Мост между прошлым и будущим

Пуск атомного реактора БН-800 на Белоярской АЭС

Пуск атомного реактора БН-800 на Белоярской АЭС

На Белоярской атомной электростанции 10 декабря состоялось историческое событие. Первый в мире реактор на быстрых нейтронах мощностью 880 мегаватт БН-800 дал электрический ток в энергосистему России. О строительстве этого уникального объекта, его значении наш разговор с генеральным директором Управляющей Компании «Уралэнергострой» Виктором Сурудой.  

— Виктор Борисович, закончена грандиозная стройка, реактор выдал первый ток в сеть. Чем для вашей компании, для отрасли в целом стало участие в этом проекте?

— Мы воскресли на этом проекте. Его значение для нас трудно переоценить. После мрачных 1990-х годов, спада, непонятных перспектив, благодаря участию в проекте мы выросли в одного из крупнейших генподрядчиков в России. Это самый значительный для нас объект. По нынешнему курсу стоимость контракта свыше 74 млрд рублей. Объект экспериментальный, где было разработано и внедрено много новых, нестандартных инженерных решений. Проектировался БН-800 еще в прошлом веке, когда и технологии строительства, и хозяйственные отношения были другими. А к моменту проведения тендера на возведение объекта ситуация была принципиально другая, вместо плановой у нас рыночная экономика, генподрядчик и субподрядчики стали частными организациями. Поэтому сначала нам надо было отработать модель строительства крупных энергетических объектов в рыночных условиях. И эту модель мы по ходу работы создали, выстроили все хозяйственные схемы. В целом же для энергетики, энергомашиностроения, строительства и многих смежных отраслей, да и для страны в целом — это колоссальный проект, мост между прош­лым и будущим.

— Реактор ведь строился долго, шли споры, были сомнения.

— Идея о строительстве БН-800 возникла еще в советское время, в 1984 году были вбиты первые колышки в основание будущей стройки, но потом неоднократно стройку останавливали. Были споры ученых атомщиков, физиков о том, надо ли вообще строить реактор на быстрых нейтронах. Одни говорили, что это дорого, что надо строить только реакторы типа ВВР, что БН-800 это дороже, чем ВВР-1200, то есть затраты на киловатт мощности значительно больше. Последней активной фазой начала строительства четвертого энергоблока стал 2006 год. Еще в 2005 году его финансирование не было включено в федеральный бюджет. «Росэнергоатом» намеревался направить на строительство реактора на быстрых нейтронах свои 900 млн рублей. При этом в год требовалось осваивать по 2 млрд рублей, чтобы запланированный тогда на 2010 год пуск БН-800 состоялся. В концерне считали, что без целевого государственного финансирования не обойтись. И государство услышало атомщиков, поддержало проекты развития отрасли, среди них и четвертый блок на БАЭС.

Виктор Борисович Суруда — Заслуженный строитель РФ (1997). Награжден Орденом Почета, почетным знаком «За заслуги перед Свердловской областью» III и II степеней (2008 и 2011), знаком отличия корпорации Росатом I степени «За заслуги в развитии атомного строительства»

— А если бы не было принято такое решение, чем для отрасли могло это обернуться?

— Мы могли утратить те уникальные наработки, которые были сделаны, в частности, в энергомашиностроении, в строительстве, в целом в атомной энергетике, например на создании БН-600 — единственного в мире промышленного реактора, который успешно работал. Проект не дал нам забыть то, что мы умели делать. Еще немного и ушло бы поколение тех людей, которые умели конструировать и строить такие реакторы, не передав своего опыта молодым. Я перед началом строительства был в Англии, смотрел способы крепления арматуры. В общении с коллегами услышал от них, что если бы сейчас пришлось строить в Англии атомную станцию, то некому было бы это делать, утрачены компетенции, опыт, поколение специалистов ушло и все забыто, начинать надо с нуля. 

— Какие, на ваш взгляд, основные результаты для компании от участия в этом проекте?

— Мы вышли на новый технологический уровень строительства, создали совершенно новую систему управления компанией, инженерной подготовки строительства, освоили новые материалы и изделия, которые применялись на стройке. Не будет преувеличением сказать, что мы вышли на мировой уровень по качеству работы. Производительность труда у нас сейчас в разы выше, чем в советское время. Кроме того, мы приобрели уникальный технологический опыт, который будет востребован и уже востребуется на других объектах, что, в сущности, является мощным конкурентным преимуществом. Одним из важнейших результатов от участия в проекте стало то, что мы воспитали новое, молодое поколение специалистов, что тот опыт, те знания, которые наработаны предыдущими поколениями специалистов, были востребованы и получили дальнейшее развитие.

— Работы выполнялись «под ключ»?

— Нет, на этом объекте мы работали по традиционной схеме — заказчик, проектировщик и подрядчик. Наладку, весь энергоинжиниринг делал заказчик. Но, набравшись опыта, мы уже осваиваем и формат работы «под ключ». Электростанцию в Академическом мы уже именно так строим.


 Директор БАЭС Иван Сидоров, начальник Управления строительства БАЭС, заместитель генерального директора УК «УЭС» Владимир Инфантьев и Виктор Суруда (слева направо) во время обхода готового энергоблока БН-800

— Вы уже ушли с БН-800 или какие-то объекты еще в работе?

— Еще надо построить учебно-тренировочный центр для персонала и убежище на 1000 мест.

— Планируете ли участвовать в строительстве БН-1200?

— Мы хотим участвовать в этом проекте, но решение по строительству еще не принято, готовится документация. Для нас, конечно, этот проект интересен прежде всего тем, что это возможность еще продвинуться дальше в технологии и организации строительства. Уже есть идеи об усовершенствовании некоторых конструктивных решений.

На научно-техническом совете, который прошел в «Росэнергоатоме» рассматривались перспективы БН-1200. Одна из основных задач, которые стоят сегодня перед разработчиками — это переход из экспериментальной, научно-исследовательской стадии (даже БН-800 это все-таки больше экспериментальный проект) в коммерческую. БН-1200 должен стать коммерческим проектом. Кроме того, задача еще состоит в том, чтобы не только давать электроэнергию, но и, перерабатывая свое топливо, воспроизводить его для реакторов других типов. Речь идет о замкнутом цикле ядерного топлива. До сих пор никем в мире эта схема не реализована, но ближе всех к решению проблемы находятся российские ученые-атомщики. Сейчас поставлена задача решить этот вопрос к 2017 году. Если получится, то наша атомная промышленность подтвердит свое мировое лидерство.

— После БН-800 ваш портфель заказов сильно потолстел?

— Мы сейчас занимаемся формированием нового портфеля контрактов, есть еще неопределенность по некоторым потенциально интересным для нас проектам. К весне планируем закончить ТЭЦ «Академическая» в Екатеринбурге — это такой всероссийский рекорд по скорости возведения электростанций. В стадии оформления у нас проекты с «Уралкалием» и Тобольским химкомбинатом. По контракту «Росатома» начали строительство экспериментального исследовательского реактора для НИИ атомных реакторов в Димит­ровграде. Наш пермский филиал сейчас ведет строительство комбината по производству калийных удобрений «Еврохим». 

Компания «Уралэнергострой» является лидером отрасли в рейтинге крупнейших компаний Урала и Западной Сибири журнала «Эксперт» по итогам 2014 года

— Как вы строите отношения с субподрядчиками, ведь для таких масштабных проектов и партнеры нужны надежные?

— С основными субподрядчиками мы работаем многие годы, еще с советских времен.
И это главный наш принцип — если организация показала себя хорошо, если у нее есть опыт, история, кадры, традиции, то с ней мы работаем стабильно и долго. В числе таких
«Уралэнергомонтаж», «Уралэлектромонтаж», «Теплоизоляция», МСУ-111 из Озерска. Есть, конечно, много новых организаций, которые мы готовы рассматривать в качестве своих партнеров. На стройке, помимо сотрудников «Уралэнергостроя», трудились работники двух десятков наших дочерних инженерных и производственных компаний. Работали около 70 субподрядных организаций. Привлекали преимущественно тех, с кем работали раньше, еще во времена треста «Уралэнергострой». В ходе работы у нас сформировался отличный коллектив исполнителей.

— В канун Дня энергетика и Нового года, что бы вы хотели пожелать коллегам, коллективу, всей отрасли?

— Предыдущий энергоблок с реактором такого типа БН-600 был пущен 35 лет назад, в прошлом столетии. БН-800 сооружен в принципиально изменившихся условиях, поэтому его пуск я считаю трудовым подвигом проектировщиков, конструкторов, строителей, монтажников, изготовителей, наладчиков оборудования, эксплуатационного персонала. Это действительно значимая победа. БН-800 дался нам нелегко, но главное, благодаря этому энергоблоку мы восстановили свои компетенции в области проектирования и сооружения «быстрых» реакторов. Это еще один важный шаг на пути перехода атомной энергетики России к новой технологической платформе. Прежде всего хочу поблагодарить всех, кто участвовал в проекте по строительству БН-800. Это была сложнейшая задача, с которой мы успешно справились. Мы, энергостроители, тесно связаны с энергетикой, у нас общая история, общие традиции. Надеюсь, что мы дальше будем идти вместе, реализовывать новые еще более сложные, интересные проекты.

 

 

 

 

 

Комментарии

Материалы по теме

Главная проблема промстроя — не санкции

Быстрый разумом

На Белоярской АЭС начался этап энергетического пуска БН-800

Энергоблок Белоярской АЭС с реактором на быстрых нейтронах ввели в эксплуатацию

Четвертый пошел

УК «Уралэнергострой» выиграл тендер на строительство реактора на быстрых нейтронах в Димитровграде

 

comments powered by Disqus