Разумные инвестиции

Высшее образование

Высшее образование

Вложения в образование дают большие гарантии повышения благосостояния, чем любые иные инвестиции

Если перефразировать миллиардера Уорена Баффета, инвестировать надо только в то, во что веришь, что можно понять. Судя по предновогодней панике российских граждан, они верят в автомобили, неликвидные квартиры и микроволновки. Сломан ли тренд последних лет — активное инвестирование домохозяйств в образование — и в принципе насколько выгодно вкладываться в собственное развитие, компетенции и навыки, мы спросили у заместителя директора Высшей школы экономики и менеджмента УрФУ Елены Авраменко.

— Это безусловно правильно, поскольку образование приобретает сегодня в экономическом и социальном развитии общества еще большее значение. Различия в величине государственных расходов на образование отражают роль, которую правительства разных стран отводят задаче увеличения национального запаса человеческого капитала. Инвестиции в образование — не только важный способ наращивания человеческого капитала и улучшения перспектив экономического роста страны. Они имеют и ценность для индивидуума, поскольку образование расширяет кругозор человека, обеспечивает ему возможность самореализации, способствует его материальному благополучию и здоровому образу жизни. Поэтому важно инвестировать в образование своих детей. Это самые рациональные и долгосрочные вложения. Так что ваше сравнение несерьезно: любые квадратные метры могут потерять в цене, а дипломированный специалист или бакалавр всегда найдет работу и сможет обеспечить семью.

Они возвращаются

— Елена Семеновна, некоторые семьи предпочитали инвестировать в образование детей в зарубежных вузах. Считалось, что получить престижную работу с дипломом иностранного университета проще.

— Ситуация изменилась. Еще год назад мы наблюдали отток в страны Европы хорошо подготовленных абитуриентов, а сейчас они возвращаются. Есть новый тренд — в Высшую школу экономики и менеджмента УрФУ обращаются те, кто уехал учиться за рубеж, например, в Австралию или Америку. Это необязательно свердловчане, это и жители других регионов. То есть они выбирают вуз, который, по их мнению, даст им образование не менее качественное, чем в Европе или США.

— Хотелось бы верить, что дело не только в изменившейся платежеспособности домохозяйств…

— Не только. Образование, которое дают российские вузы (особенно те, что входят в различные рейтинги университетов, а УрФУ во многих — на первых строчках), соответствует зарубежным стандартам.

— Еще недавно население воспринимало высшее образование как одноуровневую систему, а бакалавриат расценивался как «неполное высшее». Изменилось ли это представление? Идентифицируют ли домохозяйства бакалавриат как первую ступень высшего образования, открывающую определенный круг новых возможностей?

— Действительно, был период, когда бакалавриат был совершенно не понятен для родителей, ведь многие из них имеют дипломы специалистов. Сейчас бакалавриат воспринимается как норма. У ВШЭМ есть программы специалитета с пятилетним сроком обучения («Таможенное дело» и «Экономическая безопасность»), но большая часть наших образовательных программ — программы бакалавриата. Все знают, что бакалавр более мобилен в выборе дальнейшей траектории развития: он может строить академическую карьеру — продолжить обучение в магистратуре, а далее и в аспирантуре любого вуза, а может заняться развитием профессиональной карьеры. Или — и то, и другое, все зависит от сделанного выбора. О преимуществах образовательных программ уровня бакалавриата мы говорим с абитуриентами и их родителями последние четыре года, и результат виден: они перестали искать убежище на программах специалитета.  

 — Точно так же, с опаской, к бакалаврам в первое время относились российские работодатели.

— С работодателями проблем было больше, чем с родителями. Они считали, что бакалавры — это недоученные специалисты. Почему-то именно пятый год в вузе, по их мнению, был решающим для оценки качества полученного образования. Такое восприятие создавало скорее эмоциональное, чем содержательное препятствие для адекватного понимания места и роли выпускников программ бакалавриата на рынке труда. Они обладают всеми знаниями, необходимыми для работы.

Хорошую квалификацию потерять невозможно

— Мне всегда обидно за качественно подготовленных экономистов, которых вкупе с выпускниками так называемых вузов-однодневок любят упрекнуть в том, что их чересчур много и они не слишком профессиональны.

— Наверное, экономистов с дипломами у нас действительно больше, чем инженеров. Это отголосок 90-х — начала 2000-х, когда за подготовку экономистов и менеджеров взялись частные вузы. Мы наблюдаем его в период приема документов от абитуриентов, когда родители будущих экономистов и менеджеров спрашивают, где будут работать их дети. Мы рассказываем, что наши выпускники работают аналитиками, аудиторами, финансистами. И они очень востребованы и на региональном, и на федеральном рынке труда.

— Мне кажется, это еще и следствие «облегченного» родительского выбора: куда отправить ребенка? Он вроде не филолог, да и физику не очень знает, пусть идет на экономиста, без куска хлеба не останется. В этом случае профессия экономиста становится неким пристанищем для неопределившихся.

— Есть и такой подход. Но мы при поступлении предупреждаем, что такие дети в Высшей школе экономики и менеджмента больше одного семестра не продержатся, им будет сложно учиться.

— В каких компаниях, отраслях пользуются спросом выпускники ВШЭМ УрФУ? Отслеживаете ли вы их судьбы, наблюдаете за траекторией роста?

— Во-первых, у нас огромный пул давних корпоративных партнеров. Это «большая четверка» аудиторских компаний — PwC, EY, KPMG и Deloitte; консалтинговые и страховые компании; ведущие банки; аналитические структуры; фирмы, занимающиеся строительством и недвижимостью. Мы пользуемся хорошей репутацией, которую наработали за долгую историю взаимодействия с ними, еще до слияния УГТУ-УПИ и УрГУ. А во-вторых, после организационного оформления УрФУ этот список увеличился за счет промышленных предприятий. Появились крупные партнеры из производственного сектора, которые из года в год приглашают к себе наших выпускников на работу, поддерживают студентов стипендиями, зовут на практику. Мы постоянно сотрудничаем с работодателями, ведь они оценивают компетенции выпускников Высшей школы экономики и менеджмента УрФУ, а значит, и наш труд.

Мы конкурируем не с другими региональными университетами, а с российскими высшими школами

За траекторией роста выпускников ВШЭМ мы, конечно, следим. У нас успешно работает Центр карьеры, в УрФУ активно функционирует Ассоциация выпускников. Эти подразделения анализируют потребности предприятий, содействуют в трудоустройстве молодых специалистов. Среди наших выпускников — много известных бизнесменов, госслужащих и экспертов. Мы постоянно приглашаем их на мероприятия ВШЭМ, они читают лекции, проводят тренинги со студентами, участвуют в реализации образовательных программ, наконец, просто делятся опытом построения успешной карьеры. В этом году будет первый массовый выпуск бакалавров, и у меня нет сомнений, что их судьба сложится удачно.

В Лилль или Берлин

— С какими российскими и иностранными университетами сотрудничает ВШЭМ?

— Мы одни из первых на Урале разработали программы двух дипломов. Подчеркну: не двойных, а двух.

Программа бакалавриата по экономике предлагает уникальную возможность получить сразу два диплома — УрФУ и НИУ ВШЭ, обучаясь три года в Екатеринбурге и четвертый год в Москве. Программа насыщеннее, сложнее других, но результат все оправдывает: диплом НИУ ВШЭ обеспечивает выпускнику дополнительные преимущества при поступлении на работу в зарубежные и крупные федеральные компании.

Программа двух дипломов по магистратуре осуществляется с Бизнес-школой Университета науки и технологий Лилль-1 (Франция). В ее рамках мы готовим управленцев высшей квалификации для российских и международных компаний, исследователей в области современного менеджмента, специалистов, обладающих сильными аналитическими, исследовательскими и лидерскими качествами и навыками командной работы. Ряд предметов преподается на английском языке, в том числе приглашенными профессорами университета Лилль-1 и других европейских университетов. После успешного прохождения программы «Международный менеджмент» выпускники получают российский диплом и степень «Магистр менеджмента», а также диплом «Master commerce international» Университета Лилль-1.

Еще один иностранный университет, с которым мы работаем по программе двух дипломов, — Университет Гумбольдта (Германия). Программа разработана для тех, кто желает получить степень «магистр экономики» со специализацией в области теории и практики экспериментальной экономики, и идеально подходит тем, кто хочет сделать карьеру в качестве исследователя, специалиста в сфере консалтинга. На первом этапе студенты учатся в УрФУ, на втором — в Университете Гумбольдта в Берлине. Программа не просто обеспечивает высокий уровень знаний в области экономики. Во время обучения развиваются навыки прикладного экономического анализа, ведения государственной экономической политики и бизнеса.

— Программа двух дипломов дает выпускникам большие преимущества. Они — уже элита?

— Безусловно. Оба зарубежных вуза — известнейшие университеты Европы, входят во все возможные рейтинги. Это наши давние академические партнеры. У нас много предложений и от других вузов, но мы не торопимся расширять этот круг, чтобы сохранить определенную элитность программ. Учиться на этих программах магистратуры нелегко, и об этом мы предупреждаем будущих магистрантов, зато полученные знания — хороший трамплин для будущей карьеры. Обладателям двух дипломов всегда рады в престижных компаниях. Родители, которые захотят инвестировать в программы двух дипломов, по сути, вкладываются в капитализацию своего ребенка, в стоимость его компетенций на рынке, в его будущее. И он скажет им за это спасибо.

— Сотрудничество с такими вузами — это проверка компетенций преподавателей ВШЭМ.

— Это внешняя оценка, экспертиза качества знаний — очень важный момент. Дети, сдав экзамены, подтверждают качество получаемого у нас образования.

— А есть у студентов возможность пройти обучение в иностранном университете, если они не стали участниками программы двух дипломов?

— Существует программа международных студенческих обменов «Семестр в зарубежном вузе». Это более десяти университетов: к университетам Гумбольдта и Лилль-1 добавляются Технологический университет Лаппеенранта (Финляндия), университеты Турина (Италия) и Виадрина (Германия), Карлов университет и Высшая школа экономики (оба — Чехия), Загребская школа экономики и менеджмента (Хорватия) и другие. Проучиться семестр в вузе-партнере — это не только развитие компетенций, это хороший социальный опыт, возможность найти себя в иной языковой среде. В среднем за семестр около сорока человек проходят обучение в зарубежных университетах.

— А иностранные студенты в Высшей школе экономики и менеджмента учатся?

— У нас порядка сотни иностранных студентов из стран СНГ, Восточной Европы и даже из Гвинеи. Они интегрированы в те же академические группы, в которых учатся российские студенты, по основным направлениям подготовки. Это единая интернациональная среда. В университете вообще растет число иностранных студентов. Это тоже важный критерий вовлеченности вуза в международное образовательное пространство. Нас идентифицируют как российский сильный вуз. В этом смысле мы конкурируем не с другими региональными университетами, а с российскими высшими школами, а по отдельным направлениям можем конкурировать и со многими мировыми.  

Люди как потребители заинтересованы в максимизации доходов всей жизни в целом, а не отдельного периода. Существует четкая зависимость между образовательным уровнем работника и его заработками в течение жизни. Считается, что эта зависимость отражает причинно-следственную связь, идущую от образования к мастерству, от мастерства к производительности труда и, наконец, от производительности труда к заработкам.  
Комментарии

Материалы по теме

Еще не тлен, но уже безысходность

Одной идеи мало

Эх, раз. Еще раз?

Креатив на потоке

Тяга к переменам

Две большие разницы

 

comments powered by Disqus