Игры, в которые играет город

Барные викторины

Барные викторины

В российских мегаполисах прочно укрепились барные викторины множества разновидностей. Они не только конкурируют друг с другом, но и совместно генерируют аудиторию

Мы – «Безбашенные». Со мной в команде играет мужчина – музыкальный продюсер и две девушки – бухгалтер и индивидуальный предприниматель. Таких команд в Екатеринбурге уже больше трехсот, выбирают себе, как правило, остроумные названия: «Олимпийские атлеты из России», «Лучше бы в бар пошли», «Белые каски», «Улыбаемся и пишем», «Санкционные фрукты», «Места перед нами куплены»... Мы играем в барные викторины, которых за последнюю пятилетку расплодилось в российских мегаполисах великое множество.

Барные викторины, они же квизы, пришли в Россию из Европы и США. Как уже было сказано, участники игр делятся на команды, едят, пьют, общаются и отвечают на вопросы. В конце игры считаются очки. Команды-победители получают призы, но как правило, чисто символические — билеты на концерт, бутылка вина, сеты роллов. Команды нередко мигрируют из одной барной викторины в другую, поскольку у каждой разновидности игр есть своя специфика — люди выбирают ту игру, где, на их взгляд, наиболее приемлемые вопросы и лучшее шоу. В барах и ресторанах уральской столицы играют в такие игры как «60 секунд», «Мозгобойня», «Квиз Гуру», «Игры Разума» и многие другие. Активнее других здесь раскрутилась «Мозгобойня» (создана в Белоруссии в 2012 году, в российских городах распространяется в основном по франшизе), которая проводит серии игр по четыре дня в неделю одновременно уже в четырех ресторанах города, и в каждой из таких игр — по 200-300 участников.

Испытано на детях

В апреле в Екатеринбурге прошли первые игры еще одной барной викторины - «Интеллектуальной кухни». Это проект пермского предпринимателя Павла Шевченко, неоднократного победителя телевикторины «Своя игра».

- Павел, что заставило вас бросить работу в министерстве образования Пермского края?

- Так случилось, что с момента окончания университета я всегда работал с одаренными детьми, организовывал для них мероприятия – олимпиады, фестивали, лагеря, конференции, конкурсы. В министерстве образования я не занимался общением с ребятами, там была в основном бумажная работа, это не мое. Сейчас я исполнительный директор Центра развития одаренности в Перми. В наших проектах принимают участие дети и подростки со многих российских регионов. Например, каждый год организуем профильные лагеря для ребят, которым интересна та или иная наука. Это моя основная работа. А викторина вообще начиналась для души.

- Когда и как была создана «Интеллектуальная кухня»?

- У нас есть регулярный чемпионат Пермского края по интеллектуальным играм среди школьников, проводим его очень давно, с 1993 года. И сейчас среди участников взрослой викторины «Интеллектуальная кухня» достаточное количество тех, кто приходил к нам и играл еще ребенком.

Несколько лет назад в Пермь пришла одна из барных викторин традиционного формата. Мы посмотрели и решили, что в принципе нам тоже есть, что показать. Придумали свой формат и осенью 2016 года запустили в Перми проект «Интеллектуальная кухня»

- Сколько городов вы уже охватили за эти полтора года?

- Пока три города – Пермь, Екатеринбург, Чайковский. И еще два активно интересуются.

- Чайковский совсем небольшой город…

- Но там у нас есть человек, которому интересно этим наниматься.

- Барные викторины в основном распространены в мегаполисах. Как эти игры воспринимают в таких городах как Чайковский?

- Там ведь тоже есть люди, которым надо как-то себя реализовать. Развлечений не очень много. Игра идет неплохо.

- Вы оформили патент на свою викторину?

- Сейчас ведем работу в этом направлении. Понятно, что мы многое взяли из других игр. Но у нас есть и собственные фишки, которые, на наш взгляд, отстраивают «Интеллектуальную кухню» от других барных викторин. Копирования нашей игры я не боюсь. Самое главное, что у нас есть презентация, которая достаточно серьезная и навороченная.

- А вас самих не обвиняют в плагиате? Ведь действительно многие вещи очень похожи на другие барные викторины, например, на «Мозгобойню».

- Я бы скорее сказал, что мы в чем-то с «60 секундами» перекликаемся, а от «Мозгобойни» совсем далеко. Но у них источники вдохновения ведь те же, что и у нас — это викторины, которые проводятся в западных странах уже многие годы. Оригинальные названия игр, с которых черпаем вдохновение, мы не используем. И мы сделали все, чтобы от них отстроиться.

- «Мы» - это кто? У вас есть команда единомышленников?

- Есть небольшая группа, которая делает эти игры, потому что в одиночку организовать что-то очень сложно. Мы работаем вчетвером, плюс партнеры в городах.

- У вас есть юрлицо?

- Конечно, мы работаем от организации, платим налоги. Соучредители компании – два человека, мы с супругой. Остальные работают за зарплату.

Безналичные расчеты

- Ваша компания уже достигла уровня рентабельности?

- В Перми мы вышли в прибыль за полтора месяца, с учетом того, что надо было приобрести пару проекторов и пару ноутбуков. В отличие от многих других барных викторин мы выдаем и брендированные блокноты с ручками каждому участнику игры плюс призы командам, занимающим первые три места. Надеюсь, что в других городах игра достигнет уровня рентабельности также быстро.

- На каких условиях вы договариваетесь с ресторанами? Кто в ком больше заинтересован?

- Пока заинтересованы больше мы. Но в Перми, после того как у нас стал набираться полный ресторан «Партизан», а это 30 команд, заведение попросило пощады. В итоге мы сейчас в Перми проводим не одну, а две игры — днем и вечером. При этом оставляем кусочек зала для обычных посетителей.

На меня выходили представители других пермских ресторанов, я им отказал. У нас с «Партизаном» очень хорошие партнерские отношения. Когда мы начинали, это был наш совместный с рестораном проект. Вместе всё продумывали, и денег вложили поровну.

- Ресторан фиксирует повышение выручки в день игры?

- Конечно. Когда приходит 250 человек, пусть даже каждый закажет только по бокалу пива, это хорошая выручка получается. А ведь заказывают не только пиво.

- Для самих организаторов викторины, очевидно, основные доходы взносы участников?

- Да, но есть несколько вариантов формирования доходов от игры. Я знаю барные викторины, которые во взаимоотношениях с ресторанами держат все карты открытыми: ресторан показывает, сколько он заработал, и процент с выручки идет организаторам викторины. Со своей стороны, организаторы викторины говорят, сколько они заработали от взносов участников, и отчисляют процент ресторану. Получается такое перекрестное опыление.

Мы решили: зачем нам совать нос в чужие дела? У каждого есть свой кусок и каждый его ест. Но мы с «Партизаном» нашли замечательную форму взаимодействия: мы не бегаем с наличкой, ресторан включает участие в игре в счет посетителя (350 рублей с каждого участника), потом деньги пересылает на счет нашей организации. Рекомендуем всем такой формат взаимодействия с ресторанами и в других городах проведения «Интеллектуальной кухни».

- «Мозгобойня» развивается в других городах в основном по франшизе. Вы планируете поступать также?

- В Екатеринбург «Интеллектуальная кухня» тоже пришла по франшизе. Правда, это у нас называется «партнерское соглашение» в силу того, что пока бренд не защищен. Как только мы зарегистрируем товарный знак, соответственно переоформим на франшизу, потому что франшиза – это в первую очередь использование товарного знака.

- В какие города планируете прийти в ближайшее время?

- Есть интерес по Ижевску, Казани, Санкт-Петербургу. Мы не лезем куда-то далеко, надо начинать с чего-то понятного.

- Очевидно, в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге присутствует уже большое количество барных викторин. Вы ощущаете конкуренцию с их стороны?

- Конечно, конкуренция присутствует. С другой стороны, если игра хорошая, на нее всегда найдется аудитория. А наличие большого количества игр аудиторию генерирует. Потому что кто-то пришел, поиграл, но не дотягивает, постоянно выигрывают одни и те же. «А мы на другую викторину пойдем, вдруг там выиграем». Пошли. «О, тут интересно, останемся здесь». Примерно такой принцип. В больших городах аудитория для викторин уже подготовлена и это хорошо.

- Вы считали, сколько разновидностей барных викторин существует в российских городах?

- Достаточно много. Точного количества не знаю, потому что некоторые играются локально, некоторые вообще присутствуют только в маленьких городах. Допустим, есть у нас в Пермском крае город Березники, там проводят три разные викторины, которые неизвестны за пределами этого города. В каждой из них участвуют по три-пять команд. В Екатеринбурге я насчитал около десяти барных викторин. Но викторина викторине рознь. Есть те, что сделаны качественно — и вопросы приятные, и антураж. А есть те игры, которые готовятся на коленке, тяп-ляп, лишь бы по-легкому деньги срубить. Я смотрю, кто сейчас организовывает викторины. Очень многие – бывшие кавээнщики. Ну, что там вопросики написать? Открыл Википедию и готово. Ведь кажется, что всё легко. То есть акцент делается на ведение самой игры, с шутками-прибаутками, а на качество вопросов внимание обращается в меньшей степени.

А есть другая крайность, когда хорошие вопросы, но нет ни антуража, ни качественного ведения. Но чаще всего всё где-то посередине.

Приходи и участвуй

- На какую аудиторию вы ориентируетесь?

- Это как раз один из тех моментов, про которые я говорил, что мы стараемся отстроиться от других барных викторин. «Интеллектуальная кухня» рассчитана на аудиторию со средним возрастом 35-45 лет. У нас молодежь есть, но ее не так много, как на той же «Мозгобойне» или «60 секундах». А есть у нас люди и совсем пожилого возраста, под 70 и за 70. У нас вопросы , которые практически не содержат современной музыки, условно «от Ольги Бузовой». При этом достаточно большой пласт вопросов, которые содержат воспоминания людей среднего возраста: «Бриллиантовая рука», «Семнадцать мгновений весны», «Экономика должны быть экономной», «Олимпиада-80» и другие темы. Для большинства участников нашей игры это не просто история, а часть жизни.

- В чем причина популярности барных викторин в наше время?

- Это один из способов интересно провести время. Помните, несколько лет назад были очень популярны квесты? Они отошли в тень. Почему? Невозможно квест постоянно менять. Если ты его сделал, значит должно через локацию пройти определенное количество народа, чтобы вложения окупились. А на викторине каждую неделю новые вопросы и каждую неделю может быть новый победитель. Дело ведь даже не в том, чтобы выиграть главный приз. Главное почувствовать азарт гонки. В Перми у нас играет команда под названием «Вспомнить всё», она создана меньше года назад и регулярно выигрывает. В ее составе журналисты, директор Пермской художественной галереи, хозяйка частной музыкальной школы, телеоператор. Вчера после первого раунда они были пятнадцатые из 17 команд. По результатам последнего раунда все-таки выбрались на первое место, но было очень интересно наблюдать, как они поднимались. И радовались очень бурно. Они сказали, что никогда не знали, насколько это увлекательно вылезать из нижней части таблицы. То есть каждый ищет в игре что-то свое. Кому-то приятно провести время с друзьями, отвечая на вопросы. Кто-то реально настроен на победу. Для кого-то – интересно повспоминать, посмотреть на экране фрагменты видео, послушать музыкальные вопросы.

- Барные викторины интересны только для определенной социальной группы, которая сформировалась в мегаполисах, для «офисного планктона»? Работников предприятий, классический пролетариат это не затронуло?

- Кто приходит – уже не «планктон», уже как минимум «бентос». Планктон плавает вместе с течением, а бентос перемещается самостоятельно, например, рыбы. Любители викторин есть и в небольших городах, хотя их, конечно, меньше. У нас играют и рабочие, один из них даже пишет нам вопросы.

Кроме того, мы организуем корпоративные игры. К примеру, проводили серию игр в нескольких городах для Пермского региона Свердловской железной дороги. В Чусовом выиграла команда машинистов – солидные мужики лет по 50-55. Причем, мы не берем узкоспециализированную тематику, не спрашиваем, какая мощность у электровоза ВЛ-80. На викторинах никого такие вопросы вообще не интересуют. Интересны темы, касающиеся общего кругозора или на логику. Вот у нас была тема «железные дороги XXI века» и там такой вопрос: на фото — большая железнодорожная станция в Китае. На ней, как и еще на 21 станции китайской железной дороги совсем нет этого. Чего? Ответ – нет персонала, ни билетных кассиров, ни стрелочников, вообще никого, всё управляется автоматикой. И это можно заметить на самой фотографии, тут просто надо подумать и понять.

Другой вопрос. Показываем фото первого советского пассажирского электровоза постоянного тока ПБ-21. Сейчас он стоит в Екатеринбурге в музее железных дорог. Как расшифровывается ПБ? Тут можно вспомнить, что у нас был паровоз «ИС» – Иосиф Сталин, электровоз «ВЛ» - Владимир Ленин. Надо искать в этом направлении. Ответ: ПБ – Политбюро.

- А как вообще составляются вопросы? С помощью интернета, на основе Википедии?

- Могу сказать, как составляю именно я. Использую два варианта. Либо приходит интересная идея относительно темы – и ты на эту тему что-нибудь ищешь, что-то вспоминаешь, где слышал, где читал. Потом перепроверяешь в интернете, чтобы не ошибиться. Второй вариант – находится какой-нибудь интересный факт и уже под него дальше сочиняется целая тема. А тема – это серия вопросов, объединенных одним словом или одной идеей. Например, на вчерашней игре у нас были такие темы как «танки», «медведи», «мосты», «Барселона».

- Как вы считаете, как долго проживут барные викторины? Сколько лет продлится этот бум?

- На Западе они живут уже десятки лет. В основном в англосаксонских странах – в Великобритании, США. Американская телеигра «Jeopardy!» (с англ. — «Рискуй!») , являющаяся прообразом «Своей игры», вышла на экраны в 1964 году и идет с перерывами до сих пор. А если люди смотрят телевикторины, то, конечно, многим хочется попробовать в них и себя. На телевидении отбор очень непростой. А в барных викторинах все просто, никаких отборов, приходи и участвуй. Думаю, что и в России это продлится достаточно долго. Бум может быть уйдет, останутся самые интересные игры, которые продвигают самые креативные и упорные организаторы.

Комментарии

Еще в сюжете «Экономика регионов»

Материалы по теме

Государство ставит на «зеро»

Играть по-честному

Пермская ассоциация развития игорного бизнеса прекращает свое существование

В УФНС провели инвентаризацию свердловского игорного бизнеса — до сих пор работает 161 заведение

На все покер

Игры разума