Мажор - договор

Юридические риски бизнеса

Юридические риски бизнеса

Факт пандемии не позволит бизнесу списать проблемы на обстоятельства непреодолимой силы и уберечься от убытков. Предпринимателей спасет высокая договорная дисциплина

Компания N выиграла тендер на поставку оборудования из Китая для крупного оборонного предприятия. Поставка выполнена в конце прошлого года. При монтаже, как раз в разгар вспышки эпидемии в Китае, выяснилось, что часть оборудования — некомплектная. Китайские исполнители, понятно, на связь не выходят, заказчик грозит исками в суд, штрафами по госконтракту, включением в реестр недобросовестных поставщиков…

С каждым днем такого рода обращений становится все больше, говорит директор филиала в Екатеринбурге Коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Олег Ярушин: «Проблемы возникают у компаний разных сфер — промышленности, перевозок, организации массовых мероприятий. Все они сталкиваются со срывом сделок и договоренностей».

— Из-за закрытия границ больше всего убытков сейчас получает туристическая отрасль, логистический бизнес, участники внешнеэкономических сделок, транспортные компании, — добавляет управляющий партнер юридической компании «ЭНСО» Алексей Головченко.

Многие компании из-за пандемии ищут сейчас способы расторжения контрактов или предотвращения развала сделок, возможность отказаться от исполнения непосильных в новых условиях обязательств через отсылку к форс-мажору, подтверждает управляющий партнер International Tax Associates B.V. Рустам Вахитов.

Но в каждой стране понятие «форс-мажор» — это свои правила и судебная практика. В России так называют обстоятельства непреодолимой силы. В Гражданском кодексе есть несколько правовых норм, на которые можно опереться в такой ситуации, например, когда компания из-за закрытия границ не может в срок поставить товар (ст. 416, 417, 451 ГК РФ). Но сам факт эпидемии, закрытия границ не является форс-мажором, как и изменение курсов валют, или отсутствие на рынке нужных товаров, или средств у должника. Не работает как аргумент и запрет на проведение мероприятий.

Участники внешнеторговых сделок вправе обратиться в ТПП и предоставить доказательства невозможности исполнения контракта, тогда ТПП может выдать «Сертификат о форс-мажоре», который можно предъявить в другой стране.

Возможно, через какое-то время часть рисков удастся снять поставщикам продукции и услуг в рамках системы госзакупок: в марте Минпромторг совместно с Мин­юстом и Минфином начал разрабатывать акт, по которому коронавирус будут признавать форс-мажором. Но это касается только исполнения госконтрактов. По мнению адвоката, партнера Международного центра защиты прав Globallaw Андрея Сунина, пока рано говорить о том, получат ли поддержку от государства и судебной власти предприниматели, которые не смогли выполнить свои обязательства:

— Освобождение от ответственности по форс-мажору — сложная юридическая конструкция. В каждом конкретном случае будут устанавливаться все необходимые характеристики обстоятельств непреодолимой силы: непрогнозируемость; внезапность; неотвратимость; объективная неустранимость в конкретном моменте; причинно-следственная связь между пандемией и неисполнением обязательств; соблюдение порядка уведомления контрагента об обстоятельствах непреодолимой силы; наличие условий о таких обстоятельствах в договоре.

Алексей Головченко приводит пример, когда можно попробовать воспользоваться этой нормой:

— Вы не можете поставить товар из точки X в точку Y из-за эпидемии коронавируса. Чтобы подтвердить, что эта ситуация форс-мажорная, компания должна доказать, что сделала все необходимое, пытаясь не сорвать сроки поставок, что действительно не имела никакой возможности привезти товар в срок, оговоренный в контракте. К примеру, товар был произведен месяц назад, когда границы были открыты. Контрагент может обвинить предприятие в том, что оно могло в течение месяца этот товар вывезти. В этом случае компания должна быть готова подтвердить, что делала все возможное. Для этого будут нужны документы, подтверждение коммуникаций с заводом-производителем, складами, транспортными компаниями. Нужно доказать, что не было возможности доставить этот товар каким-либо другим видом транспорта.

— Именно поэтому сейчас внимание к договорной дисциплине должно быть повышенное, — считает Андрей Сунин. — Нужно просчитывать возможные последствия нарушений договоров, юридически правильно фиксировать указания контрагентов, связанные с изменением условий договоров. Нужно ставить на чашу весов развитие бизнеса, риски банкротства и риски уголовного преследования по банкротным и налоговым преступлениям.

— Проверяйте все детально и дотошно, все свои сделки и действия, — советует Алексей Головченко. — Нельзя жалеть время на детальный анализ всех своих юридических документов, договоров с банками-партнерами, клиентами, трудовых договоров. И надо быть особенно осторожными при выборе партнеров. Не исключено, что среди них появятся контрагенты, которые попытаются использовать ситуацию с пандемией коронавируса для того, чтобы не исполнять свои обязательства и войти в процедуру банкротства, списать свои неудачи на коронавирус.  

Еще в сюжете «Экономика в эпоху коронавируса»

Материалы по теме

Новые факты о лабораторном происхождении источника COVID-19

Теле в теле