Понятие новое, критерии старые

Высшее образование

Высшее образование

Университеты-лидеры помогут государству оцифровать систему высшего образования. В приоритете — индивидуализация обучения и настройка компетенций 

Участники форума «Кадры для цифровой экономики v1.2»* назвали условия, которые позволят эффективно трансформировать систему подготовки кадров под требования меняющегося рынка труда. Во-первых, сделать образование персонализированным. Во-вторых, создать условия для реализации концепции непрерывного обучения. «Нужно учитывать индивидуальные потребности человека, с помощью цифровых технологий помогать образовательному процессу. Это относится не только к столичным, центральным вузам, но и другим учебным заведениям, которым для этого нужна определенная методическая и финансовая помощь, — пояснил первый заместитель руководителя АЦ при правительстве РФ (является проектным офисом по реализации нацпрограммы “Цифровая экономика”) Владислав Онищенко. — Государство должно обеспечить получение навыков, а не “корочек” диплома. Причем не важно, когда человек вырабатывает в себе эти навыки — в 30, 40 или в 13 лет. Он должен учиться от рождения и до конца жизни».

— Нужно лучше готовить новое поколение, готовить «цифровым образом» в школах и вузах, переподготовить управленцев, которые будут заниматься цифровыми преобразованиями, — подтвердил спецпредставитель президента РФ по вопросам цифрового и технологичного развития Дмитрий Песков. — В названии федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» главным словом для реализации проекта выступает слово «экономика», поскольку сейчас за его реализацию отвечает Минэкономразвития. Но новая экономика не может появиться из перераспределения старой. Она может появиться, когда у вас есть серьезные секторальные изменения.

На реализацию федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» государство до 2024 года потратит 138,6 млрд рублей

Эксперты затрудняются определить реальный запрос цифровой экономики в квалифицированных кадрах. «Никакой реальной статистики в образовании и на рынке труда сегодня не собирается, мы вынуждены пользоваться случайно подобранными цифрами глобальных рынков — управлять такой системой невозможно, — констатирует Дмитрий Песков. — Чтобы чем-то управлять, надо это оцифровать, собрать общую онтологию рынка труда, оцифровать ее и научиться считать: а какой на самом деле дефицит специалистов? У нас получилось сделать две важные вещи: собрать базовую модель компетенций и научиться быстро запускать пилотные проекты, собирая цифровой след».

— В России нет сильного заказчика изменений в системе образования, — считает управляющий партнер Skyeng Александр Ларьяновский. — Потому что люди еще не знают, что бывает по-другому. Государство не может делать быстро то, что может бизнес. У нас между идеей и экспериментом проходит два месяца, и мы считаем, что это долго. Нужен месяц. В государственной системе это длится годами. Чиновники должны проверить свои идеи в бизнесе, проращивать образцы своих экспериментов.

 По мнению главы 1С Бориса Нуралиева, цель федерального проекта в принятии 120 тыс. человек на бюджетные места в вузы по ИТ-направлениям выполнима: «Больше надо высшей школой заниматься. Потом средней, а с начальной все и так неплохо. У нас в ИТ-секторе вместе с телекомом работает 2,4%, в Великобритании, которая при этом не является признанным экспортером, — 5%. Системе образования надо перестраиваться, чтобы подготовить больше ИТ-специалистов. Я предлагаю ввести цифровые кафедры, которые будут функционировать как военные. Чистых кодировщиков не очень много надо. Надо, чтобы ребята и в ИТ-отрасли понимали, и в предметной отрасли при этом разбирались. Цифровая экономика — это не совсем ИТ, это когда другие компании ИТ используют».

Вузы должны быть готовы к увеличению спроса в кадрах по таким перспективным направлениям, как искусственный интеллект, анализ больших данных, робототехника, виртуальная реальность, интернет вещей

Система образования уже перестраивается. В конце прошлого года Минобрнауки на конкурсной основе определило вузы, которые будут создавать международные научно-методические центры (для распространения лучших практик подготовки кадров в области математики, информатики и технологий) и разрабатывать модели цифрового университета в рамках нацпрограммы «Цифровая экономика в РФ»: Уральский федеральный университет, НИУ ВШЭ, СПбГУ, МИФИ, Томский госуниверситет, медицинский университет имени И.М. Сеченова. «Э-У» выясняет, как участники проектов организовали работу по цифровизации высшего образования.

О компетенциях

По данным Минобрнауки, концепция формирования модели «Цифрового университета» состоит из четырех направлений: информационная система управления университетом, онлайн-поддержка образовательного процесса, ключевые компетенции цифровой экономики и управление учебным процессом на базе индивидуальной образовательной траектории.

В АЦ при правительстве РФ считают, что «Цифровой университет» нужен, чтобы трансформировать форму и содержание образования. Упор будет сделан на индивидуальную траекторию образования. Ее планируется формировать с помощью искусственного интеллекта, который обработает не только информацию об оценках, но и другие сведения, полученные в режиме онлайн (какими предметами студент интересовался, как прошел промежуточные тесты и т.д.). К 2024 году модель необходимо тиражировать повсеместно.

— На данном этапе важнейшей задачей является создание конкурентоспособной модели деятельности университета в изменившемся цифровом мире. Ключевой момент здесь — индивидуализация образования, максимум усилий вузов, которые вошли в проект цифрового университета, и средств, которые выделяются для проработки этой модели и идут на индивидуализацию образования, — анализирует первый проректор по экономике и стратегическому развитию УрФУ Даниил Сандлер. — Причем не для отдельно взятых наиболее талантливых студентов, а для всех учащихся вуза. Нужно так выстроить процесс, чтобы студент в зависимости от проф­ориентации, личных предпочтений и возможностей получил максимум от образования в университете. И не только в плане навыков, но и с точки зрения будущей работы. Поскольку, безусловно, образование в цифровом университете — это образование в открытом университете. То есть вместе с вузом строить образовательный процесс будут высокотехнологичные компании, которые тоже станут активно участвовать в создании новых компетенций и поиске талантов.

Цифровые навыки становятся критически важными с точки зрения работодателей. Согласно исследованию НИУ ВШЭ, внедрение цифровых технологий обусловливает значительные изменения потребностей в персонале и требований к специалистам: сокращение жизненного цикла профессий; трансформацию компетентностных профилей некоторых категорий персонала; возникновение новых ролей и профессий; повышение требований к гибкости и адаптивности персонала; повышение требований к soft skills; рост спроса на специалистов, обладающих «цифровой ловкостью».

К востребованным работодателями цифровым навыкам исследователи НИУ ВШЭ причисляют методы проектного управления, владение инструментарием работы с большими данными и инструментами визуализации, понимание основ кибербезопасности, способность к непрерывному обучению, умение решать задачи «под ключ» и т.д.

— С необходимостью проектирования востребованного «работника будущего» вузы уже столкнулись. Проблем в этом поле очень много. Во-первых, это короткий горизонт планирования деятельности предприятий-работодателей. Вузам необходимы долгосрочные стратегии и прогнозы развития предприятий для формирования перечня востребованных компетенций, ведь жизненный цикл подготовки выпускника достаточно длинный. Решением этой проблемы, безусловно, станут «гибкие» образовательные программы, внедрение которых планируется в ближайшем будущем. Но реализация такого рода программ наиболее эффективна в цифровой среде, — комментирует первый проректор СПбГУ по учебной и методической работе Марина Лаврикова. — Во-вторых, цифровая среда обучения предусматривает формирование цифрового профиля выпускника, который будет содержать информацию об умениях, навыках и выполненных проектах. Такой профиль позволит работодателю, с одной стороны, подбирать персонал с большей эффективностью, а с другой стороны, предлагать свои проекты для студентов.

— Одной из прорывных и актуальных на сегодняшний день тем являются динамические модели компетенций будущих специалистов. Что значит динамические? Это значит, что мы, используя специальные инструменты, в том числе и искусственный интеллект, и более примитивные способы сбора информации и ее обработки, оперативно, на основе анализа всей доступной цифровой среды сегодняшней жизни — это и сайты работодателей, и специализированные сайты для поиска работы и размещения вакансий, массу других источников, лепим, рисуем портрет условного «повара, столяра и плотника», — объясняет Даниил Сандлер. — Делать это традиционными способами слишком трудоемко и долго. Только использование цифровых инструментов позволяет формировать связный и непротиворечивый перечень компетенций и, исходя из этого, модернизировать образовательные процессы и индивидуализировать траекторию конкретного студента.

И образовательных форматах

В АЦ при правительстве РФ подчеркивают, что ключевая роль при внедрении «Цифрового университета» должна быть уделена новым форматам образовательного процесса: «Цифровые сервисы в вузе будут работать в режиме одного окна, без необходимости ходить по кабинетам (студент, например, таким образом, быстро сможет получать справки и вставать на учет в военкомат), наряду с онлайн-курсами будут внедряться курсы с использованием AR и VR и виртуальных симуляторов».

По мнению Марины Лавриковой, прежде всего нужно определить необходимую и разумную степень цифровизации образовательного процесса, далее очередь инструментов педагогического дизайна и методической проработки процесса обучения: «Именно на этом этапе определяется перечень актуальных цифровых инструментов обучения. В модель обучения изначально необходимо закладывать возможность индивидуализации и адаптации траекторий обучения под нужды студентов. Обучение в цифровом университете предусматривает комбинацию различных форм взаимодействия преподавателя и студентов, широкое использование цифровых технологий в образовательном процессе, построение индивидуальных адаптированных под потребности обучающихся программ. Также развитие онлайн-обучения существенно упрощает студентам доступ к образовательным ресурсам ведущих вузов и стимулирует академическую мобильность обучающихся — в том числе и цифровую».

Согласно данным исследования, проведенного компанией «Айфорс Рус» (партнер ВЦИОМ по организации и проведению исследований в области брендинга и репутации), 88% студентов, 84% преподавателей вузов и ссузов и 80% представителей компаний-работодателей позитивно относятся к включению онлайн-технологий в образовательный процесс.

— Конечно, традиционные представления о цифровом университете отчасти верны. Не нужно в строго определенное время посещать лекции. Гораздо важнее быть на лабораторных работах. Лекционный и теоретический материал во многих случаях можно прослушать в удобное для студента время. Да и взаимодействие с преподавателем зачастую уже станет предметом их взаимного согласования, а не конкретной клеточки в расписании заданной один раз на весь семестр. Но онлайн-образование само по себе не делает университет цифровым, — подчеркивает Даниил Сандлер. — Важнейшим инструментом цифровизации образования является использование данных об индивидуальных способностях и потребностях конкретных студентов. Пилотный проект с ИРИТ-РтФ УрФУ, в который вовлечено 760 студентов, больше показывает эффект в части успеваемости за счет осознанного выбора студентов, с одной стороны, а с другой стороны, за счет повышения качества профессиональных дисциплин. Сейчас в институте используются курсы, подготовленные высокотехнологическими компаниями, с привлечением их специалистов, что резко повышает мотивированность студентов на успешное обучение.

По словам Марины Лавриковой, помимо цифровизации учебного процесса, необходимо помнить о необходимости трансформации всех обеспечивающих процессов: «Цифровой университет — это университет, работа которого основана на больших данных. В этом контексте особенно актуальны инструменты учебной аналитики, технологии формирования и управления цифровым профилем студента, ну и, конечно, построение нового удобного формата взаимодействия студента, его родителей и высшей школы».

— Несмотря на то, что цифровой университет — это новое понятие, критерии старые — это повышение качества образовательных результатов для конкретного студента. Но есть и дополнительные критерии — цифровой университет должен вовлечь в образовательный процесс не только преподавателей и ученых вуза, но и высококвалифицированных специалистов других организаций. И сделать это в массовом виде должна именно цифровая среда. Именно для этого нужна цифровая трансформация, — итожит Даниил Сандлер.     

* Форум прошел в марте на площадке АЦ при правительстве РФ.  

ПАРТЕР ПРОЕКТА

 

 

 

 

 

 

Материалы по теме

Одной идеи мало

Эх, раз. Еще раз?

Креатив на потоке

Тяга к переменам

Две большие разницы

Научить рисовать за полчаса