Призывы весны

Анализ региональных антикризисных программ

Анализ региональных антикризисных программ

Уральские регионы принимают антикризисные программы. Реальному сектору непросто разглядеть в них конкретные меры поддержки

Председатель правительства России Дмитрий Медведев подписал 27 января план первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году — так называемый антикризисный план правительства на период наиболее сильного влияния неблагоприятной внешнеэкономической и внешнеполитической конъюнктуры. Сущностная составляющая плана — перечень первоочередных мероприятий из 60 пунктов, рассортированных по трем направлениям: активизация экономического роста, поддержка отдельных отраслей и обеспечение социальной стабильности (подробнее см. «Лечение бюрократией»). Также в правительстве РФ возродили антикризисную комиссию наподобие существовавшей в 2008 — 2009 годах. В комиссию вошли члены правительства страны, отдельные депутаты Государственной думы и Совета Федерации РФ, а также президент Сбербанка Герман Греф, президент ВТБ Андрей Костин, председатель ВЭБ Владимир Дмитриев. Предполагалось, что в качестве независимого эксперта с комиссией будет сотрудничать бывший министр финансов Алексей Кудрин. Как и шесть лет назад комиссию возглавил первый вице-премьер Игорь Шувалов. «Новое старое» ведомство займется оперативной координацией антикризисных мер: первое заседание состоялось 5 февраля (Кудрин приглашен не был).

То же поручено и губерниям: в срок до 16 февраля субъекты федерации должны создать собственные антикризисные комиссии и составить региональные антикризисные программы. С формированием антикризисных правительственных органов трудностей у губернаторов не возникло, но в случае с написанием программ работа выбилась из графика. К тому же вопросы вызывает самостоятельность и содержательность областных инициатив.

Дуновение ветра

Для начала обрисуем информационное поле, складывающееся вокруг разработки региональных антикризисных программ. С одной стороны, судя по сообщениям чиновных пресс-служб и СМИ, об активной работе над планами рапортуют власти всех территорий Большого Урала. Так, в числе первых 16 февраля появились сообщения об утверждении антикризисного плана правительством Ямало-Ненецкого автономного округа. Много говорилось о совещании правительства Югры под началом губернатора Натальи Комаровой, на котором власти до поздней ночи обсуждали стабилизационные меры. Большая информационная волна сопровождала публичное представление перечня антикризисных мер президентом Республики Башкортостан Рустэмом Хамитовым. В новостных лентах то и дело фигурировали обрывочные и предельно обобщенные рассказы, на чем-де чиновники в том или ином регионе собираются экономить.

С другой стороны, в некоторых регионах появляются возмущенные заявления предпринимательских и отраслевых союзов: областные власти, разрабатывая программы обеспечения устойчивости, с представителями реальной экономики не советуются, и документы получаются пустыми и оторванными от жизни.

Мы не владеем исчерпывающими сведениями об уровне взаимопонимания власти и бизнеса по всем губерниям Урала и Западной Сибири, однако высказываемые возмущения видятся небезосновательными. Для подготовки документов областным властям дали менее трех недель. Разумеется, развернуть обсуждение, охватывающее всех заинтересованных, в такой срок практически невозможно.

Что мы имеем с формальной точки зрения? В первых числах марта, во время подготовки этой статьи, на федеральном и региональных интернет-порталах официального опубликования правовых документов свои антикризисные планы обнародовали четыре субъекта из десяти, составляющих Урало-Западносибирский макрорегион: Пермский край, Оренбургская, Свердловская и Челябинская области. Подчеркнем: ни ямальских, ни югорских, ни иных других региональных документов в этих источниках мы не нашли.

Отдельная ситуация с Тюменской областью: несмотря на то, что на порталах искомый территориальный документ отсутствует, о разработке антикризисного плана возвещает яркая ссылка на официальном сайте правительства региона. Пройдя по ней, несложно найти распоряжение правительства Тюменской области «Об утверждении Плана первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в Тюменской области» № 137-рп от 13.02.2015. Примем этот план.

Итого в основу наших дальнейших рассуждений мы кладем антикризисные документы перечисленных пяти территорий.

Голые ветви колышатся

В среднем антикризисные планы рассматриваемых территорий насчитывают 74 пункта. На наш взгляд, это многовато: напомним, утвержденный 27 января 2015 года федеральный перечень, ориентируясь на который губернии составляли свои наборы первоочередных действий, содержит 60 строк. Самым плодовитым в стабилизирующем творчестве на Урале оказался Пермский край — указ губернатора Виктора Басаргина включает аж 110 положений. Самый лаконичный лист составлен в Тюменской области — 39 пунктов.

Содержание рассматриваемых документов расплывчато и неконкретно. Многие пункты планов и вовсе формулируются примерно следующим образом «Определение перечня наиболее перспективных и импортозамещающих производств региона», «Создание списка системообразующих предприятий регионального значения», «Проведение анализа эффективности налоговых льгот», «Подготовка предложений по оптимизации бюджетных расходов на 2015 год в целях выполнения социальных обязательств». По сути это означает, что региональные власти лишь декларируют намерение приступить к изучению и формализации феномена, с которым страна столкнулась почти год назад. Думается, в таких начинаниях реальный сектор вряд ли разглядит реальные методы поддержки.

Также укажем, что по абсолютному большинству пунктов поддержки не указан требуемый объем средств. Это понятно: во-первых, регионы вынуждены утверждать свои планы в ситуации, когда даже на федеральном уровне не разобрались с финансированием. Оттого ко многим строчкам плана ставится сноска — «Объемы бюджетных ассигнований будут определены после распределения средств федерального бюджета». Во-вторых, очевидно, что никаких средств в региональных бюджетах для дополнительных антикризисных мероприятий нет, поэтому часто говорят об обеспечении заявляемых мер поддержки в рамках текущего финансирования. А значит, ничего нового ожидать не приходится. Сомнительна, однако, эффективность плана: без внятного финансирования он стремится выродиться в бюрократическую суету.

Деревья едва различимы

Несмотря на общую однообразность тематических направлений и инструментов вспоможения, предпримем попытку выделить особенности в территориальных антикризисных планах, разработанных в Урало-Западносибирском регионе.

Программу Свердловской области, на наш взгляд, можно назвать наиболее конкретным из изученных документов. Во-первых, Средний Урал просто арифметически указал больше числовых оценок необходимого финансового обеспечения конкретных мер (скорее всего, эти суммы обозначены в рамках действующего закона о бюджете на 2015 год). Во-вторых, в планах фигурируют названия реальных проектов (все ли они эффективны в качестве антикризисных драйверов — отдельный вопрос): интенсификация работ по строительству экономической зоны «Титановая долина», создание Богословского индустриального парка, реализация программы «Уральская инженерная школа» (подробнее см. таблицу). Отдельно отметим скромную, но конкретную и оттого примечательную, на наш взгляд, меру — организацию ежемесячных сельскохозяйственных ярмарок в городах Свердловской области. На фоне общей безликости эти штрихи придают документу более реалистичный вид.

Отличительной чертой программ Оренбургской и Тюменской областей является повышенное внимание к проблемам транспортной отрасли, в основном к авиации. Так, эти планы включают поддержку региональных и внутренних авиаперевозок и субсидирование закупки пассажирских воздушных судов (Тюменская область также планирует поддерживать внутренний водный пассажирский транспорт).

Планы этих регионов роднит и бо?льшая решительность. Например, Оренбургская область — единственная, перешедшая к конкретным действиям на ниве снижения налогов («введение “налоговых каникул” для начинающих индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность в производственной, социальной и (или) научной сферах и применяющих упрощенную или патентную системы налогообложения»). Иные регионы пока лишь «готовят предложения» и «анализируют эффективность» налоговых поблажек. А Тюменская область делает конкретные шаги по пути импортозамещения: «Замещение применяемых импортных материалов и оборудования аналогами российского производства при формировании заданий на проектирование по объектам капитального строительства, строительство (реконструкцию) которых планируется осуществлять за счет средств областного бюджета, при условии сохранения требований к качеству оборудования и материалов российского производства».

Программы Пермского края и Челябинской области нам показались самыми расплывчатыми. Из приведенных в указе прикамского губернатора мероприятий ясно, что регион приложит все силы, чтобы местное правительство и предприятия наиболее полно участвовали в максимальном количестве программ и проектов, софинансируемых из федерального бюджета и внебюджетных фондов. А южноуральское правительство делает ощутимый акцент на активизации сотрудничества на уровне межправительственных соглашений, причем в ход идут договоренности как с субъектами РФ, так и с иностранными государствами (особое внимание членам СНГ и Таможенного союза).

При этом антикризисную программу Челябинской области мы назовем самой непрозрачной. Во-первых, челябинцы в принципе решили не давать финансовую оценку предлагаемых мероприятий, что в общем можно расценить как своего рода честность. Во-вторых, уже первый пункт «Плана первоочередных мероприятий правительства Челябинской области на 2015 год» сформулирован буквально следующим образом: «Реализация Плана антикризисных мер правительства Челябинской области на 2015 год (постановление правительства Челябинской области от 27.01.2015 № 2-П “О плане антикризисных мер правительства Челябинской области на 2015 год”)». Однако никакого постановления от 27 января в официальном открытом доступе мы не нашли, каковы эти антикризисные меры — непонятно. В-третьих, бо?льшая часть пунктов программы представляет собой просто перечень ссылок на уже утвержденные и действующие областные государственные программы. Может, оно и к лучшему: хоть чем (госпрограммой, антикризисным планом) назови, главное, чтоб что-то делалось.

Под конец отметим еще одну черту, свойственную не только многим региональным планам, но и федеральному перечню. На наш взгляд, более проработанными и конкретными выглядят разделы, посвященные сглаживанию возникающей социальной напряженности и предотвращению возможных социальных последствий, то есть в целом все то, что связано с латанием дыр. Ра­зумеется, не поддержать, скажем, моногорода или банковскую систему нельзя. Только такие планы выглядят, скорее, оборонительными, чем наступательными: говорить о внятном стимулировании новых производств не приходится. Раз так, то бравая риторика о грядущем расцвете новых секторов экономики за счет импортозамещения и эффекта от падения национальной валюты пока остается без реальной государственной поддержки.

Дополнительные материалы:
Таблица: Некоторые мероприятия антикризисных планов территорий Урало-Западносибирского макрорегиона

Действуй решительнее
Эдуард Россель: для возвращения к росту нужен четкий долгосрочный план и агрессивная инвестиционная политика

В середине февраля в Уральском государственном экономическом университете прошел круглый стол «Россия в условиях санкций. Как преодолеть кризис и обеспечить развитие». Участники — академические и вузовские ученые, занимающиеся прикладными экономическими исследованиями, и представители предпринимательского сообщества и бизнес-ассоциаций.

Модераторами мероприятия выступили ректор УрГЭУ Михаил Федоров и член Совета Федерации РФ Эдуард Россель, которому и принадлежит инициатива проведения круглого стола. Свое выступление он начал с критики структуры современного экономического комплекса страны в целом и антикризисного плана, разрабатываемого федеральным правительством, в частности.

— Мы уже пережили несколько кризисов. Но нынешняя ситуация еще более усложнилась в сравнении с прежними экономическими неурядицами: против России приняли очень серьезные экономические санкции, — заявил Эдуард Россель. — Сейчас в правительстве и в институтах разрабатывается антикризисный план. Я ознакомился с документами, послушал доклады вице-премьера Игоря Шувалова и министра финансов Антона Силуанова в Совете Федерации и в Государственной думе. Хотя у меня появилось очень много вопросов к ведущейся работе, я не задал ни одного, потому что ничего нового в этих докладах не увидел. Да, предлагаются хорошие мероприятия, но задача ставится принципиально неправильно. Все эти меры, условно говоря, исходят из таких соображений: вот у нас есть 100 долларов, как бы нам наилучшим образом эту сумму потратить.

В свое время я перелопатил большой объем информации, изучая историю первых пятилетних планов СССР. И увидел, что тогда наша страна денег не имела. Кроме того, в то время против нас тоже были санкции, даже так называемая «золотая» — нам не давали покупать на внешнем рынке товары за золото. Но финансово-кредитная политика позволяла государству в пятилетку строить десятки тысяч предприятий. В период 1933 — 1941 годов был заложен практически весь промышленный потенциал Советского Союза. Именно тогда и появились многие системообразующие предприятия Урала: Уралмаш, Уралвагонзавод, Нижнетагильский меткомбинат.

То было новаторство в мировом масштабе. А сейчас одни и те же ссылки, ничего нового: борьба с инфляцией, улучшение инвестиционного климата, снижение административных барьеров, поддержка малого и среднего бизнеса. Разве что в последнее время появился еще один пункт — бездефицитный бюджет. Или, скажем, министерство экономики недавно определило 199 системообразующих предприятий. Во-первых, это мало — я думаю, их должно быть больше в разы. Во-вторых, я так и не разобрался, по какому принципу подходили к формированию этого списка…

Но мы никогда не поднимемся, если не разработаем агрессивную инвестиционную политику. Ведь именно сейчас у нас есть замечательная возможность поднять Россию — развить собственные производства, переориентировать внутренний спрос на свою продукцию. Лично я о развитии внутреннего рынка говорил с апреля 1990 года, как меня избрали председателем Свердловского облисполкома. Но до сих пор мы фактически зависим от подачек других государств: мы себя не обуваем, не одеваем, не кормим, не лечим и не обороняем. Грубо говоря, у нас есть только атомная бомба, которая останавливает потенциальных противников из-за боязни погибнуть. А экономически нас можно задушить элементарно — что с нами и делают. Хотя еще далеко не все возможные ограничения реализованы, мы уже явно ощущаем эффект. Если же будут делаться следующие шаги в введении санкций против России, мы просто будем падать.

Это очевидные вещи, но если их понимаешь, значит, надо что-то делать. Разумеется, нужен обстоятельный анализ всех отраслей, но потом, что важнее, надо разработать долгосрочный план: мы должны хорошо понимать, что и в какие сроки мы делаем. Но такого даже близко нет.

По задумке Эдуарда Росселя, итогом работы в Екатеринбурге должны стать инициативы и предложения, формирующие качественно новую экономическую политику, которая сможет вывести траекторию развития отечественного экономического комплекса на прорывной рост.

Обсуждение на состоявшемся мероприятии носило фрагментарно-обзорный характер: за два часа работы по существу заслушивались доклады о промышленной, денежно-кредитной, финансово-бюджетной, налоговой, таможенной, региональной и других политиках. На наш взгляд, наиболее часто в выступлениях собравшихся экспертов звучало требование срочного и кардинального увеличения монетизации ВВП, насыщения экономики платежными инструментами, повышения скорости обращения денег. Звучали многочисленные конкретные предложения совершенствования налогового учета и обложения: говорили о пересмотре механизмов работы с амортизацией оборудования и основных средств,  о пересмотре налога на добавленную стоимость (вплоть до полной отмены как минимум для приоритетных направлений экономической деятельности). Приводились конкретные рекомендации по стимулированию малого предпринимательства: так или иначе большинство из них сводилось к пересмотру размера и порядка уплаты фиксированных страховых взносов, снижению (до обнуления) налоговой ставки по упрощенной системе налогообложения и развитию механизма патентной системы налогообложения.

Участники круглого стола условились, что мероприятие должно перерасти в серию рабочих встреч. Каждую следует посвящать детальному обсуждению узких тем. Задача — более глубокая проработка возможных предложений для формирования прорывной антикризисной экономической политики.

Комментарии

Материалы по теме

Выступаем на рассвете

Единый налог на недвижимость введен не будет, но граждане будут платить за собственность больше

Южный Урал набирает обороты роста

 

comments powered by Disqus