Песенный конкурс с элементами вольной борьбы

Обсуждение итогов Евровидения-2016

Победителем Евровидения-2016 стала украинская певица Джамала, исполнившая песню «1944» о депортации крымских татар. Второе место в финале конкурса заняла певица из Австралии Дэми Им. Представлявший Россию Сергей Лазарев получил 491 голос и стал третьим

Первое место представительницы Украины вызвало широкий общественный резонанс. Так, вице-премьер Крыма Дмитрий Полонский усомнился в финансовых возможностях Киева и в ироничной форме предложил стране продать западные области ради проведения конкурса в следующем году. Бывший украинский премьер Арсений Яценюк воодушевился успехом Джамалы и выразил уверенность в том, что Крым вернется в состав Украины. В российском парламенте в свою очередь положительно оценили выступление артистки, но заметили, что «1944» — не та песня, которую будут часто слушать. Некоторые политики отреагировали на победу Джамалы негативно, обвинив жюри конкурса в предвзятости. Блогосфера подхватила мотив.               

Борис Вишневский
Я поздравляю Джамалу и всех, кто за нее болел, с победой. Очень важно, что высшей наградой оценили песню памяти об одном из самых страшных сталинских преступлений — массовой депортации крымских татар.

В очередной раз мы увидели мерзость, которую позволило себе российское ТВ во время Евровидения — назвав эту песню рассказом о тех, кто «покинул свои дома в поисках лучшей жизни». Притом, что почти половина депортированных погибла. А потомки вернувшихся крымских татар сегодня подвергаются новым преследованиям со стороны «присоединивших» Крым российских властей.

Да, депортации подверглись не только крымские татары.

Но кто-то может представить себе, чтобы нынешняя Россия отправила на Евровидение исполнителя с песней памяти о массовой депортации, например, чеченцев или ингушей, балкарцев или карачаевцев?

Вместо этого у нас — свободное прославление Сталина и оправдание его преступлений.

Поэтому победа Джамалы — еще и проявление справедливости.               

Виктор Шендерович
Шутка французской ведущей Евровидения — «если русский не выиграет, его отправят в ГУЛАГ», — шутка очень обидная. И обидная, увы, именно потому, что она попадает в точку. Не в смысле судьбы певца Лазарева, конечно, но в смысле того, что путинская Россия и сталинская Россия, где такое было бы возможно буквально, — ментально и организационно по-прежнему очень близки. Как говорится у юристов, до степени смешения.

Мы застряли в этой норе, как Винни-Пух, и торчим на потеху и ужас миру. А все потому, что кто-то слишком много галлюцинирует об империи.               

Юрий Лоза
Самый главный результат — после манипуляций с непонятным «профессиональным жюри» и политизированным голосованием у России появился повод выставить претензии к организаторам и потребовать вернуться к изначальным постулатам, сформулированным в 1956 году, когда этот конкурс был утвержден. Там говорилось, что основная его идея — показать многоликость Европы, дать возможность каждой стране познакомить соседей по материку со своей песенной культурой и стать чуточку ближе и понятнее остальным жителям Старого Света. Все должны были петь на родном языке, а в самих песнях не должно было быть и намека на политику, чтобы ненароком не затронуть чьи-либо чувства. Все изначально должны быть равными. Никому не давалось никаких привилегий, а победителя выбирали голосованием простые соплеменники участников песенного шоу.

Когда в семидесятые шведы обратились к организаторам с просьбой — спеть песню на английском, они мотивировали свое обращение тем, что их язык кроме них никто не понимает. Сегодня эти проблемы легко снимаются техникой — на заднем плане можно писать лазером любые тексты буквами произвольного размера прямо в синхрон выступления (так уже давно делается в оперных театрах всего мира, только там используется бегущая строка). И конечно же, страна-победитель должна проводить домашнее шоу на родном языке, чтобы познакомить Европу со своей культурой во всем ее многообразии.

Если наши требования не будут удовлетворены, нам надо вежливо удалиться и перестать платить за популяризацию этого британского междусобойчика.

А итоги... Все как всегда: а) Европа получила новый «хит» от победителя, который никто не будет ни слушать, ни перепевать; б) Украина получила победителя, которого в очередной раз никто не пустит в еврозвезды; в) мы получили очередную идиотскую многочасовую истерику на канале «Россия 1»; г) наша родная российская культура не получила ничего. Да и не могла ничего получить даже в случае так называемой победы.         

Мария Захарова
Думаю, на следующем конкурсе надо петь про Асада. Дарю припев:
Assad bloody, Assad worst.
Give me prize, that we can host.         

Dmitry Rogozin
На следующее Евровидение отправим Шнурова. Победить не победит, но кое-куда всех их пошлет.          

Сергей Шнуров
Мы живем в сказке. Здесь свои правила. Событие не случается или не фиксируется (что в медиамире одно и то же), если оно не укладывается в иную, запредельную, параллельную, нелогичную логику. Событием в сказке становится только то, что имеет сказочный смысл или то, к чему его можно прирастить. В нашем мире много чего происходит, но не замечается как происходящее только потому, что не вписывается в сказочный сюжет. Евровидение же высится над общим горизонтом всех событий. Это да! Песенный конкурс с элементами вольной психологической борьбы, ставший настоящим ритуалом, результаты которого воспринимаются нами как проявление воли высших сил. Но глас народов, как и слух богов капризен и избирателен. «Нет правды на земле, но правды нет и выше», — по другому музыкальному поводу написал Пушкин, но не в сказке. В сказке же необходимо торжествует справедливость.

Жажда сказочной правды диктует многочисленные обращения ко мне с просьбой отправиться на ненавистное Евровидение в жуткое Европейское царство. Вполне себе сказочный сюжет. Русский народ, как сказочный герой, обращается к Шнуру, как нечистой силе низшего порядка, чтобы вместе победить абсолютное сказочное зло в его сказочном логове, которое показало нам волшебное зеркальце.          


Дмитрий Быков
…Мы стали дерзостны и грубы,
Пришла возмездия пора,
И непонятно, почему бы
Не посылать везде Шнура?
Он станет главным дипломатом,
Переговорщиком, бойцом,
Всех посылая русским матом
С нечеловеческим лицом.
Нас понимают так хреново,
Нас задвигают без стыда —
Он мог бы стать важней Лаврова
И даже Путина. Да-да!           

Комментарии
 

comments powered by Disqus