Дипломатия «Ласточек»

Отношения бизнеса

Отношения бизнеса

В условиях торговой войны германские компании продолжают держаться за российский рынок. Бизнес уверен: прагматичность возьмет верх там, где не могут договориться политики

Федеральное статистическое управление Германии опубликовало данные об объеме экспорта в Россию за январь-2015: в сравнении с аналогичным периодом прошлого года он упал на 35%. Такую динамику статистика фиксировала только в кризис 2009 года, когда причиной стал мировой спад. За 2014 год экспорт ФРГ в Россию сократился на 18% — с 36 до 30 млрд евро. Какие факторы лежат в основе тенденции и может ли бизнес оказать на них влияние? Эти темы стали основой дискуссии на конференции в Берлине «Растущий рынок. Модернизация. Средний бизнес». Ее организаторами выступают Российско-Германская внешнеторговая палата (РГ ВТП) при содействии объединения торгово-промышленных палат ФРГ и торгово-экономического бюро российского посольства в Берлине. Конференция проходит в Берлине уже третий год подряд, но никогда ее организация не вызывала столько проблем: возможность продолжения диалога между российским и немецким бизнесом долго была под вопросом из-за непростых отношений на политическом уровне, в конечном итоге министры экономик двух стран отказались от участия в мероприятии. Однако правление РГ ВТП посчитало, что именно сейчас такой формат необходим. «Мы хотели подать сигнал общественности: мы не должны забывать о прагматических интересах, а Россия остается стратегическим партнером немецкого бизнеса», — заявил в интервью «Э-У» председатель правления РГ ВПТ Михаэль Хармс.

В контакте

На объемах германского экспорта, безусловно, сказалось введение секторальных санкций со стороны ЕС против России, а затем и ответные меры: под запретом оказались определенные группы товаров и технологий, которые немецкие компании не имеют права поставлять в Россию. Плюс к этому добавился негативный политический фон.

Однако на форуме предприниматели и политики были единодушны:

— Атмосфера сейчас очень эмоциональная, но не надо отказываться от того, что мы нарабатывали десятилетиями. К сожалению, с развитием украинского кризиса реализован наихудший сценарий. Иллюзии тут неуместны: мы отброшены на годы. Мы призываем всех вернуться к парт­нерству. Да, в общественном устройстве Германии всегда был примат политики, но бизнес должен продолжать контакты, — задал тон д-р Мартин Ванслебен, директор объединения торгово-промышленных палат Германии.

Чрезвычайный и полномочный посол РФ в ФРГ Владимир Гринин выразил позицию предельно корректно, однако и в его речи звучал призыв к продолжению диалога:

— Первый раз за всю историю мы умышленно разрушаем то, что создавали годами. За последнее десятилетие совмест­ные инвестиции стали нормой, сотрудничают десятки тысяч компаний. Хотелось бы вернуться к возобновлению контактов. Обмен мнениями поможет разрешить политический кризис. Я не соглашусь с тем, что России надо полагаться только на свою экономику. Руководство нашей страны ведет активную инвестиционную политику.

Но переоценивать влияние искусственных ограничений на объемы торговли между двумя странами не стоит. Существенный вклад в негативную динамику вносит экономический спад в России. Это показал и последний опрос из числа регулярно проводимых РГ ВТП и Восточным комитетом немецкой экономики среди менеджеров компаний, работающих в России. На этот раз в нем участвовало 156 немецких компаний с оборотом в России около 19 млрд евро. И только 9% из них сказали, что им мешает возросшая степень недоверия между странами. При этом 42% считают причиной снижения деловой активности падение спроса на импорт в России, а 32% отмечают как критичные проблемы с финансированием. 75% респондентов ожидают негативного развития экономики в этом году и почти 26% — «скорее негативного». Если в 2014 году 41% компаний оценивали состояние бизнеса как удовлетворительное, то сейчас таких только 15%. Следствие — 70% компаний не будут начинать инвестиционные проекты в нашей стране. Однако в массовом порядке покидать рынок немецкие предприниматели не намерены: в ходе опроса 75% компаний отметили, что Россия остается для них стратегической территорией, а 30% даже рискнут расширить производство. В общей сложности предполагаемые инвестиции должны составить 307 млн евро.

— До кризиса у нас было 6,1 тыс. компаний с немецким участием, осталось 6 тысяч. Это нормальная статистика. И к нам постоянно поступают запросы, немецкие предприятия по-прежнему хотят найти партнера, — подтверждает Михаэль Хармс.

Уметь интегрироваться

Во-первых, Россия для Германии остается объемным рынком, на который завязаны многие хозяйственные цепочки. По словам президента РГ ВТП, председателя совета директоров энергетического концерна Wintershall д-ра Райнера Зеле, экспорт в Россию обеспечивает Германии около 300 тыс. рабочих мест. Кроме того, в последние годы немецкие предприниматели инвестировали немало ресурсов в промышленные активы на территории России, которые не так просто законсервировать. Так, по словам представителя группы Bosch в России и СНГ Герхарда Пфайфера, с 2010 года концерн построил в России четыре завода, оборот компании на этом рынке составляет 1,2 млн евро, а инвестиционная программа, рассчитанная до 2015 года, превышает 250 млн евро. Девальвация заставила его концерн поднять цены на бытовую технику на 50 — 60%, однако это не отразилось на объемах продаж. Компания планировала развивать новые направления, в частности выпуск автокомпонентов, но из-за спада планы придется скорректировать.

Президент «Сименс» в России и Центральной Азии д-р Дитрих Меллер ссылается на историю:

— 162 года Siemens работает в России, мы видели времена и похуже. Да, 15 «жирных» лет, с 1998 по 2013-й, закончились. Эти годы характеризовались высокой ценой на нефть, что позволяло нам вместе с российской экономикой показывать рост на 20 — 30% каждый год. Сейчас в России кризис. Siemens, как и во всех странах, где занимается бизнесом, старается учитывать это и интегрироваться с национальной промышленностью. Россия взяла курс на импортозамещение. У нас есть свои программы импортозамещения, правда, связаны они не с политическими факторами, а с необходимостью быть ближе к клиенту и создавать для этого новые сервисы.

Именно с этой целью в ноябре прошлого года Siemens начала строить цех в депо «Металлострой» в Санкт-Петербурге. Это позволит организовать сервис поездов «Ласточка», которые компания выпускает совместно с Группой Синара в Свердловской области. В рамках того же курса (производство плюс сервис) в июне этого года в Ленинградской области будет запущен завод «Сименс Технологии газовых турбин».

Пока стабилен и рублевый оборот концерна Knauf, специализирующегоя на производстве стройматериалов. Руководитель российского филиала Торстен Шуберт считает, что в этом году объем выпуска как минимум не снизится, но в среднесрочной перспективе рынок жилищного строительства, от которого зависит его бизнес, оценивает не слишком оптимистично: высока стоимость ипотеки, что скажется на вводе жилья.

Закрывать глаза на трудности нелепо, говорит Райнер Зеле. Взять то же автомобилестроение, первую по экспорту отрасль в Германии. Объем продаж автомобилей стремительно рос и достиг 2,8 тыс. авто в год, сейчас из-за экономических факторов (девальвации, падения доходов граждан) он составит в лучшем случае 1,5 тысячи. Это надо учитывать, но рассматривать как временные проблемы, иначе в будущем можно много потерять — так рассуждает немецкий бизнес. В стратегическом плане держаться за рынок инвесторов заставляет и опасность уступить его китайским конкурентам. Не секрет, что именно у германских компаний китайские производители позаимствовали значительную часть ноу-хау, которые сейчас вкупе с дешевой рабочей силой позволяют им отвоевывать место в мировом пространстве. «Если Россия повернется к Азии, вернуть свою долю нам будет сложно, и если политики не хотят об этом слышать, мы должны их убедить», — считает Райнер Зеле.

Ощущение прогресса

При этом условия ведения бизнеса в России улучшаются. Те, кто хорошо знает российскую специфику, делятся с коллегами информацией честно и объективно.

Коррупция остается одним из наиболее явных и видных ограничений. Но масштабы ее меньше, и в списках рисков она стоит уже не на первом месте. Немецкий бизнес не устраивают и странные проблемы с подключением к инженерной инфраструктуре промышленных объектов. Один из предпринимателей разводит руками: как может страна, лидирующая на рынке энергоносителей, иметь проблемы с подключением к ним?! Решения находятся. Лидеры наиболее прогрессивных регионов сейчас активно взялись за создание индустриальных парков и свободных экономических зон, они берут на себя ответственность за снятие таких ограничений. Генеральный директор ООО «Ланксесс» Жорж Барбе на своем опыте убедился в эффективности:

— Мы очень долго пытались открыть производство в России, но не могли решить проблему подключения электричества, газа и так далее. Пять лет ждали. У головной компании уже терпение лопнуло. И тогда мы начали искать готовую площадку. Вышли на руководство Липецкой области, где к этому моменту уже была свободная экономическая зона. Ее преимущество в том, что там есть не только все коммуникации, но и возможность получить налоговые льготы. А для нас это важно, поскольку мы импортируем сырье из других стран, а потом экспортируем готовую продукцию в Индию, Турцию, Германию. Особенно хотел бы обратить внимание на тот факт, что в России такие промышленные площадки возглавляют высококвалифицированные молодые чиновники, которые работают целеустремленно и ответственно.

Немецкие компании отмечают и значительно выросший уровень деловой инфраструктуры за пределами Москвы. Для компании «Энвиро-Хеми», поставляющей очистные сооружения по всей стране, это обстоятельство стало ключевым фактором построения бизнеса, почти все ее конкуренты, открывшие офис в Москве, ушли с рынка. Генеральный директор компании Марина Чеботаева до сих пор считает, что именно наличие офиса в Екатеринбурге позволяет эффективно управлять бизнесом в течение десяти лет:

— В Екатеринбурге современный международный аэропорт, он удобно расположен для перемещения как по стране, так и по всему миру. Деловой инфраструктуры в городе достаточно, нет проблем с подбором офиса по европейским стандартам, причем он будет дешевле, чем в столице. Но самое главное — кадры. Нам требуется высококвалифицированный персонал, который надо дополнительно готовить два-три года. Базовое инженерное образование на Урале исторически сильное, при этом нет такой большой конкуренции со стороны зарубежных компаний, как в Москве. И значит, у нас нет текучести персонала. И получается, что расходы ниже, а эффективность бизнеса выше.

Кроме того, сильны и чисто человеческие элементы: немцам приятно и удобно работать в России. «Это близкая ментальность, схожие инженерные традиции, небольшое географическое расстояние. То есть срабатывают все факторы, о которых мы говорили всегда. Именно поэтому мы можем и должны убедить наших политиков», — подчеркивает Михаэль Хармс.

Игра вдолгую

Возможно, именно схожая ментальность позволяет предпринимателям наших стран одинаково оценивать текущие вызовы для экономики и продолжать сотрудничество на этой основе. Это наблюдение мы вынесли из довольно бурной дискуссии об эффективности политики импортозамещения. Само по себе стремление освоить выпуск новых видов продукции и товаров, которые в состоянии делать российские предприниматели, понятно и обосновано: во многих отраслях зависимость от поставок частей, узлов, деталей создает большие риски, и развязанная политиками санкционная война это хорошо показала. Вопрос — в инструментарии.

Первое и самое важное условие для запуска новых проектов — возможность обеспечения инвестиций. «Когда возникнет дополнительный спрос, предприниматель реагирует двумя способам. Первый — увеличение цены, что сейчас и происходит в России. Второй — создание новых мощностей. Но производить больше можно только в результате инвестиций. При нынешних ставках это невозможно. Политика импортозамещения требует наличия дешевых кредитов, гарантий, бюджетных средств. В противном случае этот курс приведет только к усилению инфляции и усложнению финансовых проблем», — рассуждает управляющий компании «Берлин Экономикс ГмбХ» д-р Рикардо Джуччи.

Умелое использование текущих возможностей — ключевой фактор. Российское подразделение мирового концерна LANXESS, производящее в Липецке полимерсвязанные добавки для каучуков, — один из тех иностранных производителей, получивших выгоду от девальвации, поскольку значительная часть продукции идет из России в другие страны. Жорж Барбье считает, что этим нужно воспользоваться в государственных масштабах:

— В химической промышленности, чтобы быть конкурентоспособным на глобальном уровне, нужно производить много. Пока объемы производства и потребления в России не позволяют построить завод мирового уровня. Но у нее огромные запасы нефти и газа, а значит, огромный потенциал для нефтехимической промышленности. Мы говорим государственным органам: нужно сейчас довести российское производство до такой конкурентоспособной кондиции, чтобы российские изделия можно было экспортировать. И если начать двигаться в этом направлении, химическая промышленность будет неимоверно успешной в России.

Наконец, бизнес должен быть уверен, что создание серии собственных производств — это не временное явление: и у предпринимателей, и у государства должно быть единое понимание, что они входят в стадию длительного периода формирования новых рыночных условий и механизмов. В этой ситуации уже наработанные контакты бизнеса России и Германии можно развернуть в нужную сторону, создав на этой базе фундамент для новых экономических отношений. Как показала дискуссия, немецкий бизнес при наличии правильных рамочных условий способен интегрироваться с российскими партнерами вне зависимости от политического курса.  

В России главное — диалог

Менеджеры германских концернов делятся тонкостями ведения бизнеса в России с тем, кто только присматривается к нашей стране

Д-р Дитрих Меллер, президент Сименс в России и Центральной Азии:

— Если у вас есть идея создания совместного предприятия, вы должны четко понимать, чего хочет ваш партнер, какие у него амбиции и цели: быстро заработать, предоставить долгосрочные инвестиции. У нас есть отрицательный опыт: мы изначально не ответили на эти вопросы и были вынуждены разойтись. Чтобы успешно работать в России, нужно иметь четкий бизнес-план, в котором должно быть учтено все, в том числе и возможные кризисы. Если такого нет, лучше за инвестиции не браться. Далее: не надо выглядеть слишком воспитанными, будьте, я бы так сказал, немножко грубоваты, потому что вам придется отстаивать свои позиции. Российская сторона так делает, и вы должны действовать так же. Еще один важный момент, который я вынес за долгие годы сотрудничества с российскими партнерами: вы должны уметь слушать, и слушать внимательно. К многим проблемам, которые мы пытаемся решить с нашим немецким представлением, русские подходят по-иному. Там, где мы хотим внедрить наши очень дорогие информационные технологии, российские менеджеры могут предложить более простые и дешевые решения, которые на практике оказываются более эффективными. Не обязательно надо идти на переговоры с убеждением, что именно у вас правильный ответ. Нет, это совместное предприятие, совместная авантюра, и нужно учиться помогать друг другу. Если подходить именно так, российский партнер скоро начнет доверять вашему мнению. Вот поэтому мы чувствуем себя в России как дома. Поверьте, есть страны, где намного сложнее.

Жорж Барбе, генеральный директор ООО «Ланксесс»:

— Мы хотели открыть на площадке особой экономической зоны в Липецке небольшую фабрику. По правилам индустриального парка минимальный размер инвестиций должен быть не менее 10 млн евро, а наш проект был меньше. Мы поговорили с руководством ОЭЗ и попытались их убедить, что его нужно рассматривать как долгосрочный. Да, мы начнем с 5 миллионов, но потом будем расширяться. Менеджеры ОЭЗ транслировали наши аргументы чиновникам в Москву и получили положительный ответ. Они просигнализировали об интересе к германской компании, заявив, что заинтересованы в продукте, который будет производиться на этой площадке. То есть России надо очень хорошо обосновывать аргументы и подтверждать выводы фактами. И не пугайтесь таких условий. Здесь главное — диалог. Вступайте в диалог и выдвигайте свою точку зрения, свои позиции. Россияне всегда будут искать компромисс. Не пугайтесь определенных барьеров. Барьеры в России существуют для того, чтобы их преодолевать.

Питер Рихтер, управляющий директор Э.ОН Коннектинг Энерджис:

— Первое — оставьте прессу и посмотрите на Россию изнутри. Чтобы успешно работать в России, нужно уметь адаптироваться. Просто перенести какой-то опыт невозможно. Второе: надо брать в свой коллектив правильных людей, которые понимают, что Россия — это прекрасный и огромный рынок, там можно и нужно заниматься бизнесом.

Марина Чеботаева, генеральный директор ООО «Энвиро-Хеми»:

— Не бойтесь экспериментировать, особенно когда речь идет об управлении персоналом. Нужно учитывать различие между германскими и российскими специалистами. И той и другой стороне нужно объяснять, почему принято именно такое решение, почему российские сотрудники думают так, а немецкие поступают по-другому. Если не объяснить, возникнет определенное охлаждение, недопонимание.
В решении этой задачи очень хорошо помогают совместные мероприятия. Мы, например, своих продавцов из России и Германии отправили в путешествие по Байкалу: им было очень непросто, приходилось ночевать в палатках, много ходить, управлять лодкой и так далее. Но это была прекрасная возможность для образования коллектива. В России без дружбы бизнес не очень получается.

Комментарии

Еще в сюжете «Война санкций. Что ждать уральской экономике»

Материалы по теме

Наш паровоз

На длинном горизонте

На молочишко

Обидно, Вань

«Уральские локомотивы» получили госсубсидию

Тесно в привычных рамках

 

comments powered by Disqus