Ценность устойчивого развития

Социальная ответственность

Социальная ответственность

Журнал «Эксперт-Урал» и «Филип Моррис Интернэшнл» активно сотрудничают в вопросах развития благотворительности. На фото управляющая по корпоративным вопросам региона компании «Филип Моррис Интернэшнл» Анна Бушлякова (слева), главный редактор «Эксперт-Урала» Артем Коваленко и директор по устойчивому развитию и корпоративным программам «Филип Моррис Интернэшнл» Ирина Жукова

«Филип Моррис Интернэшнл» меняет представления о вовлеченности бизнеса в глобальный процесс развития общества

Общественная палата РФ разработала стандарт корпоративного волонтерства. В документе есть определение добровольчества, обозначаются формы и направления волонтерской деятельности, меры поддержки участников проектов и многое другое. При подготовке стандарта эксперты палаты проанализировали опыт компаний, где уже существует корпоративное волонтерство. Разработчики подчеркивают, что добровольчество стало одной из форм участия бизнеса в решении социальных задач. Напомним, в прошлом году Минэкономразвития РФ подготовило Концепцию развития добровольчества в РФ, содержащую раздел о корпоративном волонтерстве. «Корпоративное волонтерство — тот пример, когда цели в области устойчивого развития выполняются и компаниями, и обществом», — считает координатор проекта департамента инвестиций в социальную сферу направления «Социальные проекты» Агентства стратегических инициатив Алиса Бабина. Корпоративное волонтерство в России становится мейнстримом, приобретает системные черты. О перспективах этого явления «Э-У» поговорил с директором по устойчивому развитию и корпоративным программам «Филип Моррис Интернэшнл» (ФМИ) Ириной Жуковой.

— Ирина, 2018-й — год волонтера в России — был насыщен самыми разными событиями в сфере добровольчества. Корпоративное волонтерство становится все более популярным, компании стараются заниматься им системно. Как эта история началась в ФМИ?

— Разовые волонтерские акции мы проводили давно, а о системном подходе задумались три года назад, когда во время проведения корпоративной конференции коллеги, съехавшиеся со всей страны в Сочи, обратились к нам с предложением провести экологический субботник. Мы инициативу поддержали и связались с министерством природных ресурсов Краснодарского края, где нам предложили принять участие в благоустройстве Природного орнитологического парка. В течение трех дней наши сотрудники высадили в парке около 1600 саженцев деревьев и кустарников, разместили 32 скамейки. С нашей стороны в акции участвовали 1800 человек, и это стало одной из самых массовых волонтерских инициатив 2016 года. С этого момента мы ведем новый, системный отчет волонтерского движения в компании.

Это не обязаловка

— То есть это полностью добровольная история?

— Добровольная, мы никого не заставляем. В акции в Орнитологическом парке в Сочи участвовали практически все наши сотрудники коммерческих подразделений. Разъехавшись по своим городам, а наши офисы расположены в более чем 100 городах России, они были готовы продолжать добрые дела, но ресурсы их, в первую очередь человеческие, были ограничены. И тогда мы решили присоединиться к Национальному совету по корпоративному волонтерству (НСКВ), который на добровольной основе объединяет инициативы компаний в различных регионах страны. Это делает усилия корпоративных волонтеров более эффективными. Сейчас НСКВ — это более 35 компаний. В Год волонтера мы провели около 30 экологических акций на различных территориях. НСКВ активно развивается в регионах, и лидером этого движения в Свердловской, Самарской областях и Пермском крае является управляющий по корпоративным вопросам региона компании «Филип Моррис Интернэшнл» Анна Бушлякова.

— Кроме экологического волонтерства какие еще направления вы развиваете?

— Мы начали развивать социальное волонтерство, начав с поездок в 2018 году наших коллег в Москве к подопечным Фонда поддержки слепоглухих «Соединение». В доме, где живут и работают несколько человек с серьезными нарушениями зрения и слуха, оставшиеся без попечения родных, наши сотрудники вместе с ними готовят еду, а главное — общаются, освоив язык жестов. В отличие от экологического волонтерства, это, конечно, не массовое явление.

 — Нужно уметь общаться с такими людьми.

 — Безусловно. Многие люди боятся соприкоснуться с чужими проблемам, не знают, как вести себя с людьми с ограниченными возможностями. Поэтому мы организовали для сотрудников специальную школу волонтера — представители Фонда приходили в наши офисы и рассказывали, как грамотно выстраивать отношения со слепоглухими, на собственном примере показывали, что делать благие дела можно с радостью и позитивом, отдачей для обеих сторон. Такое взаимодействие с фондом было ключевым в привлечении сотрудников к участию в социальном волонтерстве, и мы обязательно продолжим эту практику. Другой пример — сейчас несколько коллег из отдела маркетинга ФМИ помогают НКО создать коммуникационную стратегию. Профессиональное управление брендом и репутацией очень важно для некоммерческого сектора, поскольку уровень доверия к благотворительным организациям у нас в стране еще не так высок, но не все НКО могут позволить себе таких специалистов.

— Это pro bono?

— Да. И тоже нельзя сказать, что это массовая история. Мы пробуем, смотрим, анализируем. Потенциал есть.

— Как привлечь к волонтерству МСБ?

— Это непросто. Запрос в основном поступает от крупного бизнеса, органов власти, волонтерских объединений. Но мы активно обсуждаем, как сделать так, чтобы компании захотели участвовать в добровольчестве. Это способ социальной активности, который не требует таких ресурсов, как, например, благотворительность.

17 целей

— Оцените степень вовлеченности российского бизнеса в международную деловую повестку в области устойчивого развития. Каковы особенности синхронизации этой повестки с национальным контекстом?

 — Есть отличия между тем, как цели в области устойчивого развития (ЦУР) интегрируются в России и других странах не только в бизнес-, но и в национальную повестку. Есть страны Западной Европы, Бразилия и Канада, где на законодательном уровне приняты документы, интегрирующие ЦУР в приоритет национальной повестки. Во многих государствах этот процесс принимает масштабный характер, по сути, становится национальной стратегией. Этот тренд стал особенно заметен после 2015 года, когда была принята «Повестка дня в области устойчивого развития». Этот документ, подготовленный под эгидой ООН, содержит 17 ЦУР на период с 2015 по 2030 год. Россия, на мой взгляд, пока не соответствует уровню вовлеченности в повестку ЦУР названных стран, но делает уверенные шаги в этом направлении. К примеру, выделение вопросов экологии в национальный проект — это серьезный шаг в реализации ЦУР на государственном уровне.

Крупный бизнес и многие российские подразделения иностранных компаний активно внедряют в деловую практику ценности устойчивого развития, чтобы понять, где точки роста, задел для будущих изменений

Прежде всего крупный бизнес и многие российские подразделения иностранных компаний активно внедряют в деловую практику ценности устойчивого развития, начинают оценивать свою деятельность в соответствии с ЦУР, чтобы понять, где точки роста, задел для будущих изменений. ФМИ — не исключение. Для нас ЦУР стали неотъемлемой частью бизнес-стратегии.

— Идея устойчивого развития, социальной ответственности всегда была близка компании?

 — Мы всегда уделяли большое внимание тому, как ведем бизнес, в том числе в экологическом и социальном аспекте. Однако сейчас стали больше рассказывать об этом и заинтересованным сторонам, и обществу. Одна из причин — трансформация бизнеса в направлении создания портфеля продуктов c пониженным риском, базирующихся на технология доставки никотина, альтернативной горению табака. Три года назад мы запустили в России один из таких продуктов, в его основе лежит принцип нагревания табака. По статистике ВОЗ, сегодня в мире около 1,1 млрд совершеннолетних курильщиков, через 15 лет их количество сохранится. По нашему мнению, те, кто не отказывается от курения сигарет, должны иметь возможность перейти на менее вредную альтернативу. В этой связи наша инновационная система нагревания табака потенциально может стать такой альтернативой, существенно изменяющей качество жизни. Мы считаем, что для нас цель № 3 (в «Повестке дня в области устойчивого развития» — «Хорошее здоровье и благополучие». — Ред.) — ключевая.

— Говоря об экологическом аспекте, вы имеете в виду вопросы, связанные с производством?

— В том числе. Технологические процессы ФМИ не являются самыми проблемными с точки зрения экологии. Воды, например, нужно на порядок меньше, чем производителям чая или молока. В России у нас работают две фабрики, сертифицированные по всем международным стандартам с точки зрения экологии. Одна из них в Ленинградской области, ее построили с нуля. Вторая — в центре Краснодара. Несколько лет назад жители города стали жаловаться на запах. Мы поставили комплексную систему очистки воздуха и решили проблему. Это добровольный акт, законодательство нас к этому не принуждало. Другой пример — переработка отходов производства. Если смотреть на этот вопрос глобально, посчитать показатели всех фабрик ФМИ, расположенных в разных точках мира, мы отдаем на переработку 94% всех отходов производства. В России эта цифра — 95%. Мы нашли подрядчиков и налаживаем систему переработки девайсов IQOS в России. Это будет полный процесс рециклинга, устройство будут разбирать, а из его определенных элементов даже резиновые сапоги начнут делать.

 Мы достигли прогресса в экономии элект­роэнергии, воды. Но кроме того, что компания делает в сфере контроля за экологическими показателями и повышения экологичности производственных процессов, для нас также важно, чтобы сотрудники понимали и разделяли наш подход. Мы проводим внутренние мероприятия, направленные на развитие экологической культуры и поощряем инициативу людей. Один из множества примеров: по инициативе инженеров фабрики ФМИ в Ленинградской области разработана и внедрена система сбора дождевой воды, которую используют для заправки кондиционеров.

— И молодое поколение будет активнее вовлекаться в концепцию ЦУР.

 — Мы видим в компании все больше молодых людей, для которых важна повестка устойчивого развития. К нам приходят люди, которым не только интересно работать на предприятиях и в офисах, но и участвовать в благотворительных, волонтерских акциях. Рада, что основной костяк нашего добровольческого движения составляет именно молодое поколение, готовое участвовать в решении социально значимых проблем. Ярким примером такой готовности, помимо активного участия в волонтерской деятельности, была ситуация перед новым годом, когда инициативная группа обратилась к коллегам, организующим новогоднюю вечеринку, с вопросом: «А может, лучше средства, выделенные на корпоратив, перечислить в благотворительный фонд?».

Предложить альтернативу

— Вы знаете, что здоровое общество и здоровые рынки нужны друг другу. На этом основана концепция корпоративной устойчивости. Однако достижение глобальных целей зависит от инициативности бизнеса и его инновационных подходов. Как интегрировать ценности устойчивого развития в коммерческие стратегии? Можно ли производить инновационные продукты, одновременно заботясь об окружающей среде и здоровье человека?

— Чтобы создать лучший продукт с точки зрения экологии, здоровья, нужно больше вкладываться в технологии, даже когда это требует существенных затрат. За инновационными продуктами ФМИ стоят серьезные научные исследования. Работа в этом направлении продолжается в двух научно-исследовательских центрах — в Швейцарии и Сингапуре. Это постоянный процесс, нацеленный на снижение риска при потреб­лении никотинсодержащих продуктов. Почему это актуально? Потому что проблема курения никуда не исчезнет. Как я уже отметила, по статистике Всемирной организации здравоохранения, несмотря на серьезные меры, направленные на борьбу с табакокурением, более миллиарда человек продолжают курить. Мы считаем, что нужно предложить им альтернативу. И в этом видим нашу основную цель.

 — Как убедить потребителя сделать выбор в пользу инноваций? Все любят говорить о ЗОЖ, но идут не за овощами, а за бургерами.

 — Это непросто. Мы десять лет занимались разработкой портфеля продуктов c пониженным риском и поняли, что для коммерческого успеха нужно совместить два условия. Во-первых, пониженный риск должен быть научно доказан. Во-вторых, инновационный продукт должен отвечать ожиданиям совершеннолетних курильщиков, чтобы они смогли на него переключиться. Пока эти два условия не совпали, ожидаемый результат получить невозможно.

В 2014 году у нас все совпало, и мы запустили продукт, который действительно оказался удобен в использовании. В России из ста человек, которые попробовали IQOS, восемьдесят переходят на него, отказываясь от традиционных сигарет, и это очень высокий показатель.

— В 2016 году ФМИ объявила о новой миссии — создать будущее без сигаретного дыма. Как экспертное и научное сообщество оценивает электрическую систему нагревания табака?

— Мы серьезно инвестируем в науку. В исследовательских центрах ФМИ работает более четырехсот ученых. Проводим исследования и открыто делимся результатами на различных научных площадках. На сегодняшний день данные исследований ФМИ находят подтверждение у все большего количества ведущих международных и российских научных институтов. Российская научная школа высоко ценится в мире, и для нас очень важно, что результаты исследований, проведенных Всероссийским НИИ табака, махорки и табачных изделий в Краснодаре, а также Институтом фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета, подтверждают, что использование IQOS действительно может снизить риски для здоровья курильщиков.

Говорим на одном языке

— А партнеров по бизнесу вы вовлекаете в благотворительность, говорите о ЦУР?

 — Партнерство в интересах устойчивого развития — одна из 17 целей. Стать нашим поставщиком можно только в случае соблюдения принципов и ЦУР. Они сформулированы в нашем Кодексе соответствия поставщика, который мы подписываем с каждым партнером. Именно с партнером, потому что все наши поставщики становятся партнерами в реализации нашей бизнес-стратегии и ЦУР. Мы много общаемся, обсуждаем совместные программы как в области повышения эффективности бизнес-процессов, так и в волонтерстве. И я рада, что несколько компаний-поставщиков присоединились к волонтерским инициативам.

 — Как вы выбирали партнеров в некоммерческом секторе?

 — ФМИ в РФ занимается благотворительностью с момента создания российского офиса, с 90-х годов. В определении приоритетов благотворительной деятельности мы руководствуемся потребностями тех регионов, где живут и работают наши сотрудники и стремимся содействовать решению наиболее важных социальных проблем, которые созвучны ЦУР. Наши благотворительные проекты имеют широкий спектр: от образования, помощи пожилым и людям с ограниченными возможностями до поддержки малого и среднего предпринимательства. Наши программы всегда реализуются в партнерстве с некоммерческими организациями. Выбор партнеров потребовал времени. Во-первых, в то время, когда мы начинали, мы мало знали НКО, этих организаций было немного. Во-вторых, мы не всегда понимали друг друга. Бизнес мыслит, как правило, категориями «проекта» и «результата». Ему привычно работать в условиях, когда инвестиции привязаны к потенциальной отдаче от конкретного проекта, когда можно измерить социальный эффект.

— Сектор серьезно изменился.

— Существенно вырос уровень профессионализма некоммерческого сектора, пришло много людей из бизнеса. И сейчас мы говорим на одном языке и даже многому учимся у коллег: я приводила пример со школой волонтера. Мы выстраиваем парт­нерские отношения, основанные на взаимном доверии, открытости и прозрачности. Они выгодны обеим сторонам.

— Какие проекты вы поддерживаете?

— Направленные на решение социальных проблем. К примеру, у нас есть совместный проект с Фондом «КАФ»: бесплатные курсы обучения компьютерной, финансовой и юридической грамотности для пожилых и людей с ограниченными возможностями. Ему уже шесть лет, но он не потерял актуальности, наоборот, стал более вытребован из-за увеличения пенсионного возраста. Участники овладевают новыми технологиями и открывают для себя мир интернета — это реальная возможность продлить активную жизнь и улучшить ее качество. В проекте приняли участие более 32 тыс. человек из 17 регионов России, в том числе Челябинской, Свердловской областей и Пермского края.

 — Почему образование?

 — Это одно из основных направлений нашей благотворительной деятельности. В России мы начали реализовывать программы в поддержку образования в 2009 году, когда сами столкнулись с дефицитом «синих воротничков» на рынке труда в Ленинградской области. Подошли к решению проблемы системно: обсудили направления с правительством региона и поняли, что нужно вкладываться в переоснащение и улучшение материально-технической базы, учебно-методических материалов для системы среднего профобразования. За годы существования этой программы 26 техникумов, колледжей и училищ Ленинградской области получили нашу помощь. Ежегодно около 2500 студентов могут обучаться востребованным рабочим профессиям на высокотехнологичном оборудовании. Выпускники этих заведений работают не только на нашей фабрике, но и на других предприятиях Ленинградской области.

— ФМИ и молодых ученых поддерживает?

— Три года ФМИ является партнером программы именных грантов на проведение научных исследований в области системной биологии, главным организатором которой является Центр Сколковского института науки и технологий по системной биомедицине и биотехнологии. Это те направления, которые помогли нам в разработках инновационных продуктов. Победители, молодые российские ученые — аспиранты, выпускники вузов — в течение трех лет получают стипендии для покрытия расходов, связанных с исследовательской работой в области системной биологии. Мы очень рады, что этим проектом вносим вклад в развитие российской науки.    

Материалы по теме

Крупные компании представили в ООН новые модели развития корпоративного добровольчества

Корпоративные волонтеры внесли вклад в благоустройство парка «Оленьи ручьи»

Корпоративные волонтеры помогли подготовить к зиме Ботанический сад УрО РАН

В Челябинской области создано представительство Национального совета по корпоративному волонтерству

Многому научились