Стратегия международных расчетов для российских предприятий

Интервью с вице-президентом- руководителем Уральского филиала ПАО «Промсвязьбанк» Евгением Павловым

Интервью с вице-президентом- руководителем Уральского филиала ПАО «Промсвязьбанк» Евгением Павловым

О финансовых инструментах для предприятий импортеров и экспортеров в новых экономических реалиях размышляет вице-президент — руководитель Уральского филиала ПАО «Промсвязьбанк» Евгений Павлов

Импортозамещение — нужный для российских реалий процесс, но в современном мире без импорта и экспорта не протянуть. На днях я был свидетелем диалога, в котором один из собеседников поделился воспоминаниями о визите в Нигерию 20 лет назад. Он вспоминал, что даже черенки лопат там были импортные. Мне лично не хотелось бы жить в таком мире, черенки можем делать сами, как и многое другое. Но, согласитесь, французский сыр или итальянское вино исключать не хочется. И дело даже не в сырах, проживем без них, — импортные оборудование, сырье — вот что заменить трудно, да и не нужно.

— Тогда в чем вопрос? В импорте есть трудности?

— Пообщайтесь с импортерами. Сроки валютных расчетов в ряде банков достигли нескольких дней, открытие простого и привычного аккредитива занимает недели, причем с отсутствием гарантии успеха. Предприятия начинают задумываться о вексельных расчетах, о бартере по внешней торговле, а ведь это технологии прошлого века. Значит, необходим другой выход.

Ошибочно считать, что ограничения в поставках оборудования двойного назначения касаются только оборонных предприятий. Любая гражданская поставка может быть заблокирована. Скажу больше — есть случаи запрета поставок безобидного оборудования, содержащего элементы, классифицируемые к использованию как техника двойного назначения. Полностью застраховаться можно, или переключив поставки на нейтральные страны, или внимательно проводя экспертизу спецификации товара, в том числе с привлечением международных экспертов.

— У вас есть решение? Есть выход?

— Текущая ситуация изменила распределение возможностей между банками. Крупнейшие отечественные частные банки поневоле получили преимущества в части обслуживания международных расчетов. Сохранились связи с международными страховыми группами, кредитные линии с западными банками. Зачастую вопрос поможет решить смена обслуживающего валютный контракт банка.

— Известно, что ограничения в расчетах были наложены и внутри России. В чем цель и как это повлияло на поставки?

— Действительно, для ряда предприятий существует запрет на любое авансирование импорта. Цель тут понятна — защита наших с вами денег от непредсказуемых запретов с внешней стороны. Представьте, вы проавансировали поставку, а товар не пускают в Россию. Но далеко не все поставщики готовы работать на безавансовой основе. Поэтому имеет смысл использовать гарантию оплаты, подтвержденную иностранным банком, возможности в выпуске которой у ряда отечественных банков сохранились. Кроме того, поставку можно осуществить через российскую независимую компанию, которая самостоятельно привлечет у банка международное финансирование импортной поставки, в том числе используя аккредитив.

— Но ведь банки также попали под санкции в части международного финансирования?

— Не все. Крупные частные отечественные банки сохранили значительную часть кредитных линий под международное финансирование, возможности не закрылись, они лишь сузились. Другой момент, что серьезно изменились цены на валюту, это правда. Мир изменился, валютные ставки выросли, это необходимо принимать как должное. И, конечно, рост стоимости кредитов снижает прибыльность предприятия, сокращает его инвестиционные возможности. Поэтому в длительной перспективе общий объем спроса на международное финансирование может снижаться.

— Есть ли какой-то позитивный эффект от происходящего?

— У каждого процесса есть выгодоприобретатель. Поддержку получают отечественные предприятия, производящие товары для внутреннего спроса. Большой позитивный импульс испытывают предприятия-экспортеры. Тут существенную роль сыграла девальвация рубля, повысившая конкурентоспособность российских товаров. Есть еще один неожиданный эффект: обусловленные введенными международным сообществом санкциями трудности в расчетах заставили предприятия активнее обсуждать перевод внешнеторговых контрактов в рублевую зону. Перевод расчетов по международным отношениям в рубли еще не массовый тренд, но процесс важный и очень позитивный.

— Экспорт давно звучит в качестве акцента развития. Но настолько ли востребована наша продукция, кроме сырья, за рубежом, чтобы в условиях девальвации вызвать повышенный спрос? Что-то вообще осталось?

— Я не был бы столь пессимистичен в оценках качества нашего экспорта. Во-первых, поддержка отечественной энергетики и металлургии, наших основных экспортеров, очень важна и своевременна. Не секрет, что мировые цены на сырье снижаются, это негативно сказывается на выручке и финансах металлургов, нефтяников, энергетиков. Все трудные истории на слуху, особенно у нас, на Урале. Во-вторых, остались и несырьевые производства с экспортным потенциалом. Их руководители, особенно в сфере машиностроения, героически отстаивавшие последние десятилетия право на существование, заслужили шанс на развитие.

— На какие внешние рынки наши производители могут рассчитывать в первую очередь?

— На традиционные, где нам всегда были рады, к примеру, страны СНГ, Ближний Восток. Другой момент, что эти страны на условиях предоплаты готовы потреблять лишь в ограниченном количестве, а серьезное увеличение объемов требует организации финансирования или предоставления отсрочки платежа. Снять связанные с этим риски призван созданный относительно недавно государственный институт развития — Экспортное страховое агентство России (ЭКСАР).

— Как работает механизм ЭКСАР?

— ЭКСАР осуществляет страхование экспортных операций, по предоставляемому банком финансированию. Для использования ЭКСАР в экспортной сделке достаточно предоставить минимальную информацию об экспортере и форму контракта с реквизитами контрагента в банк-партнер. В течение двух недель банк согласует возможность использования ЭКСАР, после чего оформляет необходимые документы и осуществляет финансирование.

— Но какой смысл использовать ЭКСАР по заключенным сделкам? Ведь отношения налажены — к чему дополнительные бумаги, движения, расходы?

— ЭКСАР — институт развития. Он необходим, когда планируется увеличение объема поставок против организации финансирования и отсрочки платежа. Причем работает ЭКСАР не только с крупными, но и средними предприятиями, сумма контракта, достаточная для рассмотрения ЭКСАР, — 3 млн долларов. У нас на рассмотрении сейчас заявка от одного предприятия области, относимого к среднему бизнесу. У него контракт с потребителем из Армении, естественно, по предоплате. После встречи со мной руководитель провел переговоры о возможности повышения объема поставок против рассрочки на 2 — 3 месяца. Как результат — объем годового контракта достиг 3,5 млн долларов. Предприятие в перспективе увеличит объемы валютной выручки, снимет риски через страхование ЭКСАР и получит финансирование по сниженным ставкам.

— Как по сниженным ставкам? Почему?

— Вот тут скрыто еще одно важное преимущество ЭКСАР. Страхование ЭКСАР существенно снижает риски для банка, что позволяет снизить ставку. Кредиты, обеспеченные ЭКСАР, банк может рефинансировать в Банке России. В итоге выгода от снижения ставки может перекрыть невысокую стоимость страхования.

— Возвращаясь к началу разговора — ситуация небезвыходная?

— Менять привычные схемы работы — не самое комфортное дело. Но, как я уже говорил, мир меняется. И ключевой компетенцией руководителя, предпринимателя становится адаптивность к происходящим малопредсказуемым процессам. Сохранит потенциал и выиграет тот, кто наиболее гибок и открыт новым возможностям. И Промсвязьбанк способен в этом помочь.

Комментарии

Материалы по теме

Последний звонок

Дистанцироваться, чтобы стать ближе

Призрак пирамиды

Конец экономике дефицита

Новые герои

Не спи спокойно

 

comments powered by Disqus