Не застрахованы

Рейтинг страховых компаний Урала и Западной Сибири по итогам 2015 года

Рейтинг страховых компаний Урала и Западной Сибири по итогам 2015 года

На фоне сокращения рынка страховых услуг происходит чистка его рядов. Уход страховщиков, может, и не такой резонансный, как банков, но доля банкротов и потенциальных банкротов вполне сопоставима

Тенденция, которую мы отмечали с начала 2015 года (см., например, «Эпоха обмана»), закономерно проявилась и по его итогам. Рост страхового рынка обеспечивается за счет двух его крупных сегментов — ОСАГО и страхования жизни. Объем собранных премий в Уральском регионе вырос в 2015 году по сравнению с прошлым годом на величину, почти не отличимую от нуля (0,1%), в целом по стране прирост ощутим, но тоже невелик (3,6%). Однако если исключить два упомянутых вида, получим внушительное падение — 19% по Уралу и 7% по стране.

В Уральском регионе на фоне 42% роста сборов премий по ОСАГО, 34% по страхованию жизни снижаются сборы по таким видам, как автокаско (27%), от несчастных случаев (26%). В сегменте страхования имущества юрлиц — небольшой спад (3,3%), имущества граждан — небольшой рост (4,2%). Все прочие виды в сумме составляют 5% рынка (в стране 10%), сборы премий они сократили на 20%. Рынок автокаско ранее на Урале по сборам был равен ОСАГО (по 24 млрд рублей за 2014 год), а теперь вдвое меньше.

Причины сокращения того или иного сегмента в нынешних условиях вполне понятны. Интерес представляют отдельные компании, которые показали динамику лучше рынка. Если это связано с демпингом в массовых видах, каско и ОСАГО, вряд ли такую компанию можно признать успешной. Средняя стоимость полиса каско выросла всего на 10% (это ниже инфляции и тем более стоимости подорожавших запчастей). Причина — компании все больше продвигают продукты с франшизой).

За жизнь

Анализ страхования жизни затруднен тем, что это продукт «три (и даже четыре) в одном». Кроме классического накопительного страхования жизни, есть кредитное страхование заемщиков (прежде всего ипотечных, но не только), кроме того, допсоглашения к ОСАГО и страхование работодателем работников как соцпакет. Есть компании, в которых четко прослеживается один тип. Так, в СК «Русский стандарт страхование» средняя премия на один договор составляет 3,6 тыс. рублей: с большой долей вероятности это кредитное страхование. В группе СОГАЗ средняя цена договора 2,3 млн рублей: очевидно, что это страхует работников работодатель. У крупнейших игроков — на Урале это группы «Сбербанк страхование», Росгосстрах, «АльфаСтрахование» (страхование жизни может осуществлять только отдельная компания, но мы консолидируем показатели внутри группы) — присутствуют все указанные виды, но сами компании, не оглашая долю, утверждают, что некредитное страхование опережает по темпам роста кредитное. По данным Сбербанка, в Московском регионе доля некредитного страхования достигла в 2015 году 56%.

По мнению заместителя генерального директора компании «АльфаСтрахование-Жизнь» Александра Денисова, «продукты страхования жизни привлекают клиентов за счет уникального сочетания 100% гарантии сохранности вложенных средств, возможности получения дохода от вложений в интересные активы, например акции компаний Google или Apple, а также за счет особых юридических характеристик продукта, например, возможности адресно передавать средства назначенному выгодоприобретателю».

По сути, такие продукты конкурируют с банковскими депозитами в премиум-сегменте (где клиенты гонятся не за ставкой, а за надежностью). 

По нашей оценке, в случаях, когда возможно выделить чисто кредитное страхование, оно практически не выросло (произошло перераспределение от потребкредитов к ипотеке), то есть рост 34% на Урале и 20% в стране приходится на некредитные виды.

«Не наш сегмент»

ОСАГО стал основным видом страхования, его доля в общем объеме премий выросла на Урале с 24% по итогам 2014 года до 34% в 2015 году (аналогичные цифры по стране — 15% и 21%). Этот вид стал определяющим для выручки большинства компаний. В числе десяти крупнейших страховщиков ОСАГО на Урале у семи доля премий по этому виду превышает 40% всего страхового портфеля (в 2014-м таковых было всего два). 

С ситуацией на рынке более-менее знаком каждый водитель, вынужденный страховать авто. Добавим лишь несколько цифр. Два повышения базового тарифа повлекли к увеличению стоимости полиса на Урале на 60%, но рынок привлекательным не стал. Причин несколько. С одной стороны, юристы-антистраховщики, действующие со стороны потребителей, существенно увеличивают уровень выплат (и судебная практика пока на их стороне). С другой — действуют  профессиональные мошенники (при попустительстве правоохранительных органов). С третьей — возрос уровень бытового мошенничества в условиях кризиса и сокращения числа машин, страхуемых по каско (по количеству договоров падение более чем на треть по Уралу). Наконец, существенная часть водителей сознательно уклоняются от приобретения полиса ОСАГО, покупая «для ГИБДД» фальшивки. Эксперты отмечают, что фальшивки покупают прежде всего те, у кого полис стоит дороже. Это показывают и расчеты: снижение количества договоров максимально в Свердловской области — 14%, минимально в Курганской — 3%, в среднем по стране — 7%, а в Москве — 11%.

Компании борются с этим, как и раньше: навязыванием дополнительных страховок, сегментацией клиентов (что заметно по разной средней расчетной стоимости полиса у разных компаний, работающих, казалось бы, на одном рынке). Поскольку львиная доля договоров ОСАГО заключается посредниками (хотя их доля за год сократилась с 78% до 73%), компаниям удается избежать претензий регулятора (впрочем, всем памятна приостановка лицензии у «Росгосстраха» летом 2015 года). Появившиеся электронные полисы мало изменили ситуацию — с их помощью чаще всего удается продлить действующий полис, а при попытке оформить новый появляются различного рода «технические ошибки».

Средняя стоимость полиса ОСАГО на Урале составила в 2015 году 5,6 тыс.
рублей, увеличившись за год на 58%: это результат повышения тарифов. Но у разных компаний цена и рост сильно отличаются, и это как раз результат сегментирования клиентов, за клиента не из нужного сегмента агенты просто не получают комиссионные.

Ускоренными темпами

2016-й, возможно, станет самым результативным в плане отзыва лицензий. По оценке Национального рейтингового агентства, к концу года с рынка уйдут около сотни компаний. Уже по итогам первого квартала их число достигло 20. За весь 2015 год таких было 67 (учитываем только отзыв, а не добровольный уход), в 2014-м — всего 18, в 2013-м — 37.

Ранее глава департамента страхового рынка Банка России Игорь Жук заявлял, что у регулятора есть претензии к качеству активов 130 компаний, в их число входят и системно значимые.

Большая часть утраты лицензий связана с претензиями ЦБ к структуре и качеству активов.

Основная сложность надзора в страховании связана с тем, что проблемы сложно выявить на ранней стадии. Одна из причин несостоятельности компаний — демпинг, что наглядно проявлялось на рынке ОСАГО и каско. Демпинг портит весь рынок, мешая работать хорошим компаниям и вгоняя в проблемы компании, которые им занимались. Но у регулятора нет таких же простых методов борьбы с ним, как в банковском деле, где с недавнего времени устанавливаются максимальные ставки и по потребительским кредитам, и по частным вкладам. Положение обещает исправить трансформация Всероссийского союза страховщиков в саморегулируемую организацию в соответствии с законом «О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка», и уже в этих рамках участники рынка займутся саморегулированием.
 
Актуальны два вопроса: нужно ли рынку столько компаний и каким образом с него удалять слабых игроков.

Анализ отзывов лицензий за последние два года показывает, что из 93 компаний всего четыре входили в топ-50. Количество компаний уменьшилось на 24%, тогда как объем премий (за 2013 год), приходящийся на ушедшие компании, составляет всего 5%. Доля сегментов каско и ОСАГО — по 3,6%, страхование имущества физлиц — 1,7%, страхования жизни — 1,1%. Если разделить компании на универсальные, специализированные и узкоспециализированные, в зависимости от количества осуществляемых видов страхования, то подавляющее число отзывов (59) пришлось на последние, в то время как среди универсальных не стало только восьми.

В среднем 11% собранных премий компаниями направляется в перестрахование, тогда как у ушедших с рынка — 37%, при этом у 23 эта доля была более 50%, они по сути работали как брокеры, а у 36 — менее 1%, что свидетельствует или о низком качестве риск-менеджмента или говорит о том, что по сути компания не занималась страхованием. Таким образом, можно утверждать, что уходят компании, которые в полной мере страховыми назвать нельзя.

Ответом на второй вопрос являются планы по увеличению уставного капитала универсальных страховщиков до 300 млн рублей с 2018 года. Их поддерживают крупные игроки и критикуют малые.       

Дополнительные материалы:

Автоюристы давят на ОСАГО

Резкое подорожание полисов и увеличение числа подделок — следствия деятельности автоюристов, утверждает Денис Макаров, руководитель управления методологии обязательных видов компании «АльфаСтрахование» (входит в пятерку крупнейших автостраховщиков)

— Есть мнение, что основной причиной невыгодности ОСАГО является деятельность автоюристов, а также высокий уровень мошенничества как организованного, так и бытового, выросшего в кризис.

— В 2015 году договоров ОСАГО заключено на 2,8 млн меньше, чем годом ранее. В 2016 году тенденция продолжается. Одна из основных причин — рост числа поддельных полисов. На сегодняшний день количество подделок, которые пытаются продать мошенники, составляет миллионы штук. И, на мой взгляд, существует четкая зависимость между распространением практики использования поддельных полисов и деятельностью так называемых автоюристов, так как именно ее последствия привели к резкому подорожанию полисов в отдельных субъектах и увеличению числа подделок. Нельзя не отметить, что с момента изменения лимитов по ОСАГО мы наблюдаем определенную переориентацию мошенников на этот вид страхования, так как с учетом высокой регламентированности этого вида, получить деньги от страховой компании легче, чем по каско.

От действий автоюристов страховые компании несут невероятные убытки, которые не могут даже частично компенсировать новые тарифы. Наиболее часто используемая схема — выкуп требования к страховой компании у пострадавшего на месте происшествия. Нередко автоюристы оказываются на месте происшествия раньше сотрудников ГИБДД и сразу предлагают автовладельцу деньги.

— Чего не хватает для успешной борьбы с мошенничеством?

— Для решения «проблемы автоюристов» должны в полной мере заработать новые положения закона об ОСАГО. Во-первых, единые правила проведения независимой технической экспертизы, включающей порядок расчета, ценовые справочники и др.: использование единого подхода к расчету стоимости восстановительного ремонта в разы снизит количество споров по ее размеру, так как будет снята проблема разногласий между страховщиком и клиентом. Во-вторых, нормализация судебной практики: досудебный характер претензионной работы, утвержденный Верховным судом, в принципе должен снизить давление на страховую отрасль «проблемы автоюристов». Обязательное обращение в страховую компанию в досудебном порядке обеспечит прямой контакт автовладельца со страховой компанией. В-третьих, безальтернативное прямое возмещение ущерба положительно отразится как на самих страховых компаниях, так и на их клиентах. Для автомобилистов это будет означать повышение качества сервиса при урегулировании, исключение возможности недобросовестных действий страховщиков.

 

Дополнительные материалы

Рейтинг страховых компаний Урала и Западной Сибири по итогам 2015 года

Комментарии

Материалы по теме

Временная передышка

Никто не застрахован

Центробанк установил новые тарифы ОСАГО

 

comments powered by Disqus