Бизнес-ланч с лазоревым драконом*

Экспорт в Китай

Экспорт в Китай

Китайский рынок не перестает удивлять наших экспортеров экзотикой. Добраться до него нелегко, работать на нем — архисложно. Но издержки окупаются с лихвой

АЦ «Эксперт» провел исследование торгово-экономического сотрудничества Урала и Сибири с Китайской народной республикой. На примере шести субъектов РФ — Свердловской, Челябинской, Тюменской (без автономных округов), Новосибирской, Омской областей и Красноярского края — рассмотрены внешнеэкономические отношения с КНР, включая взаимные инвестиции и торговлю. Представляем экспортное направление этого исследования.

Вагон проблем

По данным РЭЦ, экспорт из РФ в Поднебесную за прошлый год вырос на 40,2% (динамика 2017/16 — 37,7%; сравнение везде — период к периоду, если не указано иное) до 60,5 млрд долларов. За последние пять лет доля КНР в его структуре увеличилась с 8,3% до 13,5%.

В 2018 году шестерка регионов увеличила экспорт в КНР на 51%, до 3,3 млрд долларов. Лидер по объему — Красноярский край (почти 1,4 млрд долларов, плюс 36%), по динамике — Свердловская область (103%, объем 1,2 млрд долларов). 

Экспорт Красноярского края диверсифицирован: это продукция лесного хозяйства и деревообработки, горнорудной отрасли (руды и концентраты свинца, драгметаллов, цинка), металлургии (рафинированная медь, алюминий и его сплавы, никель), химической промышленности (синтетический каучук), прочих перерабатывающих отраслей.

Новосибирская область поставляет в Китай в основном оборудование для ядерных реакторов, а также каменный угль и пиломатериалы. Омская — продукцию АПК (рапс и рапсовое масло, семена льна) и нефть.

Из Свердловской области в КНР поставляют преимущественно цветные металлы и изделия из них: рафинированную медь и медную проволоку, титан, алюминиевые плиты и листы. С юга Тюменской области экспортируют полипропилен.

Для российских экспортеров китайский рынок привлекателен прежде всего высокими темпами развития и огромными объемами. Так, южноуральский завод «Кристалл» (производит искусственный пьезо­электрический кварц, составляющий основной объем экспорта в КНР Челябинской области) благодаря заказам из Поднебесной имеет стопроцентную загрузку мощностей.

— Поздней осенью 1993 года к нам на завод приехали китаец и переводчица. Тогда я был директором предприятия, встретился с ними. Они искали натуральный кварц для медицины. Я говорю, что у нас такой продукции уже нет, но мы умеем делать пьезокварц. В нашей стране его потребления нет, поскольку перестала существовать электронная промышленность. Китаец ответил, что не знает этого бизнеса, но согласился попробовать, — вспоминает председатель совета директоров «Кристалла» Станислав Абдрафиков. — И вот совместно работаем уже больше четверти века, стали в КНР безусловными лидерами на этом рынке. Сегодня наш завод загружен 24 часа в сутки 365 дней в году.

Немаловажна для уральских и сибирских предприятий территориальная близость КНР в сравнении с другими зарубежными рынками. По идее, логистика в этом случае должна способствовать развитию двусторонней торговли. Однако пока она выступает одним из главных тормозов, что отметили практически все опрошенные представители российских предприятий-экспортеров.

— Если экспортировать нашу продукцию в Китай по железной дороге, это займет не меньше двух месяцев из-за низкой пропускной способности: дорога в восточном направлении переполнена вагонами с углем, — рассказывает Станислав Абдрафиков. — Поэтому «Кристаллу» приходится выстраивать сложную и затратную логистику: из Южноуральска машина с контейнером едет до Екатеринбурга, там контейнер грузится на железнодорожную платформу и направляется в дальневосточный порт Находка, оттуда — морем до южнокорейского Пусана, только затем — в Китай. Дорога в общей сложности составляет от 30 до 60 дней.

Богатый опыт взаимодействия с КНР имеет ВСМПО-Ависма. В конце 1990-х корпорация начала поставлять из Верхней Салды (Свердловская область) титановые и алюминиевые изделия для производства запчастей самолетов, всего по нескольку тонн в год. Сегодня в связи с активным развитием китайского авиастроения объемы экспорта достигают 2 тыс. тонн изделий из титана и примерно столько же — из алюминия. Представительство ВСМПО-Ависмы в Китае не только имеет склады, но и предлагает сервис, например, резку металла.

— В Китае много производителей титана, в том числе есть сильные. Конкуренция серьезная, поэтому нам приходится совершенствовать работу, в том числе оптимизировать логистику поставок, — сообщает заместитель гендиректора по маркетингу и сбыту корпорации Олег Ледер. — Хотя Китай и граничит с Россией, долгое время нам приходилось организовывать доставку морским путем через Санкт-Петербург. Огибали половину земного шара, срок составлял до трех месяцев. В 2018 году удалось организовать доставку через порт Восточный: оптимизировали сроки до 2 — 2,5 месяца, снизили транспортные расходы. С середины прошлого года этот маршрут стал основным.

С трудностями столкнулась и Сибирская экспортно-импортная компания (Новосибирск). Сегодня 90% ее бизнеса — это экспорт зерновых и масличных культур (пшеница, рапс, лен, гречиха), и преимущественно в КНР.

— В прошлом году в нашем регионе был хороший урожай, и по качеству, и по объемам, но со сбытом оказалась проблема. Иметь рядом такого соседа, как Китай, с его объемами потребления — это счастье. Но мы не смогли выполнить даже взятые на себя по контрактам обязательства — из-за нехватки вагонов-зерновозов, — делится генеральный директор Сибирской экспортно-импортной компании Владимир Лях.

Случаются проблемы с логистикой и по ту сторону границы. Впрочем, китайцы быстро принимают решения и претворяют их в жизнь, приводит пример Владимир Лях:

— Первые вагоны-зерновозы мы отправили в КНР в 2016 году. Оттуда звонят и спрашивают: «Как к ним подойти? Как открыть?» Мы объясняем: «Крути там, откроется внизу». И китайские грузчики, постелив палатки, лопатами разгружали из-под вагона зерно. А уже в августе 2018 года там построили и открыли пункт под разгрузку таких вагонов.

До 2016 года китайцы не работали с вагонами-зерновозами, звонили, спрашивали: «Как к нему подойти? Как открыть?» А уже в августе 2018-го там построили пункт под разгрузку таких вагонов

По мнению Александра Берестова, президента группы компаний «Союзпищепром» (челябинского экспортера круп и макаронных изделий), назрел вопрос открытия прямых транзитных коридоров в Азию:

— Важно, чтобы в Екатеринбурге или Челябинске формировались составы, которые напрямую, без перегрузки на границе, отправлялись бы в логистические центры Китая. Это позволило бы быстрее и с меньшими затратами доставлять российские продукты питания на рынок КНР и служило бы для наших производителей дополнительным конкурентным преимуществом.

Санкции и протекционизм

Не менее значимым барьером в развитии экспорта в Китай представители российских производителей назвали санкции в отношении нашей страны:

— Оплата в долларах ведется через банки США, и завод «Кристалл» подвергается бесконечным проверкам со стороны американцев на предмет того, числятся ли предприятие, его руководители, а также используемые при расчетах российские банки в санкционных списках. Постоянно находятся предлоги для возврата денег и отказа в переводе, — сообщает Станислав Абдрафиков. — Завод решил проблему тем, что открыл счет в московском отделении главного банка Китая. Расчеты производятся в юанях — практически в течение пяти минут. Но на открытие такого счета ушло почти полгода: потребовалась банковская проверка истории сотрудничества с китайскими партнерами. Фирмы-однодневки к работе с китайскими банками не допускаются.

— Для нас актуальны две проблемы. Первая — расчеты в долларах сильно затруднены, американские банки блокируют транзакции. Китайцы, боясь подпасть под западные санкции, остерегаются платить даже в юанях или рублях, ведь основные их парт­неры — это Америка и Европа. И мы вынуждены искать обходные каналы для произведения расчетов, что, безусловно, затрудняет бизнес, — делится генеральный директор новосибирской компании «Экран-оптические системы» (с 2010 года поставляет в КНР электронно-оптические преобразователи, основную технологическую часть приборов ночного видения) Андрей Гугучкин. — Второй момент связан с необходимостью создания внятных инструментов страхования внешнеэкономической деятельности. Сегодня в этом направлении, по сути, работает только один игрок — Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций. Хотелось бы, чтобы здесь возникла какая-то конкуренция.

Отдельные экспортеры преградой для развития торговли назвали меры протекционизма, предпринимаемые китайской стороной.

— Несмотря на стабильность спроса, рынок Китая очень изменчив в части введения нормативных и ограничительных документов, которые регламентируют трейдинговую и производственную деятельность предприятий. Китай жестко лоббирует интересы своих производителей. В 2010 году, вслед за Европейским Союзом в КНР вступил в силу регламент, регулирующий оборот химической продукции, известный как China REACH. Политика Китая была и остается четко направлена на развитие и укрепление собственного производственного потенциала, — убежден Александр Берестов.

Впрочем, этот же протекционизм позволяет обеспечивать наши предприятия, в том числе экспортеров в Китай, производственным оборудованием по приемлемым ценам.

— С 1 апреля 2019 года в КНР снижается НДС для производственного сектора с 16% до 13%. Это дает неоспоримые преимущества китайским производителям промышленного оборудования. В результате китайские поставщики способны удовлетворять потребности в закупках большинства транснациональных металлургических компаний, — говорит генеральный представитель Магнитогорского металлургического комбината в Китае Павел Кривощеков.

Соленое мороженое

Выход экспортеров на рынок КНР во многом сдерживается его специфичностью и информационной закрытостью. Риски с доставкой товара и его оплатой связаны с непрозрачностью профилей китайских компаний-партнеров и покупателей. Поэтому источниками информации, как правило, выступают пресса, интернет, дистрибьюторы и всевозможные международные отраслевые выставки.

— Для ВЭД в Китае мы в основном полагаемся на оценку рыночной ситуации от китайского партнера. Также системно проводим мониторинг отраслевых обзоров, анализируем таможенную статистику, котировки, аналитические научные источники, отраслевые СМИ. Для выведения нового продукта на рынок или планирования крупных проектов более эффективным бывает заказ маркетингового исследования у крупных агентств. Конечно, такие исследования не исключают работу внутренней команды маркетологов, — перечисляет инструменты генеральный директор Красноярского завода синтетического каучука Петр Казаков.

Проблема, которая иногда возникает при поставках опытных партий продукции в Китай, — несоответствие национальных стандартов.

— Понимание ГОСТа на пшеницу и масличные культуры есть на всем постсоветском пространстве. А наши китайские партнеры сначала изучают товар из опытной партии, определяют его качество на основе национальной методики и после этого согласовывают закупку, — отмечает Владимир Лях.

Потребительские рынки Китая чрезвычайно специфичны. Так, российские хладокомбинаты выяснили, что в Китае не принято потреблять мороженое в жару: в человеческом организме нарушается циркуляция вселенской энергии Ци. И наши кондитеры переключились на солененькое.

— Разница во вкусовых предпочтениях — как день и ночь, — признается председатель совета директоров омской кондитерской фабрики «Сладонеж» Игорь Знаменских. — Берете китайскую конфету, разворачиваете фантик, а там сушеное мясо. Мы себе даже представить не можем, что такую штуку называют конфетой. Китайцы ориентированы на снеки, на солоновато-нейтральные вкусы. Тем не менее в последнее время им прививаются европейские вкусы, в том числе касающиеся продуктов питания. Например, использование в кондитерских изделиях пшеничной муки (раньше — только рисовой). Но это должен быть совершенно несладкий или минимально сладкий продукт. И конфеты они не потребляют так часто, как мы. Это может быть разовая покупка на какой-то праздник. Безусловно, для китайского рынка нам пришлось менять рецептуру, делать несладкие продукты, например, с сырным вкусом.

При таких особенностях большинство наших экспортеров, представляющих некрупный бизнес, предпочитают работать с китайскими потребителями не напрямую, а через партнеров из КНР.

— Мне кажется самым эффективным, когда твои интересы представляет китайская компания. Потому что если ты не китаец, то ты там ничего не сделаешь. У них существуют какие-то взаимоприемлемые формы расчетов, они могут брать долг друг у друга на шесть месяцев, на год, на сколько угодно. Могут позволить выбирать продукцию, как на базаре яблоки. В Китае должен торговать китаец. Эту модель мы реализовали, и она успешно функционирует, — резюмирует Станислав Абдрафиков.

Следует признать: двусторонняя торговля России и Китая пока в начале пути. Для полного раскрытия потенциала требуется оптимизация транспортно-логистических схем, увязка национальных стандартов, использование в расчетах рубля и юаня, повышение прозрачности рынков обеих стран.    

* В китайской поэзии — встреча с ним сулит счастье.

 

Материалы по теме

Поставки сельхозпродукции в Китай

От Поднебесной до новой экономики

Юани в Екатеринбурге пользуются спросом

Подвиг запланирован

На Иннопром приедет 100 китайских менеджеров

Lifan и Chang'an заинтересоаны в открытии автопроизводства в Свердловской области