Перекуем мечи на дробилки

Горное машиностроение

Горное машиностроение

Оборонке нарисовали новый вектор диверсификации — производство горного оборудования. Осталось обратить внимание на гражданские машзаводы

Российские чиновники советуют предприятиям горного машиностроения не замыкаться на внутреннем рынке, отправлять свою продукцию на экспорт, а еще лучше — на Луну и астероиды. В прямом смысле.

— Нужно принимать системообразующие решения, чтобы закладка новых проектов, создание новой техники для горной промышленности шли в стране более интенсивно. Координация в данном случае является одним из самых значимых факторов, который позволит объединить разрозненные усилия отдельных предприятий. Решением могло бы стать создание при Высшем горном совете рабочей группы или иной межведомственной структуры, которая включала бы в себя представителей Минпромторга, Росатома, может быть, Роскосмоса, раз речь идет о возможных горных работах на Луне или на астероидах, и представителей добывающих компаний. Туда же должны войти потенциальные разработчики из оборонной отрасли, те, кто не только имеют компетенции в создании элементов горной техники, но и опыт комплексной разработки, проектирования и изготовления такой техники, — нарисовал перспективы председатель Научно-технического совета Военно-промышленной комиссии РФ академик РАН Юрий Михайлов.

По его мнению, термин «космическая горнорудная промышленность» через определенное время не будет казаться «загоризонтной фантастикой, это то, с чем мы реально столкнемся». Реакция машиностроителей пока неизвестна.

Глава Минпромторга РФ Денис Мантуров, сохранивший должность в новом правительстве с прежним премьером, в отношении сбыта горных машин и оборудования чуть более приземлен. На выставке «Горпромэкспо-2018», прошедшей в апреле в Москве, он обратил внимание на то, что показатели экспорта сегодня не соответствуют уровню конкурентоспособности продукции отечественных машиностроителей:

— Примером тому служат представленные на выставке проходческие и добычные комплексы, поставляемые в периметр СНГ и тридцати стран дальнего зарубежья. Вы также сможете увидеть образцы новейшего оборудования с автоматизированным управлением на основе безлюдных технологий и с возможностью дистанционного цифрового подключения. А это основной мировой тренд развития добывающей отрасли с учетом ужесточения требований к безопасности шахтных и карьерных работ. Для продвижения на всех перспективных внешних рынках в настоящее время существуют необходимые ресурсы и широкий набор инструментов экспортной поддержки, распространяющихся и на продукцию тяжелого машиностроения.



С учетом созданного задела внутри страны основной задачей становится расширение экспорта российского горнорудного оборудования, подчеркнул министр. И на этот ценный совет промышленники пока не ответили, ожидая обещанные ресурсы и господдержку, чтобы ввязываться в дорогостоящую драку на зарубежных рынках с американцами, европейцами и китайцами.

Высокочастотный грохот

Пока же главная цель — не астероиды, а удержание позиций на собственном рынке. Здесь в последние годы падает спрос практически по всем основным видам горной техники. Выход видится в продолжении политики импортозамещения. Тот же Денис Мантуров недавно отрапортовал: «За последние два года при активном участии бизнеса в импортозамещении удалось нарастить долю отечественного оборудования на внутреннем рынке с 57 до 74%. Для этого мы задействовали все необходимые меры господдержки суммарно на2 млрд рублей».

Так, оренбургский завод бурового оборудования (ЗБО) включен в реестр финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок, и уже в этом году ожидает поддержки от Минпромторга. Последняя разработка завода в линейке подземных буровых установок в рамках программы импортозамещения — станок ZDO U7E с ручным электрогидравлическим управлением, аналогов которому в России нет (подробнее см. «Пора углубляться»).

Вместе с тем, по заключениям специалистов, по отдельным видам оборудования доля импорта до сих пор составляет 80 — 100%. Особую тревогу вызывает обеспеченность российским оборудованием для подземных горных работ и обогатительных фабрик. Необходимо заместить импорт производством отечественных подъемных машин, проходческих комбайнов, механизированных проходческих щитов, самоходного бурового оборудования, оборудования для обезвоживания концентрата, сгустителей, высокочастотных грохотов, вертикальных мельниц, валковых дробилок, магнитных сепараторов, флотомашин, очистных комплексов, систем управления крепями и гидравликой.

На горнодобывающих предприятиях уже через пять-семь лет будут появляться отдельные зоны безлюдной добычи

Однако модернизация горнодобывающих и горно-обогатительных предприятий тормозится не только из-за международных санкций. «Собственные, внутренние инвестиции в горнорудную и нефтегазовую отрасли поддерживаются устойчивым притоком выручки от экспорта и внутреннего потребления минерально-сырьевых ресурсов. Это основной источник инвестиций в отрасль. Но структура инвестиций не позволяет за счет амортизационных отчислений “омолаживать” основные средства горнодобывающих предприятий. Велика доля в структуре заемных средств, доступ к которым ухудшается. Износ основных фондов высокий, в среднем 60 — 80%. Тем не менее средний возраст машин и оборудования в секторе добычи полезных ископаемых с 2012 года неуклонно снижается: с 8,3 года до 7,2 года в 2016-м. И предприятиям, и государству необходимо совершенствовать амортизационные механизмы, чтобы они работали на восстановление основных фондов», — говорится в резолюции Третьего Национального горнопромышленного форума, прошедшего в декабре 2017 года.

Впрочем, председатель Высшего горного совета Юрий Шафраник считает, что горная отрасль России развивается устойчиво и успешно:

— Некоторые показатели сегодня превысили показатели предыдущих годов. Так как мы работаем на мировой рынок в условиях высокой конкуренции, то требования к оборудованию и технологиям огромные. Конкурентоспособность на международном рынке зависит от внутренней эффективности, а она требует того, чтобы ресурсы, которыми мы богаты, были дешевы для внутреннего рынка. Именно в данном случае наши компании, особенно машиностроительные, должны стать более конкурентоспособными.

Чем свернуть горы

Для технического перевооружения предприятий, добывающих и перерабатывающих минерально-сырьевые ресурсы, ряд промышленников предлагают использовать потенциал оборонки. Они рекомендуют правительству разработать госпрограмму гражданской диверсификации предприятий ОПК с выделением подпрограммы производства машин, оборудования, запасных частей и материалов для добычи и обогащения полезных ископаемых, в том числе карьерных гидравлических экскаваторов и буровых станков наклонного направленного бурения. Такая программа могла бы включать механизмы государственной поддержки горного машиностроения, прямого финансирования научных исследований и проектно-конструкторских работ, льготного финансирования и кредитования пилотных проектов, льготного налогообложения, особенно при создании, испытаниях и постановке на производство перспективных образцов новой горной техники.

Академик Юрий Михайлов убежден, что межотраслевое сотрудничество, в том числе с участием оборонки, способно дать для развития горной промышленности положительный синергетический эффект:

— Мы рассчитываем увидеть пакет предложений предприятий оборонно-промышленного комплекса предприятиям горной промышленности и оценить необходимые меры государственной поддержки для совершенствования и повышения продуктивности межотраслевой ко­операции. Минерально-сырьевой комплекс обеспечивает прочность суверенитета России не в меньшей степени, чем оборонно-промышленный комплекс и силы стратегического сдерживания. Конкурентоспособность, импортозамещение, увеличение темпов роста экономики за счет инноваций — все эти задачи могут успешно решаться при разумной диверсификации производственной программы предприятий ОПК.

Если заработают механизмы господдержки, они коснутся не только предприятий ОПК, но и гражданских машзаводов. Пока же последние самостоятельно выстраивают связь с наукой и продвигают продукцию. Так, в конце прошлого года Уралмашзавод и Уральский государственный горный университет подписали генеральное соглашение о сотрудничестве сроком на пять лет. Договор призван укрепить связи между предприятием и вузом, а им уже больше полувека. Завод отремонтировал и оснастил учебную аудиторию и лабораторию механического оборудования карьеров УГГУ. Здесь будущие инженеры смогут больше узнать о технике, выпускаемой Уралмашзаводом, увидеть модели многих горных машин. На стенах — чертежи узлов уралмашевских экскаваторов, дробилок, мельниц, с помощью которых преподаватели на конкретных примерах смогут объяснять студентам суть работы конструкторов. Здесь же — современный компьютер с программным обеспечением для трехмерного проектирования, проектор с высоким качеством изображения и большие жидкокристаллические экраны, на которых будут транслироваться видеоролики о работе машин с маркой «УЗТМ». Создание промышленными предприятиями подобных аудиторий в учебных заведениях — общемировой тренд, есть такие классы и, например, в Санкт-Петербургском горном университете.

Также в рамках сотрудничества Уралмашзавода с Горным университетом планируется реализовать ряд совместных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по совершенствованию существующих и созданию новых образцов горной техники. Но главная задача, которую видит руководство завода в таком взаимодействии, — сформировать менталитет будущих специалистов: они должны понимать, что российская техника конкурентоспособна, ее нужно эксплуатировать и на нее ориентироваться.

В отдельных случаях продукция Уралмашзавода участвует в импортозамещении. Например, за последние несколько лет на комбинат «Карельский окатыш» (входит в Северсталь) из Екатеринбурга поставлена большая партия оборудования: полностью заменена линия среднего дробления, идет переоснащение линии мелкого дробления, ведутся переговоры о поставке двух машин крупного дробления. В Мурманской области на Ковдорском ГОКе на днях введена в эксплуатацию шаровая мельница Уралмашзавода, также взамен импортной. На заводе подчеркивают, что машина полностью отвечает требованиям заказчика — по производительности, установочным размерам, а также по взаимозаменяемости узлов с существующим парком мельниц. Но от производителей горного оборудования сегодня требуют революционных предложений для рынка. Так, будущее горнодобывающей промышленности видится в безлюдной добыче твердых полезных ископаемых.

— Удаление человека из опасных зон позволяет колоссально повысить как безопасность горного предприятия, так и его эффективность. Процесс цифровизации горнодобывающих предприятий стремительно развивается, и при соответствующем темпе развития нормативно-правовой базы и менталитета топ-менеджмента уже через пять-семь лет будут появляться отдельные зоны безлюдной добычи на предприятиях, а через 10 — 15 лет мы ожидаем, что большинство промышленных компаний перейдут на эту технологию, — прогнозирует Дмитрий Владимиров, генеральный директор ВИСТ Групп (Москва, специализируется на разработке информационных систем, в том числе для горнодобывающей промышленности).

По мнению экспертов, предприятия горного машиностроения должны уже сегодня приступить к созданию на современной информационно-технологической базе системы автоматизированного управления отдельными рабочими процессами с применением роботизированных буровых и погрузочно-доставочных машин и агрегатов, карьерных автосамосвалов и другой техники. Не менее важно расширять использование в горнодобывающей промышленности новейших материалов и сплавов (в том числе углеродных композитов, алюминиевых сплавов со скандием, броневых сталей и др.) для улучшения энерговесовых характеристик, надежности и долговечности деталей горного оборудования. Это необходимо, чтобы выжить в условиях жесткой конкуренции, и на зарубежных рынках, и на собственном, да хоть на Луне.                   
 

Комментарии

Материалы по теме

Запуск «Шаттла» под землю

Гайский ГОК обновил технику на 1,8 млрд рублей

В Прикамье презентовали уникальную бурильную установку