Нелегкий хлеб

Управляющий комбинатом "Смак" Владилен Фуфаров

Управляющий  комбинатом "Смак" Владилен Фуфаров

Председатель некоммерческой организации «Союз предприятий мукомольной и хлебопекарной промышленности Свердловской области», управляющий комбинатом «СМАК», Владилен Фуфаров о перспективах развития и проблемах регионального хлебного рынка

— Владилен Владимирович, какова ситуация на хлебопекарном рынке Свердловской области?

— Хлебопекарный рынок Среднего Урала является одним из самых конкурентных в России. По числу производителей, присутствующих на полках магазинов, мы уступаем разве что Москве и Санкт-Петербургу. В нашем регионе работает около 20 относительно крупных заводов и несколько сотен пекарен. Большинство из них играют на «одном поле», выпуская похожие продукты. Часть предприятий испытывают серьезные финансовые трудности, некоторые находятся в тяжелом экономическом состоянии, однако о массовых закрытиях производств речи пока не идет.

У нас в области уникальная ситуация: на рынках других субъектов РФ доминируют обычно один-два крупных игрока.

— Почему мы так сильно отличаемся от других регионов?

— Во времена СССР действовало правило, по которому в каждом районном центре строился хлебокомбинат. Предприятия должны были обладать резервными мощностями на случай ядерной войны. Управление пищевой промышленности Свердловской области под руководством Раиса Нуримановабыло одним из самых сильных в Союзе. Когда государство распалось, Свердловская область в наследство получила несколько десятков крепких заводов. Наверное, поэтому во времена всеобщей приватизации региональные и муниципальные власти расставались с ними крайне неохотно. Предприятия переходили в частные руки по отдельности (чаще всего их акции выкупал менеджмент). Многие активы тогда остались под контролем областных и городских администраций, некоторые остаются до сих пор.

Процессы по слиянию и поглощению, консолидации обошли Свердловскую область стороной. Единственный, кто предпринял попытку объединить активы в этой области, был Малик Гайсин. Он сумел приватизировать восемь заводов и создал корпорацию «Уральский хлеб». Сегодня она является крупнейшим производителем в регионе, выпуская более 80 тонн продукции в сутки. Продажи «Смака» — 65 тонн в сутки, а«Реж-хлеб» — примерно 45 тонн.      

Замечу, что лет 10 —15 назад предприятия, работающие на территории области, уживались достаточно мирно, места хватало всем. Однако ситуация кардинально изменилась под влиянием трех факторов. Во-первых, появился упакованный хлеб. Теперь мы можем возить его на расстояния до 300 километров и хранить до семи дней. Во-вторых, небольшие города стали массово осваивать региональные и федеральные продуктовые сети.Им неинтересно заключать контракты с каждым местным поставщиком, так в районные центры зашли крупные производители.

Наконец, в-третьих, хлебный рынок региона имеет тенденцию к сжатию. Не падает он только в периоды кризисов.

— Но при этом, как вы заметили, большинство предприятий конкурируют в лоб. Достаточно странная стратегия.

— Как я говорил, почти все хлебокомбинаты в нашем регионе являются самостоятельными бизнесами. У них есть собственники, имеющие собственный взгляд на развитие предприятий.

— А Союз, который вы возглавляете, не может исполнить роль некоего координатора?

— В 2003-м, когда по инициативе министерства сельского хозяйства был создан Союз предприятий мукомольной и хлебопекарной промышленности, одной из его задач была координация действий разрозненных заводов. Достучаться до каждого было непосильной задачей. Но не надо путать координацию с конкурентной борьбой.

В рамках Союза (в нем сегодня состоит 30 компаний) мы решаем достаточно серьезные задачи, вырабатываем общую позицию по самым проблемным и острым вопросам, касающимся хлебопекарного рынка, обмениваемся опытом, занимаемся выявлением недобросовестных производителей, но не имеем права каким-то образом сговариваться.    

Конечно, на наших заседаниях звучат призывы к специализации. Все больше предприятий понимают, что конкурировать лоб в лоб — это тупиковый путь, необходимо расходиться по нишам.

Замечу, что ситуация постепенно, медленно, но меняется. Например, «Смак» выбрал путь развитияширокого ассортимента, а «Реж-хлеб»сосредоточился на выпуске самых популярных сортов. Одним из ярких примеров постоянного поиска новых ниш является пекарня «На Вишневой». Сохранение советской стандартной линейки, выпуск всего спектра продукции, на мой взгляд, сегодня является проигрышной стратегией.   

— По вашему мнению, возможна ли все-таки запоздалая консолидация рынка Свердловской области? Ждать ли нам сделок по слиянию и поглощению?

— Консолидация произойдет, но не думаю, что ее основным механизмом будут слияния и поглощения. Скорее речь будет идти об уходе с рынка некоторых игроков. 

Хлебный бизнес не самый сладкий, хотя примеры успешных предприятий, конечно, есть. Проблема в том, что мы дошли до той точки, когда построить завод в чистом поле, пожалуй, выгоднее, чем приобретать старый комбинат и заниматься его модернизацией.  

— Вы говорили, что в рамках Союза обсуждаете самые острыевопросы. Какую проблему вы бы назвали наиболее актуальной для хлебопекарного рынка?

— Самая больная тема для нас — возврат нереализованной продукции из магазинов. Наши текущие договора с торговыми сетями обязывают нас вывозить весь непроданный хлеб. Это 5 — 10% поставляемого объема. При этом товар, который мы забираем, в большинстве случаев пригоден к употреблению и по своим свойствам почти не отличается от свежего. Однако советский стереотип «хлеб должен быть сегодняшним» имеет очень серьезное влияние на потребительское поведение. И торговые сети под него подстраиваются.

Переработка возвращенной продукции запрещена, так как срок её годности истек. В результате часть хлеба идет на корм скоту, остальное выбрасывается на свалку.

Здесь надо четко понимать две вещи: во-первых, 5 — 10% — это уровень рентабельности хлебопекарных предприятий, а значит, наши потери близки по значению к нашей прибыли, во-вторых,затраты производителя закладываются в цену хлеба. В конечном итоге за эти потери платит покупатель.

— И каков выход?

— В Госдуме сегодня обсуждаются поправки в закон о торговле, однако до сих пор непонятно, в каком виде они будут приняты. Нам бы хотелось, чтобы в документе недвусмысленно было прописано, что возврат нереализованной продукции запрещен.

Сегодня сложилась ненормальная ситуация: мы несем затраты из-за рисков, управлять которыми мы не можем. У производителей нет рычагов влияния на работу полок.

— Но ритейлеры тоже теряют на неработающих полках.

— Да, но их потери не велики, поэтому они довольно безответственно подходят к выкладке и планированию поставок хлеба. О чем волноваться, если всю нереализованную продукцию на следующий день заберет производитель?

Я уверен, если запретить возврат, то эффективность работы сетей вырастет на порядок. Объем нереализованной продукции с 5 — 10% снизится до 0,5 —1%.

Многие западные страны работают именно по такой модели: утилизацией остатков там занимаются магазины. В Свердловской области есть только один подобный пример — Ашан, внедривший европейские стандарты в магазинах Екатеринбурга. Остальные пользуются пробелами в законодательстве.

— Неужели нельзя договориться с сетями без поправок в законодательстве, например, прописать ответственность по утилизации в договорах?

— Некоторые депутаты придерживаются той же позиции — договаривайтесь. Но здесь опять-таки главную роль играет жесткая конкуренция. Если один производитель попытается навязать свою волю сетям, они без особых проблем смогут переключиться на другого поставщика.

С некоторыми ритейлерами нам все же удается находить компромисси частично снижать уровень возврата. Однако это точечные решения, а нужен государственный системный подход.

— В России сегодня одной из самых «горячих» тем является импортозамещение. Эксперты констатируют, что больше остальных от этого курса выиграют предприятия АПК. Насколько велик потенциал импортозамещения в хлебной отрасли?

— Он, безусловно, существует. Самый очевидный сегмент — замороженные полуфабрикаты с длительным сроком реализации. Не знаю, как сейчас, но раньше основная доля их поставлялась из-за границы. Вы с этими товарами наверняка сталкивались на автозаправках. 

В России есть производства замороженных хлебобулочных изделий, но они организованы на уровне отдельных пекарен или цехов. А нужно строить заводы.

Но неверно под импортозамещением понимать только как вытеснение иностранной продукции с узкого рынка нашей области. Я уверен, что мы должны думать о возможности создания конкурентоспособного производства как минимум в масштабах России.  

Вынужден констатировать, что хлебопеки Среднего Урала в сфере продукции федерального уровня сбыта ничего нового и ценного стране пока не дали.  Например, тему бельгийских мягких вафель раскрутил производитель из Казани. Самые популярные торты производятся в Челябинске, но не у нас.

В России есть производители, которые мыслят глобально, мы же пока выжимаем все, что можем, из региона. При этом к нам с других территорий завозится очень много обычных вафель, пряников, сухарно-бараночных и мучных кондитерских изделий.  

Вероятно, причина сложившейся ситуации в отсутствии на территории области крупных игроков, обладающих большой рыночной мощью, имеющих  возможность реализовывать масштабные инвестиционные проекты. 

— Еще одна тема, то и дело, взрывающая повестку — цены на хлеб. Что с ними будет в кратко- и среднесрочной перспективе?

— Раздувать пожары в этой области — одно из любимых развлечений журналистов. Поэтому данная тема с определенного момента уже просто надоела.  Мы, хлебопёки, не понимаем, почему, именно только хлеб называют социально значимым товаром и считают, что производители остальных товаров могут повышать цены, амы нет. Хотя мы все также находимся в рыночных условиях, хлебопекарную отрасль никто миллиардными дотациями не снабжает.

Давайте посмотрим на ситуацию трезво. За последние 15 лет цена хлеба, как и у всех товаров, ежегодно увеличивалась, но плавно,не более чем на5-10% (даже в условиях, когда мука вырастала в два раза). Никаких резких скачков стоимости, как у гречки, капусты или картофеля не было.  

Объем средств, затрачиваемых домохозяйством на хлеб не слишком большой. Человек в сутки съедает максимум треть булки, в месяц — десять булок. Это менее 300 рублей. То есть 10-процентное повышение цены примерно равняется одной поездке на трамвае. Поэтому вряд ли стоит обвинять производителей хлеба в развале экономики и подготовке революции.

Мне бы хотелось, чтобы на нашу отрасль смотрели более широко. Она объединяет сотни разных предприятий и десятки тысяч работающих. Мы много говорили о проблемах, но у нас и успехи есть. Появляются новые виды качественных изделий, внедряются современные технологии, обновляется оборудование. Сейчас любят вспоминать, какие хорошие продукты были в советское время. Но это всего лишь ностальгия. За эти годы полки магазинов кардинально изменились. У потребителя появился выбор, не меньший, чем в любой из развитых стран. Благодаря, в том числе, и нашим усилиям. 

Комментарии

Материалы по теме

В Свердловской области появятся два агротехнопарка

В Новотроицке запустят производство индейки

Земля держит

На молочишко

Три поросенка

 

comments powered by Disqus