Прецедентный минус

Рейтинг банков Урало-Западносибирского региона по итогам первого квартала 2015 года

Рейтинг банков Урало-Западносибирского региона по итогам первого квартала 2015 года

Впервые в новой истории банковского рынка активы за первый квартал 2015 года показали снижение. Ключевой фактор восстановления кредитования — возобновление деловой активности и рост инвестиций

Совокупные активы банковской системы за первый квартал 2015 года сократились на 5% (без учета переоценки валютной составляющей). Этот факт аналитический центр «Эксперт-Урал» фиксирует впервые: даже в сложнейший период спада 2009 года банки показали небольшой, но все-таки рост.

Следы санкций

— Это прямое следствие ограничения доступа российских банков на международные рынки. В 2009 году стоимость привлечения тоже росла, но возможность занимать все равно оставалась. Сейчас банки были вынуждены гасить займы, не имея источников рефинансирования ни внутри системы, ни за рубежом, — объясняет председатель правления банка «Нейва» Павел Ефремов.

— В результате существенного удорожания срочных пассивов в банковской системе за последние шесть месяцев выросла стоимость кредитования, и многие клиенты просто не могут себе позволить привлекать ресурсы. Кроме того, банки ужесточили требования к заемщикам, пересмотрев подходы к оценке их финансового положения, — добавляет начальник департамента экономики и планирования бизнеса банка «Кольцо Урала» Евгений Алексенко.

Без учета переоценки валютной составляющей ссуды юридическим лицам в целом сократились на 3%, индивидуальным предпринимателям — на 10%, потребительские займы — на 4,6%. Довольно сложная ситуация и с пополнением ресурсной базы за счет привлечения средств клиентов. Средства на депозитах юрлиц уменьшились на 2%, на вкладах физлиц до востребования — на 13,5%, сокращались и остатки на расчетных счетах банков (за исключением госбанков, показавших прирост в 20%). Единственный ресурс, который немного вырос за первый квартал, — частные вклады: на 4% в Сбербанке и госбанках, на 6,5% — в частных банках.

Эти проблемы усугубляются ростом процентных расходов, вызванных изменением ключевой ставки. В период ее резкого скачка в декабре прошлого года банки были вынуждены поднять стоимость привлечения депозитов. По данным ЦБ средняя ставка по рублевым вкладам физлиц сроком до года по вновь заключаемым договорам поднялась с 7,8% в ноябре до почти 13,8% в декабре, 15,7% в январе и затем чуть опустилась до 14,2% в феврале. По депозитам юрлиц ставки с 9% выросли до 14% в ноябре, до 15,2% в январе и 13,5% в феврале. 

Расчетные ставки по 200 крупнейшим банкам (исходя из сопоставления 101-й и 102-й форм) в первом квартале 2015 года по сравнению с аналогичным периодом 2014 года по кредитам юрлицам поднялись на 2,6%, тогда как ставки по частным вкладам — на 2,9%, а по депозитам юрлиц — на 5,7%. В результате в первом квартале процентные доходы банков выросли на 41% (в том числе доходы от корпоративных кредитов — на 47%, от потребкредитов — на 4%), а процентные расходы — на 106% (в том числе на 54% по вкладам физлиц и на 137% по обязательствам перед юрлицами, банками, включая Банк России).

В этой ситуации банки начали экономить на издержках. В целом по системе расходы на персонал увеличены всего на 9%, у частных банков на 3%, и только Сбербанк позволил себе нарастить их на 25%. Расходы на аренду и содержание офисов выросли также незначительно (на 6%), а вот рекламные бюджеты сократились на 25%.

Все это безусловно влияет на уровень убыточности банков: по итогам первого квартала-2015 убытки показали 25% банков (год назад таких было 19%, в 2013-м — 13%). И если до кризиса проблемы были явно видны у небольших банков, то сейчас трудности испытывают прежде всего крупные: из топ-100 за первый квартал убытки зафиксированы у 42% банков.

Основная причина убыточности — необходимость формирования дополнительных резервов под ранее выданные кредиты. В первом квартале этого года на это ушло 102% совокупной прибыли банков до создания резервов (годом ранее — 53%, а в 2013-м — лишь 37%).

Уральский акцент

Среди уральских банков первый квартал с убытком закончила треть (год назад — всего 20%), не считая тех, что лишились лицензии в 2014 году. На общем фоне крупные уральские банки выглядят неплохо, среди первой десятки убыточен только один, а среди двадцати — два (причина в обоих случаях — создание резервов). Зато среди малых банков треть не может получить даже операционную прибыль, не говоря о формировании резервов.

Региональные банки в целом демонстрируют меньшие темпы падения. Совокупные активы самостоятельных банков, расположенных на территории Урала и Западной Сибири, сжались всего на 1,9%, кредиты предприятиям — на 0,4% (традиционно мы в этот расчет не берем крупнейших — УБРиР, СКБ и «Югру», а также Ханты-Мансийский банк, объединившийся с банком «Открытие»). Банки Урала, судя по всему, испытывают меньше проблем с ликвидностью, соответственно, меньшую потребность в ресурсах: за первый квартал они нарастили частные вклады всего на 2,1% против 5% в целом по стране. Расчеты показывают, что они имеют и более низкий уровень просроченной задолженности. «Мы не гнались за долей рынка и проводили достаточно консервативную кредитную политику, кроме того, в отличие от госбанков у нас не было обязанности финансировать тех или иных клиентов. Поэтому сейчас мы имеем довольно неплохой по качеству кредитный портфель», — объясняет Павел Ефремов.

Отчасти региональные банки спасает более низкая зависимость от кредитов ЦБ, которые достаются в основном крупным организациям. Эти ресурсы, безусловно, помогли в целом решить проблемы с ликвидностью в острый период, однако сейчас их обслуживание обходится весьма дорого. Региональные банки, обладающие иной структурой ресурсной базы (депозиты населения и компаний), получили сейчас больше возможностей для поддержки оборотного капитала: многие предприятия, имеющие кредитные линии в госбанках, активно пользуются короткими кредитами региональных банков.

В целом по Уралу кредиты крупному бизнесу сократились незначительно, всего на 0,7%. Драматичнее положение малых предприятий: в кризис банки рассматривают этот сектор как более рискованный, что и отражается на динамике — портфель МСБ сократился на 8,4%, ИП на 15,6%.

Пока банкиры не видят предпосылок для смены траектории. Евгений Алексенко считает, что падение продолжится еще как минимум полгода, то есть до тех пор, пока банки не заместят дорогие ресурсы, привлеченные декабре, более дешевыми. Однако только снижения стоимости денег для восстановления кредитования, а за ним роста банковской системы недостаточно. Ключевой фактор — возобновление деловой активности и рост инвестиций.     

 

    

Дополнительные материалы

Рейтинг банков Урало-Западносибирского региона по итогам первого квартала 2015 года

Комментарии

Материалы по теме

Банки, не совсем банки и совсем не банки

ВТБ 24 ведет переговоры о покупке Запсибкомбанка

Будь в теме

Полимеризация всей страны

 

comments powered by Disqus