расходов на производство. Ухудшаем социальные условия и платим минимальные зарплаты. Как следствие, эффективность ресурсов все понижается. Мы застряли в порочном круге, и нам нужно выйти из него.

— И к чему прийти?

— К благоприятному циклу, где мы будем добиваться долгосрочного качества. Подчеркиваю, не количества, а качества — инвестируя в природный и человеческий капитал, повышая уровень культуры, платя людям больше. Люди смогут улучшить свою производительность, а значит — будут больше потреблять. Сейчас у людей нет денег, чтобы тратить их на потребление.

Также необходимо вкладывать в природный капитал — делать так называемые «зеленые инвестиции». Мы называем это «зеленым ростом». От эксплуатации нашего природного и человеческого капитала мы должны перейти к инвестированию в эти капиталы. И так мы сможем трансформировать нашу текущую экономическую ситуацию, перейти от эксплуатации к инвестициям. Такой переход не может произойти автоматически. Если вы инвестируете в природный капитал, ваши вложения окупятся медленнее, за 10 лет, 20 лет. Но мы же инвестируем в образование наших детей. Почему бы не сделать то же для национальной экономики?

Экономика VS демократия

— Перейдем к главному — каковы инструменты достижения всеобщего счастья?

— Одним из инструментов может стать введение налога на выброс углерода (промышленных соединений с содержанием двуокиси углерода. — Ред.). Экономисты пугают нас тем, что налог на углерод убьет нашу экономику, убьет занятость. Я считаю, что это неверная информация. Экономика больше, чем та модель, которую они используют. Нужно верить конкретным примерам: в Швеции введение налога привело к росту экономики. И к снижению выбросов соответственно.

Устойчивое развитие никогда не будет обеспечено рынком. Его должна поддерживать политика государства. Но государственный сектор неохотно принимает решения о трансформации. Пора бы ему осмелеть. Люди думают, что если будет лучше экология — проиграет экономика. Но, поверьте, будет обоюдовыгодная синергия.

Есть и социальные инструменты. Я считаю, что возможна реформа социального налога — высокий налог для богатых, низкий — для бедных. Мы можем поднять налог на потребление ресурсов и тем самым сократить выбросы и сократить налог на доходы. С политической точки зрения это очень сложно.

Повторюсь, есть пример успешного развития — скандинавские страны. У них высокие налоги для богатых, на выброс углерода и в то же время очень высокие благополучие и уровень жизни. И высокий же уровень экологической устойчивости. Мы же слишком зациклены на американской модели — на либерализме. И я считаю, что мы должны поменять мышление. К примеру, если вы потребляете больше ресурсов — вы соответственно платите больше налогов. Если опираться не на доход, а на потребление, то результатом станут экономический рост и низкие выбросы.

Драйвер устойчивого роста — это правительство. В России правительство имеет очень сильную позицию, поэтому вам проще продвигать устойчивое развитие на уровне государства.

— Получается, экология первична?

— Нет, экология здесь выступит скорее как дополнительный бонус, дополнительная выгода. Это не наша главная цель. Мы преследуем цель достижения долгосрочного экономического роста, а не просто защиты от изменений климата.

Я верю, что если мы будем инвестировать в защиту от изменений климата, мы будем сами себе гарантировать экономический рост. «Зеленая экономика» — это драйвер роста развития экономики. Бизнес также должен правильно трансформироваться.

— Экология и «зеленая экономика» как драйверы роста — это парадокс.

— Я постоянно говорю о том, что мы должны сохранить окружающую среду. Изменения климата позволят нам создать новую экономику и рабочие места. Мы будем инвестировать в природу, в окружающую среду и сможем добиться лучшего экономического развития. Мы должны сфокусироваться на достижении экологической эффективности — это первое.

Второе — мы должны улучшить социальную активность. Третье — мы должны улучшить экономическую жизнь города.

Наша политическая система основана на демократии. Люди голосуют за тех, кто предлагает краткосрочный результат. Так мы не можем инвестировать в долгосрочные проекты. Я думаю, что демократия не способна на долгосрочные перспективы и «зеленое развитие». Тот же минус у капитализма. Капитализм основан на краткосрочном доходе. Поэтому политические институты все неспособны помочь достигнуть долгосрочных перспектив. Что мы должны сделать? Я думаю, что нам необходима другая политическая и экономическая система, необходим переход. Мое предложение — может ли Россия предложить новую политическую и экономическую систему?
 
— Какой вы ее видите?

— Много людей сегодня обсуждают технологии и финансы, концентрируются на этом. Но передовые технологии не должны являться основополагающим фактором. Мы сосредоточены на том, как создать правильную фискальную политику, социальную политику для того, чтобы эти технологии сами по себе использовались.

Я думаю, что даже вашу экономику можно изменить таким образом, чтобы она была выгодной городу, чтобы она была направлена на устойчивое развитие. Это можно обсуждать, это нужно прорабатывать. Подобных примеров много в Австралии и в Канаде, где много минерального сырья отправляют на экспорт. Даже в США. Американцы инвестируют в окружающую среду и таким образом поддерживают горнодобывающую промышленность, будучи ответственным перед обществом и перед развитием города. Мы нуждаемся в ресурсах, я не говорю, что мы должны прекратить использование ресурсов.

Россия имеет большой экономический потенциал. Те же военные технологии можно использовать для природопользования. Соответственно, вы станете ведущим центром в «зеленых технологиях».

— Каким образом?

— Первое, что вы должны обеспечить, — это прозрачность и честность бизнеса. Вы должны решить это вместе — правительство и общество. Какие «зеленые технологии» нужно использовать — этот вопрос больше относится к правительству и к людям, они вместе должны обсуждать. К примеру, здесь, в Екатеринбурге, вам необходимо чистое топливо, потому что у вас есть старые автобусы и они явно не экологичны. Правительство и люди могут обсудить это, соответственно, можно инвестировать в электрический транспорт, а не в дизельное топливо, на котором эти автобусы работают. Мы сменили дизельное топливо на природный газ: он намного чище. Этого мы достигли в силу заинтересованности нашего народа — люди пришли и потребовали от правительства. Все зависит от того, насколько сильно люди хотят работать над проблемой. Но если говорить о глобальных проблемах, очень трудно убедить правительство согласиться.

Справка:

17 целей устойчивого развития

  • Ликвидация нищеты
  • Ликвидация голода
  • Хорошее здоровье и благополучие
  • Качественное образование
  • Гендерное равенство
  • Чистая вода и санитария
  • Чистая недорогая энергия
  • Достойная работа и экономический рост
  • Индустриализация, инновации и инфраструктура
  • Уменьшение неравенства
  • Устойчивые города и населенные пункты
  • Ответственное потребление и производство
  • Борьба с изменением климата
  • Сохранение морских экосистем
  • Сохранение экосистем суши
  • Мир, правосудие и эффективные институты
  • Партнерство в интересах устойчивого развития

 

Рае Квон Чунг — директор департамента по окружающей среде и развитию Экономической и социальной комиссии для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО) (Таиланд), советник генерального секретаря организации объединенных наций по вопросам изменения климата Пан Ги Муна. Окончил Джорджтаунский университет в Вашингтоне со степенью магистра в области науки в дипломатических отношениях. Лауреат Нобелевской премии мира 2007 года.   


 

Комментарии

Материалы по теме

Прочь из усталых городов

Фарс-мажор

Мусорный ветер, дым из трубы

Заводы уступают место

Выгодная экология

Великое переселение

 

comments powered by Disqus