Грамотный расчет

О работе российских банков в условиях жестких внешних ограничений

О работе российских банков в условиях жестких внешних ограничений

Несмотря на многочисленные ограничения в финансировании внешнеторговых операций, российские банки находят инструменты для текущей поддержки экспорта

Интеграция с мировым финансовым сообществом, активно развивающаяся в последние годы, позволила российским банкам повысить количество и качество услуг в области международного финансирования. Какие инструменты работают сегодня, в условиях жестких внешних ограничений и общего спада, рассказывает директор департамента международного бизнеса УБРиР Сергей Сисошвили.

Взгляд на Восток

Сергей Михайлович, какие факторы формируют сейчас характер спроса на финансовые услуги для компаний, ведущих внешнеэкономическую деятельность?

— В целом объемы финансирования внешнеторговых операций, конечно, уменьшились. Причины — более осторожное отношение западных банков к оценке рисков, как страновых, так и индивидуальных, а также более жесткий подход к оценке рисков потенциальных заемщиков. Экономический спад в России и санкции негативно отразились на финансовых показателях компаний. Как следствие, банки вынуждены рассматривать это обстоятельство при оценке качества заемщиков. Это выражается в снижении доступа к финансированию для предприятий. Конечно, сказывается и возросшая стоимость ресурсов.

Другой негативный фактор — закрытие лимитов западными банками. В первую очередь это касается банков, попавших под санкции, но косвенно распространяется и на других участников рынка. В большинстве европейских и американских банков бизнес-процедуры стали жестче, многие сделки тщательно проверяются на предмет вхождения в санкционный список, особенно когда речь идет о поставках оборудования в Россию. Кроме того, западные банки очень внимательно следят за сделками в долларах. К сожалению, вот уже года два на рынке практически нет синдицированных займов: это инструмент финансирования от трех месяцев, западные банки опасаются, что он теоретически может попасть под санкции и, чтобы обезопасить себя, временно перестали его использовать.

Но я бы не стал сильно сгущать краски: возможности обеспечить финансирование есть и в этих условиях. Западные банки хотят работать с российскими парт­нерами, потому что понимают: кредитные истории клиентов формируются годами, многие компании зарекомендовали себя с очень хорошей стороны, всегда вовремя исполняя обязательства, и прерывать эти отношения экономически нецелесообразно.

Действующие сейчас ограничения в финансировании не распространяются на документарные операции: мы
по-прежнему в сотрудничестве с западными банками предоставляем аккредитивы и гарантии, лимиты торгового финансирования остались практически на прежнем уровне.

С точки зрения поддержки экспорта очень своевременным оказалось создание российского страхового агентства
«Эксар». Его инструменты позволяют банкам снижать риски и повышать доступ к финансированию компаний-экспортеров, причем, что особенно важно, из среднего бизнеса. Для банков сотрудничество тоже представляет интерес: агентство берет на себя часть рисков, что позволяет снизить давление на капитал.

— Насколько реалистичны возможности заимствования на азиатских рынках?

— Это произойдет не скоро. Как в любых финансовых отношениях, нужно время, чтобы узнать друг друга. А Китай и другие азиатские страны очень щепетильны в персональном плане. Но эта диверсификация пассивной базы нам нужна, и наш банк движется в этом направлении. Тем более что позиции того же Китая во внешнеторговом обороте предприятий Урала достаточно сильны. К этому нас подвигает не столько политическая конъюнктура, сколько прагматичные интересы. Если раньше западные банки были, условно говоря, всеядны, например, глобальный французский мог спокойно финансировать сделку из Гонконга, то сейчас он предпочитает работать только с клиентом в Европе. Поэтому постепенно нужно начинать выстраивать диалог с новыми партнерами и формировать предложения для сотрудничества, начинать общение с рейтинговыми агентствами и так далее.

— На Урале действительно много предприятий, имеющих прочные отношения с китайскими партнерами, и сейчас эти отношения развиваются все интенсивнее. Это видно даже по количеству взаимных визитов делегаций двух стран. Чем банки могут помочь клиентам?

— До сих пор почти все сделки с китайскими партнерами шли в долларах. А как я уже сказал, западные банки стали жестко проверять такие операции на предмет попадания предмета сделки под санкции. В результате сроки проведения платежей значительно возросли. Но торговля — очень оперативный вид деятельности, и задержка платежа может привести к существенным кассовым разрывам. В этой ситуации логично проводить сделки в валюте той страны, с которой идет операция, в частности в юанях. Это позволяет клиентам существенно экономить на транзакционных издержках. Кроме того, проведение расчетов в юанях позволяет минимизировать риски, связанные с колебаниями валютного курса, особенно в условиях резких скачков, какие мы наблюдали в последнее время. Есть и политический фактор: правительство Китая поощряет сделки в юанях, соответственно китайским поставщикам выгоднее проводить сделки в национальной валюте, а значит, с ними можно договориться о более выгодных условиях сотрудничества. Наши клиенты очень быстро оценили все эти преимущества, и начали открывать все больше счетов в юанях. Тем более что такая возможность в УБРиР есть давно, мы еще в 2011 году предложили корпоративным клиентам услугу проведения расчетов в китайской национальной валюте: открытие и ведение счетов, проведение расчетов, покупку и продажу юаней на бирже, в том числе через интернет-банк. Всплеск интереса к этой услуге пришелся на октябрь 2014 года, тогда количество расчетных счетов в юанях увеличилось по сравнению с июнем более чем в два раза. Тем не менее не могу сказать, что переход контрагентов на торговлю в юанях носит массовый характер. Сам рынок межвалютного хеджирования все-таки недостаточно развит. В том числе из-за отсутствия у предпринимателей наработанного опыта работы: все новое пугает. Но рано или поздно бизнес придет на этот рынок — плюсы очевидны.
 
— Какие клиенты выбирают эту услугу сейчас?

— Открытие расчетных счетов в юанях в нашем банке наиболее востребовано у компаний оптовой торговли — на них приходится 35,14% счетов, по 19,82% — у предприятий розничной торговли и производственной сферы. Увеличивается интерес к такой форме расчетов со стороны строительных, финансовых, транспортных компаний.

— Есть планы по дальнейшему развитию продуктов в этой валюте?

— Безусловно, есть. Мы считаем перспективным направлением развитие документарных операций, в частности предоставление аккредитивов в юанях.

Инструмент доверия

— Кстати, о документарных операциях. В кризисной ситуации, когда возрастают риски несвоевременных расчетов, должен вырасти спрос на банковские гарантии. Эта тенденция заметна?

— В международных расчетах больших изменений не произошло: платежные банковские гарантии как инструмент торгового финансирования по-прежнему используются довольно активно. Западные партнеры наших клиентов готовы давать им отсрочку платежа, но для этого, чтобы быть уверенными, что платеж в итоге будет исполнен, просят подтверждения. Таким подтверждением и служит банковская гарантия. Согласен, что в условиях не слишком высокого доверия, которые всегда порождает кризис, такие инструменты пользуются спросом не только в международных расчетах. Сейчас стоимость банковских кредитов резко выросла вслед за ключевой ставкой. Раньше компании могли быстро взять кредит на проведение той же торговой операции и рассчитаться с поставщиком. Сейчас многим просто не под силу банковские кредиты. Поэтому в деловом обороте все больше сделок проводится с отсрочкой платежа, но при этом поставщик хочет быть уверен, что оплата состоится. Формой снятия таких рисков и выступает банковская гарантия. Этот инструмент позволяет предприятиям снизить зависимость от дорогих кредитов и не отвлекать на сделку собственные оборотные средства.

— Какие еще виды гарантий востребованы?

— Кроме гарантий авансового платежа я бы обратил внимание на гарантии исполнения условий договора. Большим спросом пользуются тендерные гарантии, без которых предприниматели не могут участвовать в процедуре получения государственного заказа. Чтобы облегчить получение этого документа, мы разработали специальный пакет услуг «Тендер», в рамках которого лимит гарантий открывается до трех лет, поэтому не нужно каждый раз проходить процедуру получения гарантии, пакет позволяет участвовать в неограниченном количестве тендеров, при этом открытие лимита производится бесплатно. Безусловно, организаторы тендеров принимают гарантии далеко не от всех банков, для этого нужно получить аккредитацию Минфина.

Практически все предприятия, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью, пользуются также таможенной гарантией. В целом мы фиксируем рост интереса к банковским гарантиям: если за весь 2014 год УБРиР предоставил 676 гарантий (прирост по сравнению с 2013 годом — 43%), то на середину апреля 2015 года — 256.

— Каковы ваши планы по развитию финансовых услуг для предприятий, занимающихся внешнеэкономической деятельностью?

— Развитие инструментов финансирования внешнеторговой деятельности по-прежнему остается одним из приоритетов банка. Да, в целом объемы экспортно-импортных операций упали, но позитивные тенденции есть. Во-первых, рублевая выручка экспортеров из-за девальвации рубля выросла, во-вторых, многие компании находят новые ниши для экспорта. Поэтому мы продолжаем финансировать крупнейшие предприятия региона. Конечно, характер сделок изменился: если раньше мы финансировали преимущественно капитальные затраты, то сейчас клиенты предъявляют спрос на продукты, связанные с поддержкой текущей деятельности. Но любой кризис имеет обыкновение заканчиваться: рынок достигает дна и затем потихоньку восстанавливается. Надеемся, на сей раз этот период не будет затяжным.                 

Комментарии

Материалы по теме

Стратегия международных расчетов для российских предприятий

Дефолт по умолчанию

Последний звонок

Дистанцироваться, чтобы стать ближе

На радость и на зависть

Влегкую

 

comments powered by Disqus