«Золотая» разведка

Геологоразведка

Геологоразведка

Отказ от проведения геологоразведочных работ по поиску твердых полезных ископаемых может через 20 лет полностью лишить металлургов собственной ресурсной базы

Министерство природных ресурсов и экологии РФ в 2016 году начало подготовку антистрессовых мер, чтобы поддержать недропользователей, готовых вкладываться в расширение минерально-сырьевой базы путем проведения геологоразведочных работ (ГРР). Глава Минприроды Сергей Донской прогнозирует, что геологоразведка в мире и в России в частности в текущем году упадет на 10 — 20% из-за неустойчивых цен на ископаемые на рынках. Но государство не может допустить, чтобы компании прекратили геологические изыскания, особенно в области добычи твердых полезных ископаемых: в случае остановки ГРР уже через десяток лет можно будет говорить о дефиците ресурсов для металлургического комплекса страны.

Расширить и углубить

Несмотря на прогнозы Минприроды, предприятия, работающие на долгосрочную перспективу, продолжают заниматься поиском новых месторождений. Инструмент — запуск заявительного принципа на получение площадок для проведения изысканий: государство без аукционов и конкурсов по заявкам компаний разрешает им проводить ГРР на участках с потенциальным залеганием полезных ископаемых. «Недропользователи за два года, как введен этот принцип, подали 746 заявок на проведение высокорискованных геологоразведочных работ. По результатам рассмотрения уже выдано 305 лицензий, учитывая, что до введения заявочного принципа у нас в год выдавалось только 25 лицензий», — подчеркивает Сергей Донской.

Все же, по подсчетам чиновников, в 2015 году компании сократили инвестиции в геологоразведку, как по углеводородам, так и по твердым полезным ископаемым с 370 до 325 млрд рублей.

В атмосфере общего экономического спада, в условиях низких цен на конечную продукцию и высоких — на импортное оборудование, в 2016 году продолжается снижение финансирования геологоразведки. По оценкам участников рынка, траты на бурение одного погонного метра достигают 100 долларов. «При кредитной ставке в 20% и отсутствии развитой инфраструктуры компании, занимающиеся добычей твердых полезных ископаемых, предпочитают в таких сложных условиях усиленно вырабатывать действующие месторождения, откладывая затратную разведку до лучших времен», — замечает эксперт-аналитик компании «Финам» Алексей Калачев.

Минерально-сырьевую базу в Свердловской области мы давно уже съели

В сегменте чермета один из крупнейших на Урале Нижнетагильский металлургический комбинат (группа «Евраз») основную часть потребности в железной руде обеспечивает за счет Качканарского горно-обогатительного комбината (КГОК, Свердловская область; входит в тот же холдинг). Комбинат более 50 лет ведет отработку запасов Гусевогорского месторождения титаномагнетитовых руд. «В 2015 году его запасы были пересчитаны, объем переоценен до 3,3 млрд тонн. В связи с этим было принято решение интенсифицировать горные работы на существующих карьерах», — рассказывают в «Евразе», в управлении по связям с общественностью регионального центра корпоративных отношений «Урал».

В настоящее время КГОК реализует проект интенсивного развития Северного карьера на этом месторождении. Он предусматривает перевод нижних горизонтов на автомобильный транспорт, что позволит увеличить добычу руды в карьере до 30 млн тонн и сохранить мощность предприятия на уровне 59 млн тонн руды в год до 2018 года. Инвестиции в проект превысят 2 млрд рублей. Параллельно группа «Евраз» все же планирует вкладываться в освоение запасов Собственно-Качканарского месторождения. Идет подготовка к вскрытию. Как только все обязательные процедуры будут завершены, приступят к полевому этапу работы.

Похожей политики — расширения имеющейся минерально-сырьевой базы — придерживаются и предприятия, работающие в секторе цветной металлургии. К примеру, «Русал» не планирует в ближайшее время проводить геологоразведочных работ на Урале «ввиду достаточного количества разведанных запасов». В 2015 году «дочка» компании «Севуралбокситруда» запустила в эксплуатацию в Свердловской области самую глубокую в России шахту Черемуховская-Глубокая (подробнее см., например, «Цветник на закате»). В четвертом квартале этого года инвестор планирует ввести вторую очередь шахты (стоимость строительства — 700 млн рублей). «Разведанных запасов СУБРа достаточно для удовлетворения потребностей в боксите глиноземных производств уральских предприятий на ближайшие 30 лет. Для вскрытия этих запасов и организации их добычи планируется строительство новых горизонтов на шахтах Черемуховская-Глубокая и Ново-Кальинская», — пояснил официальный представитель компании «Русала» в Уральском федеральном округе Роман Лукичев.

Покупать дешевле

Между тем далеко не все предприятия при текущих экономической ситуации и стоимости сырья готовы вкладываться в освоение новых месторождений и в обеспечение собственной минерально-сырьевой базой в целом. «В случае с ВСМПО-Ависма мы, очевидно, наблюдаем другой подход: корпорация не стремится брать на себя риски, связанные с полным циклом разведки, добычи, обогащения и доставки. Примеры таких рисков имеются: это и недостоверные оценки запасов месторождений, и экологическая активность граждан, особенно в центральных регионах с высокой плотностью населения», — считает начальник экспертно-аналитического отдела консалтингового портала «Согра» Алексей Лубнин.

Объем разведочного бурения составил, по данным компании, на Качканарском ГОКе в 2015 году 7,4 тыс. погонных метров. План на 2016-й — 6,4 тыс. погонных метров.

На мировом рынке сегодня есть предложения по продаже относительно недорого титансодержащего сырья, которое может стать достойной альтернативой украинскому, определенные трудности с поставкой которого возникли у корпорации в 2014 — 2015 годах. Напомним, стопроцентным поставщиком ильменитового концентрата для нужд ВСМПО-Ависмы в начале 2014 года выступали два украинских горно-обогатительных комбината — Вольногорский и Иршанский, но из-за политической напряженности между Россией и Украиной компания начала опасаться перебоев в поставках. Тогда корпорация завезла пробную партию титансодержащего сырья из Австралии.

Стоит отметить, что в 2012 году корпорация все же планировала выходить на полное обеспечение потребностей в ильменитовом концентрате за счет разработки собственных месторождений. ВСМПО-Ависма получила лицензию на разработку циркон-рутил-ильменитового месторождения Центральное в Рассказовском районе Тамбовской области. Кроме того, компания рассчитывала начать добычу сырья на аналогичном Волчанском месторождении в Украине, но из-за конфликта между странами реализация проекта была приостановлена. По Центральному месторождению работы также отложены на несколько лет.

— Ситуация на Украине способна повлиять на сроки реализации проекта освоения месторождения Центральное, но вряд ли это выступит в качестве первостепенного аргумента. Теоретически ВСМПО-Ависма может перенести начало добычи на более ранние сроки, но впоследствии может эти сроки нарушить в силу более весомых, по сравнению с украинским, факторов. Что касается продолжительности эксплуатации Центрального, то позволительно говорить о многих десятках лет или даже свыше сотни, но это, конечно, весьма условная оценка, — рисует перспективы начала титановой корпорацией собственной добычи сырья Алексей Лубнин.

По мнению руководителя аналитического управления компании «Арсагера» Артема Абалова, при нынешних низких ценах на металлы разработка новых месторождений не слишком выгодна компаниям. Цены на сырье упали зачастую сильнее, нежели цены на конечную продукцию. Поэтому металлургам выгоднее покупать его у сторонних организаций, чем добывать самим. Особенно хорошо это видно на примере отчетностей холдингов черной металлургии (ММК, НЛМК, Северсталь): сырьевые сегменты тянут вниз консолидированные результаты. 

— Учитывая, что мы не прогнозируем значительного роста мировых цен на металлургическую продукцию, такая ситуация может сохраниться и в ближайшем будущем, — итожит Артем Абалов. — Относительно неплохой остается конъюнктура на рынке драгоценных металлов, но и там, в силу дороговизны и длительности закладки новых рудников, скорее будут вводиться в эксплуатацию уже заложенные ранее проекты.

Краткосрочный потенциал

Но и в секторе добычи драгметаллов есть регионы-исключения, где практически не осталось разведанной сырьевой базы, в особенности в части коренных месторождений. Компании вынуждены разворачивать ГРР, чтобы обеспечить себя ресурсами для дальнейшей работы. «Безусловно, в связи с истощением разведанных запасов на территории Урала перед горно-металлургическими предприятиями остро стоит проблема восполнения ресурсной базы. По оценкам федерального агентства по недропользованию (Роснедра), на текущий момент наиболее перспективными являются северные территории Свердловской области и соседние западносибирские территории — на Приполярном и Полярном Урале», — указывает Алексей Калачев.

Объем разведочного бурения по уральским ГРР-проектам «Полиметалла» составил  в 2015 году 38,7 тыс. погонных метров. План на 2016-й — 60 тыс. погонных метров

Министр природных ресурсов и экологии Свердловской области Алексей Кузнецов заявил, что у региона, который сегодня входит в десятку по объему добычи благородного металла по стране, разведанных запасов остается совсем немного. В настоящее время на Среднем Урале действует 108 лицензий на драгметаллы, в том числе 25 — на геологическое изучение, 49 — на изучение, разведку и добычу и 34 — на разведку и добычу металла. «В Свердловской области на балансе в нераспределенном фонде числится 226 месторождений драгоценных металлов, из них 163 россыпных месторождения, учитываемых по категориям запасов, позволяющим вести промышленную добычу драгметаллов», — подчеркнул глава министерства.

По данным Уралнедр, реальная перспектива для работы «россыпников» в Свердловской области — 15 лет. У работающего с коренными рудами ООО «Березовский рудник» (Березовский) запасы зафиксированы на уровне 62 тонн золота, и этого предприятию будет достаточно как минимум на 30 лет. По оценкам крупнейшего на Урале производителя золота ЗАО «Золото Северного Урала» (ЗСУ, Краснотурьинск, входит в АО «Полиметалл»), запасов Воронцовского золоторудного месторождения с учетом вовлечения в переработку ранее добытых и заскладированных руд ему хватит примерно на 15 — 20 лет.

В коренном направлении потенциальных чисто золоторудных запасов сегодня формально значится 250 тонн. «Если из этих объемов мы подтвердим запасы С1+С2 (запасы разведанных месторождений. — Ред.) хотя бы тонн на 50, причем не на одном объекте, будет хорошо. При этом все наши запасы, все наши объекты посчитаны по классической технологии 40 — 50 лет назад, что там есть на самом деле сегодня — вопрос. Минерально-сырьевую базу в Свердловской области мы уже давно съели. 269 лет на Урале добывают золото, все, что было хорошего, отсюда уже взяли. Я могу предложить самое лучшее по содержанию золота — 1,5 — 2 грамма на тонну», — говорит заместитель начальника департамента по недропользованию в Уральском федеральном округе Николай Кокорин. И подчеркивает: таких месторождений, какие открывали на Урале раньше, уже не будет.

«Коренные» перемены

Перспективы снижения запасов и, соответственно, будущих объемов производства готовой продукции с каждым годом становятся для золотодобывающих компаний более осязаемыми. Участники рынка вынуждены вкладывать в ГРР серьезные деньги, благо заявительный принцип проведения предварительных исследований на тех или иных потенциальных участках позволяет исследовать все новые участки. «В 2015 году золотодобывающие предприятия Свердловской области вложили в проведение геологоразведочных работ 1 млрд 10 млн рублей. Показатель практически на треть превышает объемы 2014 года. В 2016 году они планируют продолжать работу в этом направлении, так как в данной отрасли уровень обеспеченности минерально-сырьевой базой оставляет желать лучшего», — уточняет председатель Союза золотопромышленников Урала Александр Ястребков.

Один из основных игроков этого рынка на Урале компания «Полиметалл» развернула в Свердловской, Челябинской и Оренбургской областях обширную геологоразведочную программу. Цель — наращивание минерально-сырьевой базы «дочек» — «Золота Северного Урала» и АО «Варваринское» (Костанайская область, Республика Казахстан), развитие новых производств.

-Мы улучшили и научную, и практическую часть нашей геологоразведки, — рассказывает директор уральского филиала АО «Полиметалл УК» Андрей Новиков. — Во-первых, ввели институт главных геологов проектов. Это лица, которых мы освободили от рутинной работы по организации бурения, доставки керна и т.п. Это позволяет им полностью сконцентрироваться на формировании целеполагания и методологии исследований. Практика показала, что подобное разделение труда эффективно. Во-вторых, мы внедрили передовые технологии исследований. В частности начали проводить геофизические исследования с применением аэросъемки местности; оснастили лабораторный комплекс многокомпонентным атомно-эмиссионным спектрометром, который позволяет оперативно делать комплексный полуколичественный анализ элементов, содержащихся в пробах с площадок; применяем современное программное обеспечение для построения моделей рудных тел и их геолого-экономической оценки.

В результате интенсивно проведенных в 2014 — 2015 годах ГРР на Маминском, Северо-Калугинском (Свердловская область) и Тарутинском (Челябинская область) месторождениях геологи «Полиметалла» выявили промышленные запасы руд. В настоявшее время ведется детальный подсчет запасов, постановка на государственный баланс, и рассматриваются варианты отработки.

Портфель уральских геологоразведочных проектов насчитывает 20 лицензий.
В 2015 году пробурено около 38 тыс. погонных метров скважин. Суммарно в ГРР инвестировано 426 млн рублей. В этом году компания намерена приобрести через аукционы и по заявительному принципу еще семь лицензий. План по бурению на 2016 год — около 60 тыс. погонных метров скважин. «Исследования ведутся по принципу дальнейшей целесообразности: если по результатам проведенных ГРР видны перспективы, то вложения в изучение объекта продолжаются, если их нет — проект сворачивается. Поэтому объем бурения и исследований может быть еще больше, финансовые ресурсы для этого у компании имеются. Однако интенсификация геологоразведки сильно сдерживается административными барьерами и несовершенством законодательства в сфере недропользования», — сообщили в уральском филиале АО «Полиметалл УК».

Законодательные препоны

По мнению участников рынка, одно из основных ограничений для ведения геологоразведки — принятое в 2013 году распоряжение правительства РФ от 27 мая 2013 года № 849-р. Оно утверждает перечень объектов, не относящихся к лесной инфраструктуре и поэтому запрещенных к строительству в защитных, эксплуатационных и резервных лесах.

— Перечень включает в себя практически все производственные объекты геологоразведки и добычи природных ископаемых. Их использование в водоохраной зоне, на территории зеленых зон и лесопарков считается нарушением, что сильно ограничивает горнодобывающие компании. Многие на него жалуются, в правительство поступило немало обращений от пострадавших организаций, и не исключено, что в 2016 году список может быть подправлен, — рассказывает Алексей Калачев.

— Изначально это постановление позиционировалось как исполнение благих намерений по защите лесов, но как обычно с водой выплеснули ребенка. По недропользователям оно ударило очень больно. Рассыпное золото добывают только в лесах. Поиск коренных месторождений сейчас тоже ведется на всей территории, в том числе и в лесном фонде, но бурить в лесу они практически больше не могут, — говорит Александр Ястребков.

Сегодня минерально-сырьевая база по драгметаллам истощена, государство после ликвидации министерства геологии самостоятельно практически не занимается поиском новых месторождений твердых полезных ископаемых, а компании в силу действия таких распоряжений правительства не всегда могут решить проблему проведения ГРР. Это аукнется лет через двадцать. Александр Ястребков: «Сейчас золотодобытчики, за редким исключением вроде “Полиметалла”, живут еще советским багажом, но он скоро закончится. Пока мы ревизуем прежние знания и что-то там вытаскиваем, нового практически не появляется». А разведка — длительный процесс, напомнил глава Союза золотопромышленников Урала: сроки от старта ГРР до подтверждения запасов могут растягиваться на долгие годы. Чтоб найти, теоретически обосновать, поставить на баланс уже готовые запасы, иногда необходимо 5 — 10 лет. Не хотелось бы, чтобы из-за действия таких законов рудники оказались в ситуации, когда действующие мощности по добыче будут простаивать без ресурсной базы.

Автор: Мария Шароглазова
 

ПАРТНЕР ПРОЕКТА

Комментарии

Материалы по теме

"Уральская сталь" модернизирует производство

УГМК будет перерабатывать свинец в готовую продукцию

В Свердловской области появится базальтовый завод

УГМК инвестирует в Гайский ГОК более 2 млрд рублей

По законам джунглей

 

comments powered by Disqus