Закон бутерброда

Импортозамещение в пищепроме

Импортозамещение в пищепроме

Пищепром свернул инвестпрограммы и выжидает: для развития ему нужны не разговоры про импортозамещение, а инвестиции и стабильность

Недостаток вложений в развитие современных производственных мощностей снижает потенциал импортозамещения в секторе продовольственных товаров. Особо остра эта проблема для мясной и молочной отраслей. Об этом говорит бизнес, реализующий крупные инвестпроекты в пищепроме региона.

Призрак стабильности

Пищевой комбинат «Хороший вкус» удваивает присутствие в Екатеринбурге, намереваясь открыть более 50 фирменных магазинов и довести в течение двух лет количество торговых точек до ста. Генеральный директор Михаил Смоляков надеется на восстановление спроса и даже небольшое увеличение объема потребления мясных продуктов до конца этого года и в течение следующего:

— Производители мясных продуктов снизили объемы продаж к уровню прошлого года от 15 до 40%. Сначала переработка вынуждена была поднять цены, потому что сырье значительно подорожало. Затем упало потребление. К данному моменту рынок мясной продукции, которая напрямую зависит от поставок говядины из-за рубежа и цен на свинину внутри страны, успокоился и достиг баланса между производством и потреблением. Появилась стабильность, которая и позволяет увеличивать объем продаж. Ситуация на других пищевых рынках идентичная.

 Пищевка знает, как развиваться дальше, но ей требуются серьезные инвестиции. Это по силам лишь крупным игрокам. «Хороший вкус», например, до кризиса вложил значительные средства именно в выпуск стандартного продукта стабильного качества, система контроля на комбинате настроена теперь на поиск и устранение ошибки на каждом переделе: компьютер держит нужную температуру, влагу и прочее. Небольшие же предприятия в принципе не готовы к серьезным вложениям в создание современных производственных мощностей, систем контроля за техническими регламентами. Масса мелких производителей, которые вряд ли смогут обеспечить стабильное качество, — одна из проблем отрасли. Конкурентная борьба идет не с поставщиками из-за рубежа, а между игроками внутреннего рынка. Демпинг портит рынок, гасит интерес к инвестициям в качество. Рынку нужен регулятор по качеству, более жесткая позиция властей, чтобы производители, обеспечивающие качество, получали дивиденды от работы на рынке, становились лидерами продаж.

На пути реализации программ импортозамещения производителей продуктов стоит кризис. Сложно думать о развитии, когда каждый день меняется цена, это нервирует рынок. Производители продуктов имели подъем цен весной, подъем цен летом, провели в согласованиях весь минувший год и начало нынешнего. К весне появилась легкая, призрачная, но — стабильность. Чем дольше она сохранится, тем больше возможностей понять, как работать с рынком, с клиентом, чтобы увеличить свою долю. Тут же любой руководитель разрабатывает новые внутренние планы.

Если далее денежная масса на рынке расти не будет и цены не снизятся, то и объем продаж не вырастет — это закон. Кто-то уйдет с рынка. Первая волна банкротств унесла Первоуральский завод, Екатеринбургский и Новоуральский мясокомбинаты. Если пищевку догонят-таки убытки прошлого года при низкой доходности, придет вторая, за ней — перераспределение долей рынка, полагает Михаил Смоляков. Значит, агрессивность игроков, конкуренция на внутреннем рынке будут возрастать.

Нет такой рентабельности

Доходность пищевых предприятий в кризис снизилась: валюта поднялась в два раза, а цены — максимум на 30%. Убытки есть у многих. На сегодняшний день учетная ставка, ставки банков еще очень высоки, для инвестиций неподъемны. Значительно оживит пищевую промышленность докризисная ставка, не более 10% — тогда можно работать, полагает Михаил Смоляков. Но возвращаться к былому по процентику в течение года не имеет смысла. Все будут только выжидать. Обычное предприятие отдать кредит под 35% годовых, как предлагалось еще недавно, не сможет. Нет такой рентабельности. Когда берут под такой процент, возвращать точно не собираются. Приемлемая ставка — второй фактор помимо стабильности, необходимый пищевому рынку.

Если даже ставку быстро отыграют обратно и заемщик получит прежний процент по кредиту, это не сразу улучшит его ситуацию. Не следует ожидать и быстрого снижения цен. Понадобится временной лаг для погашения убытков за тот период, когда предприятие имело меньше доходов. Возместив затраты, компании пойдут на снижение цен: сидишь долго с высокими — проиграешь. На рынке мясопродуктов выиграет тот, кто просчитает, на каком сырье он сможет создать выгодный продукт дешевле и забрать часть рынка, утверждает Михаил Смоляков. Скупой рискует остаться без покупателя. Такие рыночные решения будут подталкивать игроков к выпуску более дешевых продуктов.

 Третий определяющий фактор для пищевки — курс валют. Модернизированные предприятия имеют оборудование, позволяющее выпускать конкурентоспособную продукцию, решающую задачи импортозамещения. Но технологии нужно постоянно обновлять — покупать за рубежом, потому что внутри страны таких нет. Из-за смены курса стоимость модернизации удваивается. Производители вынуждены рост цен перекладывать на покупателя. Однако он к этому не готов. Поэтому многие компании сейчас заморозили инвестпрограммы. Невозможно по действующим ставкам покупать оборудование, сроки окупаемости растягиваются до 10 — 12 лет.

Итак, чтобы быстро вернуться к развитию, пищевке нужен другой курс и возможности по кредитованию, а стабильность позволит понять, что мы предпримем, в каком объеме с сегодняшних доходов можем позволить себе дальнейшее развитие.

Сыр в масле

Самое большое количество проектов импортозамещения демонстрируют со второй половины прошлого года сыровары. По данным IDF, объем потребления сыра в России в 2013 году составил 855 тыс. тонн, из них 47% покрывал импорт. Во второй половине прошлого года производство сыров в России увеличилось, по данным Росстата, на 32% к 2013 году. Сырный бум, в том числе на Урале, продолжается.

Агрохолдинг «Комос групп» (Удмуртия) в прошлом году выпустил 8,2 тыс. тонн сыров (рост к 2013 году — 7%). Доля мягких сыров в общем объеме производства утроилась. По словам вице-президента холдинга Анатолия Максимова, в рамках реализации государственной задачи по импортозамещению объемы производства моцареллы увеличены с 9 до 53 тонн в месяц, цех мягких сыров на производственной площадке «Кезский сырзавод» полностью загружен.

Собираются выпускать мягкие сыры и в Новоуральске Свердловской области: в июне здесь откроется завод, где будут делать моцареллу, рикотту, сулугуни и адыгейский. Стоимость нового производства — 550 млн рублей. Инвестором проекта выступает Челябинский городской молочный комбинат. «Уральское молоко годится только для менее требовательных мягких сыров», — поясняет выбор ассортимента генеральный директор завода Александр Блинов.

На рынке выиграет тот, кто просчитает, на каком сырье он сможет создать продукт дешевле

«УГМК-Агро» обсудила недавно с австрийскими BERTSCHfoodtec (оборудование для молочной промышленности) и BERTSCHlaska (оборудование для переработки мяса) возможности реализации совместных проектов в Уральском регионе. В частности, компания думает о выпуске линейки сыров на площадке Верхнепышминского молочного завода.

Проект производства твердых сыров за 600 млн рублей заявлен и на Ирбитском молокозаводе области, в 2016 году планировался запуск. На предприятии намерены установить австрийское оборудование. Но пока взяли паузу — идут переговоры.

Тюменские «Золотые луга» с начала года удвоили производство сыра — до 20 тонн в месяц. При этом производственные мощности предприятия позволяют изготавливать в пять раз больше. Объем производства будет зависеть от спроса: в компании отмечают, что уменьшилась платежеспособность населения, покупатель выбирает более дешевые продукты питания, сыр, творог лежат, а доля продаж молока выросла на 10%.

На Оренбургском хладокомбинате запущено новое производство по переработке молока мощностью 40 тонн в сутки. Завод также наладил выпуск моцареллы. Стоимость проекта 126 млн рублей.

Помимо крупных производителей сыра во всех регионах появляется много небольших. Например, в Пермском крае в поселке Ильинский открылось новое предприятие по производству молочной продукции — «Ильинский продукт».  В эксплуатацию введена автоматизированная линия с производительностью 5 тонн молока в день. После установки оборудования в молочно-сырном цехе начнут делать сыр мягких и твердых сортов, рассказывает директор «Ильинского продукта» Ринат Валеев.

— Все сейчас бросились выпускать сыры, и на данный момент можно говорить о перепроизводстве сыров в целом на территории России. Плюс к тому наблюдается снижение потребления этого продукта, — описывает ситуацию на рынке председатель Союза молочной промышленности Свердловской области Игорь Пехотин. — Главная проблема в том, что сыр — это молокоемкий продукт, а есть дефицит сырья.

Скачок в производстве сыров в условиях дефицита сырья-молока эксперты объясняют появлением значительной доли фальсифицированной продукции на рынке. В частности, Можгасыр обнаруживает под своим брендом фальсификаты плохого качества. Есть и другое объяснение: хорошего сыра пока мало из-за того, что на многих молзаводах нет компьютерных программ контроля качества производства. Любая технология становится лучше, когда оттачивается на большом объеме продукции при стабильном предложении и потреблении, тогда производитель и инвестор видят необходимость вложить деньги в автоматизированные системы, считает Михаил Смоляков.

Очевидно: уровень технического оснащения, механизации и автоматизации труда, обработки сырья в российском сыроварении значительно уступает европейскому. Отстают отечественные производители и в технологиях, качестве упаковки и ассортименте продукции. Преодолению проблем мешает неопределенность относительно сроков отмены эмбарго и дальнейших перспектив развития отрасли. Не подоспели и меры поддержки отечественных производителей сыра. Хотя Минсельхоз РФ заявил, что предусматривает отдельной статьей поддержку молокоемких видов продукции, сыров прежде всего. Одним из возможных вариантов является защита рыночных позиций местных производителей, такой вид поддержки активно применяется в европейских странах.

— Много сейчас говорится про импортозамещение в молочной отрасли, но исчезли с полок в основном элитные сыры. Все остальное, большинство продукции, наши предприятия готовы вырабатывать: молоком, кефиром, творогом, сметаной, маслом обеспечим. Главное — нужно сырье, — подчеркивает генеральный директор Ирбитского молочного завода Сергей Суетин, — а его для производственных мощностей не хватает. Задача увеличения дойного стада в России быстрого решения не имеет, на это, по разным оценкам, потребуется пять-семь лет. На мой взгляд, все больше в сторону переработки поворачиваются лицом инвесторы, понимая, что отрасль, модернизируясь, является и движителем прогресса поставщика сырья. Иначе не было бы сегодняшнего бума в части развития ферм, фермерского хозяйства и расширения поголовья.

Об этом же говорит владелец Талицкого молочного завода Юрий Окунев: переработка модернизируется и производители молока-сырья развиваются следом, это взаимосвязано. При себестоимости литра молока 12 — 13 рублей цена сдачи его на переработку составляет 19 — 20 рублей. Плюс три рубля дотаций получают аграрии от государства. Так что сейчас рентабельность производителей молока не уступает другим бизнесам: 80 — 100%. Это позволяет модернизировать старые фермы, строить новые, покупать хороший скот.

Есть еще один секрет сырного бума — это высоко маржинальный продукт. Для ряда переработчиков молоко как социальный продукт часто убыточно, продавать его нерентабельно. В плюсе можно оказаться, производя творог, кефиры, сыры, где рентабельность выше. Тем заводам, что продают молоко по цене ниже себестоимости, стоит работать более эффективно, сокращая свои расходы. Но и государство должно влиять на сокращение себестоимости производства молока за счет сокращения стоимости энергоресурсов, уменьшения кредитной и налоговой нагрузки.  

Дополнительные материалы:

Все присутствуют везде

На рынке молочных продуктов сложится два сегмента производителей: ориентированных на качество и маргинальных, ориентированных на цену, считает собственник Талицкого молочного завода Юрий Окунев

— Талицкий молзавод, выполнив модернизацию в старых стенах, сменив оборудование, стал ощущать нехватку мощностей — производство молока в районе последние годы увеличивается. Предприятие перерабатывает около 70 тонн молока в сутки, и в этом году приступает к реализации проекта стоимостью более 0,5 млрд рублей — строительству на той же производственной площадке нового молочного завода мощностью переработки 150 тонн молока. Окупаемость проекта — пять лет при рентабельности производства около 10% .

Источник инвестиций — собственные средства компании. Планируется запустить завод через два года. В расширенной продуктовой линейке появится больше кисломолочных, творожных продуктов. Реализовав этот проект, Талицкий молзавод в три раза увеличит объем выпуска продукции и войдет в число довольно крупных игроков, удерживая до 10% локального рынка молочных продуктов. Реализуем большую часть продукции в Свердловской, Тюменской (в равных долях) и в Челябинской областях, планируем заходить в Омск и Пермь.

Уже нельзя сказать, что молочный рынок в Свердловской области и в соседних регионах сугубо локальный. Все компании, более-менее крупные, реализуют продукцию и в своем, и в соседних регионах. Все присутствуют везде, конкуренция жесткая. В перспективе, думаю, более успешные предприятия захватят наиболее рентабельный растущий рынок йогуртов, творогов. А куча малых производителей, небольших цехов будут демпинговать, производить молоко в пакетах непонятного сорта и качества. То есть будет сегмент производителей, ориентированный на качество и маргинальный сегмент производителей, ориентированный на цену.

Те компании, что имеют средства заниматься качеством, будут конкурировать друг с другом лучшей упаковкой, дизайном, вкусовыми свойствами продукции. Те, кто конкурирует по цене, будут добавлять растительные масла и сухое молоко для снижения себестоимости. Мне, например, регулярно предлагают купить растительное масло, добавить его в мое сливочное, увеличить рентабельность. Или купить непонятного происхождения и состава масло на рынке, а фасовать и продавать как талицкое. Суперприбыль обещают! Я не размениваюсь на эти вещи. Это вопрос не качества продукции, это вопрос качества бизнеса.


 

 

Комментарии

Еще в сюжете «Как происходит импортозамещение»

Материалы по теме

Запретный плод

В Тюмени запущено крупнейшее в УрФО предприятие по производству сыра

Цель — продовольственная безопасность

В Перми открылась фабрика мороженого

Кормят дорого

Мы знаем, что им нужно

 

comments powered by Disqus