Look alike

Опыт создания молодым бизнесменом собственной международной компании

Опыт создания молодым бизнесменом собственной международной компании

За два с небольшим года 23-летний предприниматель из Ижевска Аяз Шабутдинов построил международную компанию, в том числе помогая тем, кто также молод и мечтает о собственном бизнесе

Парковка екатеринбургского Дворца молодежи непривычно свободна. Обычно во время мероприятий машину сложно поставить даже на соседних улицах, но сегодня аудитория молода и тянется к входу преимущественно с ближайших остановок. Здесь в рамках тура по десяти городам России проходит бесплатная конференция основателя «Like Холдинга» Аяза Шабутдинова, посвященная тому, как сделать свой бизнес. В анонсах его называют российским Ричардом Брэнсоном, говорят о выручке по итогам 2014-го в 300 млн рублей. Среди 22 компаний бренда Like — сети кофеен, хостелов, фотошкол, кафе, кулинарная студия, барбершоп (мужская парикмахерская), автошкола. Большая часть пока работает в Ижевске, восемь — масштабируются методом франчайзинга.

Мы разговаривали с Аязом за день до конференции. Я не хотел на нее идти, думая, что все закончится предложением франшиз, но Аяз убеждал, что этого не будет. Сдержал ли обещание?

Жми на follow

— Аяз, какие проекты из восьми тиражируемых ты назвал бы самыми удачными?

— Кофейни формата «кофе с собой», хостелы и фотошколы. Во всех случаях мы построили самые большие сети в стране. На конец февраля кофеен было 173, они работали более чем в 90 городах России, Казахстана, Украины и Белоруссии. Сейчас готовимся к выходу в Европу. Начнем, думаю, с Праги: там много русскоязычного населения и комфортные условия ведения бизнеса. Практически каждый день продаем франшизу хостела или кто-то уже открывается. Сеть фотошкол стала самой крупной в России буквально за полгода, недавно это направление тоже приобрело статус международного — появился франчайзи в Минске.

— Если я покупаю франшизу, например, Subway или Zara, то я покупаю бренд и технологию, которые за месяц не сделать. Про «Like Холдинг» я раньше не слышал, а открытие заведения «кофе с собой» представляется мне относительно несложным. Можно ли сказать, что ты продаешь некий входной билет в бизнес тем, кто боится заняться им самостоятельно?

— В каком-то плане да. Это возможность получить первый опыт, имея за спиной мощную компанию. Мы гарантируем франчайзи, что продаем рабочую бизнес-модель, а для этого ее приходится много тестировать. Недавно закрыли проект лапшичной Like&Wok, потеряв на нем 2,5 млн рублей: открыть подобное заведение без планов тиражирования можно было примерно за полмиллиона.
 
— Среди проектов, которые пока остаются в Ижевске, есть автошкола, кафе. Это связано ли с тем, что открытие подобного рода бизнесов требует больших финансовых ресурсов, чем «кофе с собой»?

— Кто-то готов вложить в бизнес 250 тысяч — столько стоит «кофейная» франшиза, кто-то — полтора миллиона, кто-то — еще больше. И такие люди есть. Не масштабируются проекты по одной причине: их нужно доработать, мы не можем продавать сырой продукт.

— На какие вопросы вы отвечаете, чтобы оценить готовность бизнеса к масштабированию?

— Уверены ли мы, что человек, делая написанное во франшизном пакете, будет зарабатывать. Уверены ли мы, что он захочет работать с нами по другим проектам.

Мы стараемся доводить все до ума. Не стоит забывать о правиле «лошадь сдохла — слезь», но пока откровенно провальных начинаний не было. На месте Like&Wok недавно открыли другой проект в сфере общественного питания — пончиковую DonutsLike. Продали традиционную автомойку, пробуем формат автомойки самообслуживания, когда человек условно за 100 рублей получает шланг и сам моет машину. Учитывая экономическую ситуацию, этот вариант нам кажется интересным.

— Продажа франшиз — ключевой источник дохода?

— Весомый. Но, например, на 12 собственных кофейнях в Ижевске и торговой компании, которая занимается поставками для франчайзи, мы зарабатываем больше, чем на паушальных взносах по этому направлению.

— Франшиза не предполагает простора для творчества, но у франчайзера он должен быть.
 
— Мы, например, придумываем новые инструменты продвижения. Для «Coffee Like» наша же ИТ-компания написала CRM-систему. Когда в Ижевске появились первые круглосуточные кофейни, мы начали работать с таксистами: договорились с крупными компаниями, что даем им коды, называя которые, водители получают скидку. Когда кофейня только открывается, проводим акцию «плати за кофе сколько хочешь» — очереди выстраиваются. 22 февраля открыли в Ижевске барбершоп. За два месяца до этого создали во «ВКонтакте» сообщество бородачей. А потом сообщили, что специально для них открыли мужскую парикмахерскую. На открытие пришло больше сотни человек. И это при фактически нулевом бюджете.

— Кто генерирует идеи?

— В «Like Холдинге» огромная команда, с учетом привлеченных на аутсорсинг специалистов около 150 человек. Кстати, операционным директором недавно стал екатеринбуржец Александр Долгов.

— Вы везде говорите о выручке в 300 млн рублей. Что это конкретно?

— Общая выручка «Like Холдинга» вместе с франчайзи по итогам 2014 года. Чистая прибыль самого холдинга — чуть больше 36 млн рублей.

— А какова экономика тех же кофеен?

— Франшиза стоит 250 тыс. рублей, примерно столько же уйдет на открытие. Выручка зависит от места. В Архангельске наши ребята с двух кофеен 600 тысяч в месяц делают, в Ижевске лучший результат — около 200. Максимум 40% отводим на прибыль, окупаемость до полугода.  

Время собирать лайки

— Сколько участников завтрашней конференции станут в итоге франчайзи?

— Не знаю. Мы не продаем на конференциях франшизу, не рассматриваем это как показатель эффективности.

— Тогда для чего они?

— Открываем в регионах «Like Центры» для поддержки наших франчайзи и тех, кто просто хочет стать предпринимателем. Там будут проводиться образовательные программы, консультации, мы хотим создать сообщества молодых предпринимателей в разных городах. Конференции, скорее, направлены на продвижение этого проекта. Мне в свое время не с кем было поговорить о проблемах. Когда только начинали, в две кофейни наших франчайзи в центре Казани пришли какие-то ребята с подписью какого-то чиновника: через два дня вы должны съехать или мы опечатаем помещения. Наши закрываются, а через неделю там встают конкуренты. Мы не знали, что делать в таких ситуациях, а теперь знаем. И мне кажется правильным делиться этим опытом. Меня довольно часто приглашают в разные проекты. Например, когда я переехал в Москву, позвали в Высшую школу экономики. На общественных началах выступаю в роли наставника у студентов, которые начинают заниматься бизнесом.

— Ты говоришь о сообществе предпринимателей. Но и сообщество бородачей Ижевска создавалось не просто так.  

— Бессмысленно отрицать, что мы преследуем и свои интересы. Но, во-первых, мы на этих мероприятиях ищем партнеров. Многие наши проекты начались именно так. Первые конференции проводились в Ижевске, к ним в онлайне могли присоединиться жители других городов. Во-вторых, после этих встреч кто-то обязательно начинает заниматься бизнесом. С нами ли, без нас — это все равно здорово.

— То есть если завтра на конференцию придет, например, стоматолог, у вас может получиться совместный сетевой проект?

— Мы открываем стоматологию, кстати. И такого человека мы нашли именно на конференции.

— И потом я, журналист, приду и куплю у вас франшизу «Like Стоматологии»?  

— Мы не продаем франшизы всем. Раньше продавали. А теперь проводим собеседования, на которых определяем, по силам ли человеку реализовать проект.

— Франчайзи часто закрываются?

— Бывает. Закрыто, например, 7% кофеен.

— Почему?

— Франшиза — это не волшебная палочка. От людей многое зависит. В Саратове у нас два франчайзи: две девочки и двое парней. Первые открывают пятую кофейню, вторые закрывают единственную. Так это модель не работает или человек? Некоторые говорят «не мое». 

— Все эти люди — твои сверстники?

— Мы проводили исследование. Портрет нашего франчайзи — мужчина от 22 до 28 лет. В Нижнем Новгороде один крупный предприниматель, уже взрослый, купил несколько разных франшиз. Но в целом, да, наш бизнес — от молодых для молодых.

— А с чем связан переезд в Москву?

— Я долго его откладывал. Но это вопрос человеческого капитала: в Москве больше хороших специалистов. Раньше я думал, что в бизнесе главное — идея. Сейчас понимаю — в первую очередь люди, которые будут ее реализовывать.

1 + 1 = 11

— Что тебя изначально привлекло в бизнес?

— Мои родители — предприниматели, у них цех по производству лимонада в поселке Куеда (Пермский край). Я вырос в этой среде. Она сильно отличается от той, в которой люди работают по найму. Я мог проснуться, а родителей нет, потому что они в шесть утра уехали в командировку. Мне нравится брать на себя ответственность за принятие решений, рисковать. Любой бизнес — это риск, а прибыль, которую мы получаем, — плата за риск.

— Ты сам в первую очередь хороший предприниматель или хороший пиарщик?

— Хороший маркетолог. На мой взгляд, предпринимателю важно найти компетенцию, в которой он максимально силен, и прокачивать ее, закрывая все остальные через привлеченных людей. У нас есть формула «1 + 1 = 11». В каждом из наших бизнесов есть соучредители, которые сильны в своей области. Например, соучредитель «Like Фотошкола» Галия Бердникова — хороший специалист в фотографии, а я понимаю, как продавать ее знания. Вместе мы сделали отличный проект. Кстати, познакомились мы тоже на конференции.

— В одном из постов в «ВКонтакте» ты написал, что человеку нужно инвестировать в образование, здоровье и внешность. А как быть тем, кому инвестировать особенно нечего ни в себя, ни в бизнес?

— Работать. Очень многих желающих заняться бизнесом останавливают не деньги, а страхи. Тем более, говоря об отсутствии денег, люди часто преувеличивают. Вот есть у тебя автомобиль, который стоит 400 тысяч, и есть мечта заниматься бизнесом. Выбирай, чего больше хочется. Известно, что денег в мире больше, чем людей, которые могут ими управлять. При правильной презентации под хорошую идею всегда можно найти финансирование.

— Как ты его нашел?

— Мой самый первый бизнес — магазин приколов в торговом центре. Я открыл его еще школьником, деньги попросил у родителей. «Like Холдинг» начался с хостела. Для меня было принципиально сделать его без заемных средств — помогли друзья.
 
— Подозрительно быстро и просто.

— Про нас пишут, что «Like Холдинг» — это секта или в лучшем случае сетевой маркетинг, что за нами стоят какие-то большие люди. Традиционный вариант — мне помогают родители. Если что: выручка одной кофейни в Ижевске больше выручки их цеха в Куеде. Могу ответить на твой вопрос только так: мы очень хотели добиться результата.

— Кстати, о родителях. Правда, что ты уехал от них в 15 лет?

— Правда. Куеда — поселок с населением 10 тыс. человек. Я выигрывал разные олимпиады, закончил девять классов на «отлично», при этом не уделял учебе много времени. Человек перестает развиваться, если у него все так легко получается, важно попасть на новую ступень. Это я сейчас понимаю, тогда все просто так сложилось. После школы поступил в Удмуртский государственный университет, на втором курсе перешел на свободное посещение — начал вплотную заниматься бизнесом. 
 
— Если бы я на втором курсе сказал маме, что бросаю учебу и начинаю бизнес, она бы мне такое ответила…

— Я ни в коем случае не рекомендую людям бросать университет или что-то в этом роде, просто в моем случае от этого было больше пользы. Образование нужно. Хотя я считаю, что у разных предметов разная степень важности, время ограничено, и нет ничего плохого в том, чтобы одним уделять больше внимания, а другим — меньше.

— В 15 лет некоторые мечтают GTA до конца пройти.

— Аудитория, которая в свободное время предпочитает поиграть в «доту» или World of tanks, есть и в куда более позднем возрасте. Мне кажется, правильнее привлечь ее внимание историями успеха, чем в лоб говорить о том, что есть занятия полезнее, чем онлайн игры. Это одна из вещей, которая вдохновляет меня заниматься конференциями, участвовать в образовательных проектах.

— А еще многие думают, что бизнес — это легкие деньги. Что мы им ответим?

— Мы их разочаруем.

— У тебя есть желание и силы менять людей?

— Несколько лет назад я работал ведущим и писал сценарии. У меня была традиция — получив гонорар, я шел в ресторан японской кухни и заказывал роллы. Я безум­но их любил, и в такие моменты чувствовал себя очень счастливым. Когда ты перестаешь смотреть на цены в меню, ты лишаешь себя большого счастья и через какое-то время начинаешь искать в том, чем занимаешься, новые смыслы. Даже если предприниматель с большим животом на Porsche Cayenne говорит вам, что стремится быть полезным для общества, занимается, например, благотворительностью, есть большая вероятность, что это реально так. Что-то же должно двигать его дальше. И это не два завтрака, которые он может себе позволить, но не может съесть.

— Тебя устраивает твой уровень жизни?

— Нормально.

— Хочешь его повысить?

— Нет.

— И тебе не важно, где ты остановишься: в Hyatt Rygency или здесь, в Уралотеле?

— Могу позволить себе Hyatt, но Урал­отель ближе к Дворцу молодежи, где будет конференция. Я достаточно рационален. Периодически летаю в бизнес-классе, потому что так удобнее работать. У меня есть Porsche 911, но по Москве я чаще езжу на такси, чтобы не терять время в пробках и опять же работать.

— У тебя множество раз брали интервью. В одном из них на вопрос, какое качество самое важное для предпринимателя, ты ответил — честность. Не могу сказать, что все предприниматели, с которыми я общался, думают так же.

— Недавно нашему руководителю отдела продаж задали похожий вопрос. Он ответил так: «одного человека два раза не обманешь». Мне выгодно рассказывать, что бизнес — это просто, что наши франшизы — это волшебные таблетки, которые за месяц сделают вас богатыми. А я говорю как есть. Именно честность позволяет нам так быстро расти.               
 

Комментарии

Материалы по теме

Без тепла перегретые

 

comments powered by Disqus