Собственный свет

Генеральный директор группы компаний АБлайт Александр Булатов о новых направлениях бизнеса

Генеральный директор группы компаний АБлайт Александр Булатов о новых направлениях бизнеса

Отечественные рынки энергосберегающего оборудования, светодиодной техники просели из-за низкого платежеспособного спроса. Но в сегменте мобильного осветительного оборудования падения спроса нет, продажи у инновационных производителей растут

Южноуральская АБлайт групп активно выходит на азиатские рынки — в начале года она открыла первое торговое представительство по евро­азиатскому континенту в Сингапуре. Второе представительство, по всему Персидскому заливу, заработало в Кувейте. «Заключены контракты, обновляем линейки наших поставок в эти страны. При этом наши внутренние заказчики и контрагенты остаются, объем заказов не снижается», — рассказывает генеральный директор группы компаний АБлайт Александр Булатов.

— Александр Григорьевич, что означает для вашего бизнеса выход на новые направления?

— Он потребует увеличения производительности труда, расширения линейки выпуска моделей. Полагаю, оптимизирует финансовые, экономические показатели группы.

— В чем специфика работы на Востоке?

— Очень долго идут переговоры. По Кувейту, например, — около года. Только после этого были определены условия работы и партнеры представили нам модель развития бизнеса в своем регионе. Там более жестко подходят к проверке качества продукции, гарантийным срокам, выполнению обязательств поставки. К тому же нам предложили провести испытания при температурном режиме не менее плюс 60 градусов. Наша продукция в принципе такие испытания проходила, но партнеры затребовали протоколы испытаний.

Про источники и стабилизаторы

— Ваша огромная световая колонна на выставке, приуроченной к энергетической конференции в Челябинске в ноябре, потрясла воображение.

— Правильно она называется аварийная осветительная установка. Большие мобильные осветительные установки — как раз то, чем компания гордится. Уже четырнадцать лет мы — первопроходцы в этом сегменте, и рынок увеличивается. Число заказов растет: как ни прискорбно об этом говорить, в современной жизни немало катаклизмов, аварий, катастроф.

Установка используется МЧС в случаях чрезвычайных ситуаций: землетрясений, наводнений, пожаров, падений самолетов, аварий в жилищно-коммунальной сфере, она нужна на железнодорожных путях, МВД и строительным компаниям для освещения. Источник света — натриевая лампа мощностью в 600 Вт — освещает площадь 15 тыс. кв. метров.

Моделей выпускаем много, в конце года разработали еще несколько: «Мини-вышка», «Валли» и «Жираф». Мини-осветительные установки (две разновидности — на 150 и на 100 Вт) сделаны уже с использованием светодиодных модулей и применяются на турбазах, для походов и путешествий: в лесу, в поле, в горах. Они невелики, весят 15 — 20 килограммов, легко помещаются в багажнике, могут осветить площадь до 5 тыс. кв. метров.

— И сколько таких делаете? Под заказ?

— Можно, объемы производства с учетом наличия конкурентов я не буду называть? Потребность, которую нам заявляют, закрываем в течение одного-двух дней, независимо от запрашиваемого количества. В декабре, например, не успели запуститься, как сразу отгрузили четыреста штук. Кроме того, на складе должен быть запас с учетом специфики спроса.

— В каком состоянии сейчас находится компания, сказывается ли на ней кризис?

— Пока группа кризис не почувствовала, за исключением изменения финансовой ситуации: комплектующие на 70% импортные, выросла стоимость продукции. Но снижения заказов практически нет, даже небольшое увеличение. Поэтому антикризисный план пока в принципе не разрабатывался, хотя, возможно, во втором и третьем кварталах планы нам предстоит скорректировать.

— А что происходит на внутреннем рынке?

— Рынки энергосберегающего оборудования, светодиодной техники просели. Заказчики, имея все меньше средств, все чаще склоняются к более дешевому продукту. Хотя качественный продукт не может быть дешевым. Но проседание в немалой степени не из-за кризиса, оно началось раньше: появляется все больше предприятий, которые производят подобную продукцию или покупают ее где-то с расчетом перепродать.


Комплектующие на 70% импортные, из-за этого увеличивается стоимость продукции. Но снижения заказов практически нет

В сегменте мобильного осветительного оборудования, которое мы тоже производим, падения спроса нет. Более того, сравнивая итоги первого квартала с аналогичным периодом прошлого года, отмечаем увеличение продаж. Мобильные осветительные установки для бытового использования, туризма, экстрима тоже хорошо пошли.

— Острый вопрос в условиях санкций — найти деньги. Какие источники инвестиций вы рассматриваете для реализации проектов?

— Мы крайне редко прибегаем к услугам кредитных учреждений: я как человек закалки прошлых лет боюсь кредитов. В этом году направили наш проект по строительству и прокладке инженерной инфраструктуры для социального объекта оздоровительного комплекса с использованием минеральных вод и грязей в Челябинской области (конкретно о нем еще рано говорить) в агентство инвестиционного развития: хотим, чтобы нам оказали содействие.

— Объем вашего инвестиционного портфеля?

— В этом году инвестировать с учетом социального объекта планируем в пять раз больше предыдущего периода. Но как пойдет реализация этого плана, исходя из нынешней экономической ситуации в стране, нельзя сказать. Во всяком случае, попытаемся сохранить объем инвестиций на уровне прошлого года — 20 млн рублей. Хотя допускаем и снижение финансирования на 20% — нашими потребителями являются государственные учреждения, железная дорога, МЧС и так далее: бюджеты там режутся.

— Какие риски для реализации проектов учитываете?

— Их сложно прогнозировать. Например, в конце года у нас был большой контракт, заказано импортное оборудование и комплектующие из расчета курса доллара по 33 рубля. В декабре, когда мы все это получили, пришлось расплачиваться с исполнителем контракта по курсу 75 рублей за доллар. Можно лишь надеяться, что курс останется во втором и третьем кварталах хотя бы на нынешнем уровне.

— На какой период сегодня можно планировать?

— Я могу рассматривать лишь текущий год. И подобная ситуация будет сохраняться еще два-три года. Лет через пять мы сможем войти в какой-то плановый режим, в котором работали до сих пор.

— Что будет для вас признаком снижения рисков на рынках? Какие сигналы важны?

— Стабилизация обстановки — в первую очередь. А во вторую — бизнес сможет заместить продукцию, которую получали из-за рубежа, с учетом тех программ, которые принимаются правительством по импортозамещению и так далее. Именно на это я отвожу три-пять лет. За год или два этого не сделать. Тогда и рынок стабилизируется, даже если не изменится политическая обстановка.


Выход на азиатские направления требует расширения линейки выпуска моделей

Рынок придет к нам сам

— Стадию развития рынка как определяете?

— Мировой рынок светодиодов развивается с 2000 года с огромной скоростью. Этому способствует общемировой тренд перехода к энергоэффективным технологиям и рост уровня светоотдачи светодиодов в несколько раз (до 139 лм). В России — рынок становящийся. В 2004 году я побывал в Южной Корее на заводе, производящем светодиоды. И понял, какие нас ждут перспективы. Когда и у нас в стране будет организован серийный выпуск качественной подобной продукции, тогда рынок получит новое развитие.

— Ваша продукция — это аналоги зарубежных образцов или собственные разработки?

— Аварийные осветительные мобильные установки — полностью собственные запатентованные разработки: вся продукция зарегистрирована в Роспатенте, как и интеллектуальная собственность на ее создание. В этом наше преимущество: время, когда аналоги из Азии повалят на российский рынок, недалеко.

По светодиодной продукции и по освещению у нас два патента. Нами разработаны пресс-формы под светодиодный светильник, по которым льют корпуса, технические условия на блоки питания, которые завод делает по нашему техническому заданию. Наши собственные — схемы соединения светодиодов, платы, на которых везде идут наши логотипы как разработчика.

— Чем обеспечиваете конкурентоспособность продукции?

— В сегменте светодиодного освещения — тем, что она проходит проверку качества, соответствия техническим характеристикам в аккредитованной фотометрической лаборатории проверки качества источников излучения (светодиодного), единственной в Урало-Сибирском регионе. Мы, когда организовали производство светодиодного освещения, отдавали продукцию на проверку соответствия заявленным техническим характеристикам в ООО «СветоС» в Москве. Подтверждение характеристик необходимо производителю: он должен реально видеть технические показатели, чтобы отвечать перед заказчиком, брать на себя определенные гарантийные обязательства.

— Не все проверяют себя таким образом.

— 80% на рынке — серая продукция. Мы предлагали внести в нормативный акт положение о том, чтобы в нашем регионе вся энергосберегающая продукция, которая поставляется на рынок, пусть не бытовым, а промышленным предприятиям, бюджетным организациям, обязательно проходила через лабораторию, сопровождалась с протоколами испытаний. ФАС возражает: почему мы должны заставлять производителя проходить испытания, если он предоставляет сертификат соответствия? Но сертификат соответствия дается в целом. Поставщики, которые выходят на рынок, серьезно проверяют свою продукцию, однако проверка может быть как полная, так и частичная. Поэтому мы и предлагаем принять регламент, в котором будет прописана вся последовательность проверки качества светодиодного оборудования и уже после этого возможного его внедрения.

— Откуда берутся эти серые 80%?

— Их производят из дешевых комплектующих и поставляют компании-однодневки, которые никаких гарантий не несут, демпингуют. Если у вас через полгода возникнут к ним вопросы по проданным вам изделиям, вы продавцов на рынке уже не найдете. Кроме того, рынок заполонили безответственные производители: выпускают продукцию, не владея технологией. Вот обратился к нам такой: привез на испытание в лабораторию продукцию, собранную из качественных комплектующих, но желаемых технических характеристик изделия не получил. Хотел понять — почему. Когда наши инженеры объяснили причину — он действует не по той технологии, производитель забрал светильник и ушел. Может быть, понял, что нужно менять, а может, и нет.

Мини-осветительные установки «Валли» и «Жираф» применяются на турбазах, для выездов на уикенды, для отдыха, для походов, путешествий: в лесу, в поле, в горах

А началось все с того момента, когда ввели конкурсные процедуры и аукционы, где побеждает не что иное, как самая низкая цена. У нас же в России как лучше хотят, а получается как всегда.

— Как конкурирует с дешевой более качественная и дорогая продукция? Чем завоевываете потребителя?

— Только тем, что достигаем положительных отзывов и оберегаем имидж компании, не первый год предлагающей качественную продукцию. Предприятия, закупившись дешевым оборудованием победителей конкурсов, через полгода звонят нам: говорят, что купленная на аукционе вышла из строя, желают приобрести нашу продукцию, пусть дороже. Таких случаев очень много по Челябинску, по Екатеринбургу.

— Вас устраивает рентабельность в нынешних условиях?

— Она плавающая, вокруг 30%.

— То есть рынок по-прежнему очень привлекательный? В том числе для производителей серой продукции?

— Эти компании не вкладывают средств в оборудование и все прочее, что необходимо для нормального производства. Соответственно у них затраты меньше, рентабельность больше, а качество ниже.

— Удастся вам закончить год с чистой прибылью?

— Думаю, отработаем не хуже, чем в минувшем году. Мы в любом случае не будем подстраиваться, опускать планку качества ниже, чтобы конкурировать с серыми поставщиками: рынок неизбежно продолжит развиваться, и он придет к нам сам.

Инвестор в пакете

— На вашем сайте утверждается, что одно из конкурентных преимуществ группы компаний — комплексность услуг. Насколько востребовано пакетное предложение? Кто его потребитель?

— Муниципалы, бюджетники, промышленные предприятия. Малому и среднему бизнесу это тоже выгодно. Мы разрабатываем для них мероприятия, которые необходимо выполнить для внедрения энергосберегающего осветительного оборудования. Если они заказчика устраивают, заключаем договор на проектирование, изготовление, монтаж с последующим техническим обеспечением. В некоторых случаях выступаем и как инвесторы, заинтересованные в получении экономического эффекта в результате установки энергосберегающего оборудования. Даже сегодня, невзирая на кризис.

— Какие законодательные решения необходимы, чтобы на рынке произошли положительные перемены?

— Это в первую очередь исключение компаний-однодневок: на уровне законодательства должны быть поставлены серьезные барьеры — нормативные акты по проверке качества и так далее. Нужно дать приоритет предприятиям, которые готовы нести ответственность за качество продукции. А главное — просто не мешать бизнесу, не гнобить, но и не обещать несбыточной поддержки.

— Много говорят о налоговом обременении. Сильно давит этот пресс, остается возможность для развития?

— С учетом сегодняшней ситуации никто не пойдет на снижение налоговых обременений для бизнеса. Нужно, чтобы они хотя бы не увеличивались, пока мы не вый­дем из этого кризиса.

Комментарии
 

comments powered by Disqus