Область риска

Инновации для здравоохранения

Инновации для здравоохранения

Для более активного внедрения инноваций в здравоохранении нужно не прямое финансирование разработок, а гарантированный госзаказ и оперативные изменения в регулировании новых рынков

Перспективы экономики в XXI веке зависят от человеческого капитала: образование, формирующее этот капитал, и здравоохранение, предотвращающее его потери, станут одними из главных драйверов роста. Это утверждение, по всей видимости, ляжет в основу Стратегии-2035, которую на днях президенту представит Центр стратегических разработок (ЦСР) под руководством Алексея Кудрина.

В предварительном тексте документа (оказался в распоряжении «Ведомостей») указано: здравоохранение в мире быстро замещает военную сферу в качестве главной площадки технологического прогресса, превращаясь в крупнейшую отрасль развитых экономик. Пропустить этот сдвиг — значит обречь страну на утрату положения великой державы. Эксперты ЦСР предлагают совершить бюджетный маневр и увеличить госфинансирование здравоохранения с 3,3% до 4,3% ВВП.

Здравоохранению необходим качественный прорыв, констатируют в ЦСР. Чтобы понять, каким оно может быть и что этому мешает, журнал «Эксперт-Урал» организовал круглый стол, участниками которого стали руководители компаний и ученые сферы здравоохранения.  

Пять путей

Если агрегировать мысли дискуссантов, выходит, что качественный прорыв в здравоохранении можно обеспечить за счет развития пяти ключевых направлений. Первое — участие граждан в профилактике заболеваний.

— Людей в мире становится больше, живут они дольше, все это существенно повышает нагрузку на систему здравоохранения. И никаких предпосылок к развороту тренда пока не просматривается, — рассуждает генеральный директор компании «Инферум» Владислав Иванов. — Государства не могут до бесконечности наращивать расходы на медицину, а значит, в ближайшие десятилетия власти (в том числе и российские) будут активно пропагандировать здоровый образ жизни и перенос части врачебных процедур на дом.

Владимир Кулбанов    Тимур Петренко      Анна Бушлякова        Владислав Иванов

У Инферума есть ряд поистине инновационных разработок в этой области. Например, регистратор оценки функционального и эмоционального состояния. Звучит неправдоподобно, но человек может протестировать 17 органов и систем, приложив прибор к запястью. Аппарат позволяет понять, как стресс, вредные привычки, экология и другие факторы влияют на организм, и вовремя обнаружить проблемы.
 
Еще один реализованный проект Инферума — корректор артериального давления. Принцип работы чрезвычайно прост: это носимое устройство стимулирует зоны, расположенные на внутренней или внешней стороне предплечья левой руки и тем самым стабилизирует сосудистый тонус гипертоников и гипотоников соответственно. 

— Самый высокий спрос на эти аппараты формируется за рубежом, — отмечает Владислав Иванов. — Например, наиболее сильный интерес к регистратору состояния мы фиксируем в Германии (на разработку уже получен европейский сертификат), к корректору давления — в странах Ближнего Востока (Саудовская Аравия, ОАЭ).

В портфеле перспективных разработок Инферума — аппарат для снижения уровня сахара в крови (для больных диабетом второго типа).

Научно-исследовательский медико-биологический инженерный центр высоких технологий ИРИТ-РтФ УрФУ также ведет разработки аппаратов, которые могут использоваться в домашних условиях. Здесь создано устройство, которое, воздействуя на шейную область импульсами тока, позволяет нормализовать мозговое кровообращение и запустить механизм активации нейротрансмиттерных систем (ацетилхолиновой, дофаминовой, серотониновой, норадреналиновой).

Второе ключевое направление прорыва — продукты с пониженным риском для здоровья. По сути, речь идет о сокращении вреда от трех самых распространенных привычек — употребления алкоголя, неправильного питания и курения. В последней области одним из самых заметных инноваторов является Philip Morris International (входит в топ-100 европейских компаний, подавших патентные заявки, обладает 1300 зарегистрированными патентами).
 
— По прогнозам экспертов, более миллиарда человек в мире в обозримом будущем продолжат курить, — замечает управляющая по корпоративным вопросам региона «Центр» компании «Филип Моррис Сэйлз энд Маркетинг» Анна Бушлякова. — Даже в странах с самыми жесткими антитабачными законами доля курильщиков остается достаточно большой. Всегда будут люди, которые не захотят отказаться от использования никотинсодержащих продуктов. В прошлом году глава Philip Morris International заявил, что цель компании — создание будущего без сигаретного дыма. Одна из наших ключевых задач сегодня — предложить альтернативные продукты с потенциалом к снижению риска для здоровья. В течение последних десяти лет мы инвестировали более 3 млрд долларов в научные исследования с целью создания линейки бездымной продукции. Благодаря усилиям ученых и экспертов, которые работают в научно-исследовательских центрах компании в Швейцарии и Сингапуре, в продажу более чем в 20 странах мира (в том числе и в России) запущен продукт с потенциалом к снижению риска под брендом IQOS. Сегодня около 2 млн курильщиков в мире переключились на использование нашей инновационной системы нагревания табака.
 
Третье направление прорыва — телемедицина. Ее основа — использование ИКТ для обмена информацией в целях диагностики, лечения и профилактики заболеваний, проведения исследований и оценок. Подобные решения используются, когда расстояние является критическим фактором. 

Один из ярких уральских стартапов в этом направлении — компания Unim, разработавшая систему по доставке биопсийного материала онкологических больных в пределах Таможенного союза и облачную платформу для проведения удаленных консилиумов и консультаций между врачами со всего мира.

Четвертое направление — душевное здоровье. Эксперты замечают, что в сов­ременном мире оно становится чуть ли не более значимо, нежели физическое. 

— Ни для кого не секрет, что вектор развития всех стран направлен на психопатизацию общества, — констатирует доцент кафедры психиатрии Уральского государственного медуниверситета Тимур Петренко. — Кто в современном мире получает преимущество? Люди с явным расстройством личности. Способен ли здоровый человек разобраться в кипе совершенно бесполезных бумаг? Способен ли он всю свою жизнь потратить на то, чтобы перекладывать их с одного места на другое? Может ли быстро реагировать на такое количество постоянно видоизменяющихся задач? Вместе с тем общество с каждым годом предъявляет к людям (особенно молодым) все большие требования в части интеллектуальных возможностей, стрессоустойчивости. Еще лет 30 назад мы не знали, что такое синдром дефицита внимания с гиперактивностью (состояние, которое вызывает гиперактивность, импульсивность и стабильную невнимательность. — Ред.). Сегодня этот диагноз ставится каждому четвертому ребенку в России. Доказано, что у таких детей в сто раз выше склонность к зависимостям и асоциальному поведению.

И, наконец, пятое направление — предикция (выявление предрасположенностей к развитию заболевания, прогнозирование его течения). В УГМУ и УрФУ ведутся активные исследования в этой области. «Сегодня мы работаем над изучением вегетативной нервной системы, можем полноценно ее диагностировать и качественно спрогнозировать многие процессы и патологические изменения, предотвратить их развитие, — рассказывает Тимур Петренко. — Если сравнивать с компьютером, то мы можем настраивать и восстанавливать BIOS — систему, от которой зависит функционирование всех программ и приложений».

Заметим, что перечисленные направления серьезно пересекаются с идеями, зреющими в недрах ЦСР. Эксперты Центра предлагают перейти на новую модель организации медпомощи под условным наименованием «4П», включающую в себя предикцию, превентивность, персонализацию и партисипативность (участие в профилактике самих граждан).  

Тяжелый старт

Участники круглого стола (да и эксперты ЦСР) признают, что сегодня инновации в отечественном здравоохранении внедряются медленно. Отрасль крайне инерционна, зарегулирована и недофинансирована. С этим согласен Владислав Иванов:

— У нас есть одна гигантская проблема — старт. Процесс создания медицинского продукта порой затягивается на годы, а то и десятилетия, затем идет создание прототипа и сразу конечного продукта (потому что в России предоставить прототип на испытания невозможно), регистрация, которая длится не меньше года, и результат ее предопределить почти невозможно. Есть риск (и он не мал), что твой товар попросту завернут или он устареет, пока доберется до рынка. Можете ли вы представить инвестора, готового годами вкладываться в проект без каких-либо гарантий? Основные барьеры и коммерциализации инноваций в медицине, на мой взгляд, — это время и отсутствие уверенности в получении прибыли. Мне кажется, что одним из вариантов устранения этих барьеров мог бы стать государственный заказ на разработку тех или иных аппаратов или лекарственных средств. Условно: я прихожу к чиновнику от медицины и говорю ­— у меня есть идея, команда, технологии, интересно вам? Если ответ положителен, то власть гарантирует закуп первой партии по оговоренной цене. Этот механизм гораздо эффективнее прямого финансирования проектов.  

Руководитель научно-исследовательского медико-биологического инженерного центра высоких технологий ИРИТ-РтФ
УрФУ Владимир Кубланов напоминает, что в Свердловской области подобная схема уже действовала: «В 90-х бывший тогда главой региона Эдуард Россель инициировал несколько проектов по разработке изделий медицинской техники. Задачу, правда, тогда ставили власти, они же формировали техническое задание. Исполнителю выделялись средства на выполнение заказа. Если фирма производила продукт, соответствующий всем условиям, деньги можно было не возвращать. Это и был некий стартовый капитал. Тогда появилось довольно много предложений по созданию современных образцов техники. Но потом все было спущено на тормозах».  

Для компаний, в средствах не ограниченных, ключевым вызовом коммерциализации инноваций является принятие их рынком. Как бы, например, компания Philip Morris ни старалась сохранить ритуал, ее новые электронные платформы все равно предполагают изменение привычек курильщиков.

— Кроме того, для новой категории продуктов пониженного риска очень важно иметь сбалансированное государственное регулирование, — продолжает Анна Бушлякова. — Мы с энтузиазмом восприняли недавнюю новость о принятии национального стандарта на нагреваемый табак: он определит требования к качеству и безопасности соответствующих товаров. Уверена, этот стандарт заложит основу разработки нормативной базы для всей инновационной бездымной табачной продукции. Мы считаем, что регулирование новой категории продуктов с потенциально пониженным риском, к которой относится система нагревания табака IQOS, должно основываться на научно подтвержденных фактах, создавать условия для перехода совершеннолетних курильщиков на альтернативные продукты, одновременно исключая к ним доступ со стороны несовершеннолетних и некурящих. В перспективе это должно положительно сказаться на состоянии здоровья граждан.

 

 

Комментарии

Материалы по теме

Три составляющие прогресса

По закону порядков

В точке пересечения

Случайная уникальность

Продать науку-2

На Среднем Урале появится производство наноупаковки

 

comments powered by Disqus