Секрет конкурентоспособности

Секрет конкурентоспособности Внешнеторговый оборот Челябинской областиПотенциал для повышения доходов от экспорта в регионе есть. Дело за настройкой инструментов поддержки со стороны власти, а главное — подъемом производительности и качества труда со стороны бизнеса.

Уральское таможенное управление (УТУ; входят Уральская оперативная, Екатеринбургская, Челябинская, Кольцовская, Магнитогорская, Ханты-Мансийская, Тюменская и Ямало-Ненецкая таможни) подвело итоги внешнеторговой деятельности за 2013 год. Товарооборот через УТУ в сравнении с 2012 годом уменьшился на 14,5%, грузо­оборот — на 18,5%, экспорт в стоимостном выражении — на 18,8%, в физических объемах — на 16,6%. Для экономики региона, ориентированной на сырьевой экспорт, это плохой сигнал. Понятно, что основной вклад в эту статистику вносят металлурги: на их долю в зоне деятельности УТУ приходится 54% экспорта (без учета данных энергетической таможни). Неблагоприятная конъюнктура на мировом рынке металла, снижение цен из-за сокращения закупок со стороны Китая и ЕС больно ударили по экспортным доходам доминирующей на Урале отрасли. Но спады на сырьевых рынках — явление перманентное: традиционный рейтинг экспортеров «Э-У» отражает тенденцию снижения финансовых показателей ВЭД компаний по этой причине с 2010 года. Может ли расти экономика региона за счет экспорта продукции более высокого передела, не зависящей от сырьевой конъюнктуры?

Первую дискуссию на эту тему с предпринимателями и властями Урала и Западной Сибири журналу и аналитическому центру «Эксперт-Урал» удалось организовать в Челябинской области. Южный Урал в полной мере испытал на себе давление внешнеэкономических факторов. По данным Мин­экономразвития, в 2013 году экспорт товаров с территории сократился с 4,6 до 3,8 млрд долларов в сравнении с 2012 годом, в основном за счет снижения поставок продукции ведущими предприятиями черной металлургии, прежде всего ММК. При этом за последние годы в области вырос сильный средний бизнес, способный составить класс новых игроков на экспортном поле. Что мешает? 

Делать лучшее

Ставя этот вопрос перед аудиторией, мы готовы были услышать привычные претензии в адрес государства: коррупция, административные барьеры, плохая логистика и так далее.

— Если есть что предложить рынку, то все барьеры, которые стоят на этом пути, превращаются в задачи, которые просто необходимо решать, — считает председатель совета директоров промышленной группы НЕКК Алексей Оттен.

Его компания — единственный в России и СНГ производитель высокочистого медного купороса. Задача перед менеджментом несколько лет назад стояла вполне предметная — выйти на уже сложившийся европейский рынок. «Для этого мы создали собственное представительство в Лондоне, провели все процедуры сертификации продукции по европейским и американским стандартам, вошли в несколько авторитетных консорциумов, и в итоге постепенно заняли порядка 25% европейского рынка, — рассказывает Алексей Оттен. — Нам никто не мешал, но и не помогал. Обычная конкурентная борьба, в которой я не вижу роли государства».

Такая же определенная цель стояла и перед компанией «Русский кварц», когда она начала собирать информацию о возможности выхода на внешние рынки: внутренних потребителей у нее единицы. Сейчас генеральный директор компании Леонид Кузьмин готов делиться опытом:

— Наша продукция — высококачественные кварцевые концентраты, один из базовых материалов при изготовлении монокристаллического кремния. Это основа всей мировой микроэлектроники и «солнечной» энергетики. В стране полного цикла производства отечественной микроэлектроники не осталось, поэтому, когда мы начинали проект, никакого другого способа развития, кроме выхода на внешние рынки, у нас не было. Проблему финансовых ресурсов для достижения необходимого качества продукции мы решили достаточно быстро с помощью Роснано, вошедшего в проект в 2011 году. А вот на внешних рынках столкнулись с определенными сложностями, прежде всего с их закрытостью. И очень быстро поняли, что, во-первых, пока мы не выстроим сотрудничество с заинтересованными партнерами, у нас ничего не получится: на тестирование продукции, доказательства качества, сертификацию и так далее уйдет слишком много времени. Выход был один — коопе­рация с глобальным игроком. После ряда переговоров мы остановились на японской компании Sumitomo. Сейчас я могу сказать уверенно: мы не ошиблись в стратегии, потому что сразу получили огромную поддержку. На мой взгляд, это единственно возможный способ небольшим региональным компаниям выходить на мировой рынок с минимальными затратами и без какой-либо протекции со стороны государства.

Брать лучшее

По мнению министра экономического развития Челябинской области Елены Мурзиной, эти примеры свидетельствуют о том, что потенциал для роста доходов от экспорта в регионе есть. Компании, которые сегодня приводят аргументы в пользу самостоятельного выхода на внешние рынки, уже состоялись, но в регионе много малых предприятий с перспективными идеями. Чтобы таких игроков было больше, и требуется поддержка региональной власти. На первом этапе это по большей части информация и контакты. Например, выход на зарубежные рынки через торговые
представительства России в разных странах. В прошлом году российские власти начали активно раскручивать этот ресурс, и как утверждает Елена Мурзина, определенные результаты уже есть. Челябинская область подписала соглашение с Минэкономразвития РФ о взаимодействии в экономической сфере, делегации предпринимателей съездили в Швецию и Корею, где могли общаться с менеджерами крупнейших корпораций. Кроме того, министерство утвердило семь проектов, которым будет оказывать помощь в продвижении продукции на зарубежных рынках через торговые представительства России, еще шесть — в стадии согласования.

— Это не такие промышленные гиганты, как ММК, у многих нет возможности самостоятельно открыть нужные двери. Мы провели большую информационную работу, чтобы показать предприятиям региона, что такой формат помощи есть, — говорит Елена Мурзина. — Можно также пользоваться каналами Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом. Кроме того, у Челябинской области заключено соглашение с агентством по международному гуманитарному сотрудничеству «Россотрудничество», которое имеет 80 представительств во всем мире. Как показывает практика, контакты в сфере туризма и культуры, чем занимается эта структура, быстро переходят в разряд экономических. Именно так, например, златоустовское предприятие «Метапласт» нашло партнеров в Сербии. Еще одно направление — размещение информации о товарах в российском виртуальном каталоге. Специально для малого бизнеса мы в прошлом году открыли ЕвроИнфоКорреспондентский центр, где размещено 42 наших профиля. И результаты уже есть, за год отработано 50 запросов от зарубежных компаний, услугами центра воспользовались 173 малых предприятия.

Руководитель проекта компании «Папилон» Дмитрий Морозов подтверждает, что лоббистская помощь бизнесу за рубежом широко распространена:

— Наша компания входит в четверку международных фирм, которые развертывают дактилоскопические системы национального масштаба, и мы видим, как правительства поддерживают «свои» фирмы. Приезд премьер-министра Франции для лоббирования участия компании Safran SA, например, в тендере — обычное явление. Подписанные нами соглашения с МЭР и ВЭБ, а мы как раз вошли в число первых семи компаний из Челябинской области, действительно помогает сделать нашу продукцию более конкурентоспособной на международном рынке.

Вице-президент Южно-Уральской торго­во-­промышленной палаты (ЮУТПП) Игорь Аристов между тем считает, что только информационной и моральной поддержки недостаточно. По его мнению, чтобы наши компании начали успешно конкурировать, государство должно вести жесткую протекционистскую политику. Именно так делает Китай. Игорь Аристов приводит пример Челябинского тракторного завода (ЧТЗ): «Завод потерял 35% рынка, потому что был вытеснен китайскими конкурентами, которые открыто пренебрегают международным патентным правом, копируют новейшие разработки и выводят их на мировой рынок по демпинговым ценам, используя государственную поддержку». При этом экспортная политика Китая запрещает импортировать значительные партии продукции высокой степени передела, и каждый резидент несет ответственность, если он нарушает эти правила.

Игорь Аристов предлагает использовать лучшее из китайской модели государст­венно-частного партнерства. Например, укрепить институт экспертизы происхождения товара. Этот инструмент активно применяет Казахстан:

— Наши партнеры по Таможенному союзу усилили этот механизм, перенеся в сферу импортозамещения. Казахстан создал три площадки сборки тракторов ЧТЗ из комплектующих, на эти машины в обязательном порядке оформляется сертификат происхождения СТ-KZ. И продать трактор ЧТЗ в Казахстан сейчас так же невозможно, как и в Китай: ссылаются на ст. 26 закона Республики Казахстан № 303 «О государственных закупках», приказ министра индустрии № 59 «Об утверждении правил определения страны происхождения товара». Подобный инструмент необходим и России. Для этого мы предлагаем внести в ФЗ-44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», который вступил в силу 1 января 2014 года, положения, касающиеся заключения контракта. Там следует четко прописать: при равенстве цен, выгодности условий предпочтение отдавать продукции, произведенной в России и имеющей сертификат происхождения. Без этого инструмента государственная программа импортозамещения не может быть реализована.

Председатель совета Челябинского областного регионального отделения «Деловой России» Константин Захаров предлагает обратить внимание на опыт Японии. Там законы устанавливает не власть, а бизнес, который научился договариваться между собой.

В этой модели доминирует не страх, а добрая воля предпринимателей, объединенных в профессиональные союзы. Эти союзы защищают местный бизнес, создавая ему приоритетные условия. Если японская компания сочтет аналогичный импортный товар лучше своего, то по местному законодательству импортозамещение состоится только в том случае, если доля японской компании будет значительно больше в образовавшемся союзе. В итоге иностранным компаниям чрезвычайно сложно зайти на японский рынок.

— Почему наши крупные компании отдают предпочтение западным поставщикам при наличии аналогичных российских парт­неров? Почему мы, крупные общественные организации, не можем договориться между собой и попытаться решить эту проблему? Совершенно очевидно, что пока бизнес сам не начнет действовать, государство бессильно, — подчеркивает Константин Захаров.

Работать лучше

И та, и другая модель имеют право на развитие при одном условии — российские компании должны научиться делать продукцию лучше и дешевле. Генеральный директор компании «Энвиро-Хеми ГмБХ» (поставляет на российский рынок очистные сооружения) Марина Чеботаева на практике видит, что имидж той же китайской продукции начинает падать, и этим моментом нужно уметь пользоваться.

— На открытии одного объекта наш клиент сказал: я горжусь тем, что у нас нет ни одной китайской детали, ни одного метра китайской трубы. О чем это говорит? Если российские фирмы будут производить высококачественную продукцию с приемлемой ценой, они будут конкурентоспособны.

По мнению проректора по развитию Русско-Британского института управления Максима Усынина, у глобальных игроков нужно перенимать не столько опыт протекционизма, сколько модель повышения производительности труда. Но эта задача уже не власти, это поле деятельности профессиональных объединений предпринимателей.

Дополнительные материалы:

Умная экономия

Евгений Любимов
Лизинг - самый удобный инструмент для реализации программ обновления основных фондов предприятий, убежден Евгений Любимов, начальник управления внешних продаж департамента по работе с корпоративными клиентами УБРиР

- Для реализации программ модернизации многие компании сегодня активно закупают современную технику за рубежом: по статистике основная доля импортных операций (48,6%) приходится на машины и оборудование. На наш взгляд, наиболее эффективной формой для реализации таких контрактов может стать лизинг.

Чем хорош лизинг? Во-первых, это, конечно, минимальным отвлечением оборотных средств предприятия. Во-вторых, выгодой - в экономии на организационных издержках: банки и лизинговые компании берут на себя значительную часть работы по выстраиванию договоренностей с официальными дистрибьюторами, оформлению документов, связанных с таможенным законодательством. Третьим, очень важным, элементом является возможность банка договориться о лучших условиях сделки. Ведь когда продавцу хорошо знаком покупатель (а банк в лизинговой схеме выступает именно покупателем), можно «торговаться».
И, наконец, четвертое преимущество - оптимизация налогообложения. При приобретении техники в лизинг все платежи можно отнести на себестоимость продукции. Это позволяет компании существенно экономить на налогах. Экономический расчет разницы между привлечением рублевого финансирования (кредита) для поставки оборудования из-за рубежа и финансированием в рамках лизинга с одинаковыми условиями сделки показывает, что последний вариант более эффективен: сумма, уменьшающая налогооблагаемую базу по налогу на прибыль при использовании лизинговой схемы, на порядок больше.

Каковы основные этапы реализации лизинговой сделки? Как правило, банк сначала анализирует потребности клиента, затем идет работа по структурированию сделки: построение схемы реализации, согласование схемы со всеми участниками сделки, оценка рисков для участников сделки и предложения по их минимизации. Затем, собственно, происходит реализация самой сделки.

Экономия и надежность

Сергей СисошвилиИнструменты торгового финансирования помогают повысить эффективность внешнеэкономической деятельности предприятия, считает директор департамента международного бизнеса
и финансовых институтов УБРиР Сергей Сисошвили

- Повысить эффективность любой модели внешнеэкономической деятельности можно с использованием инструментов торгового финансирования. С их помощью наши предприятия могут финансировать операции внутри страны, проводить экспортные и импортные сделки, расчеты по международным операциям. Возможности для этого есть: сегодня в России около 25 банков, активно работающих на международных рынках, в том числе торгового финансирования. Очень важно, что в 2011 году в России появилось собственное страховое экспортное агентство - ЭКСАР, которое может выступать гарантом проведения операций для средних банков.

В международной практике есть несколько видов инструментов, которые можно использовать для внешнеэкономической деятельности. Прежде всего это инструменты торгового финансирования - аккредитивы, гарантии, безотзывные рамбурсные обязательства, обеспеченные сделки (кредитование под залог экспортной выручки или страховое покрытие), целевые кредиты для первоклассных заемщиков, фортфейтинг и факторинг.

Для российских компаний-экспортеров и импортеров наиболее распространенный и, на наш взгляд, эффективный финансовый инструмент - аккредитивы и гарантии.

При помощи аккредитива можно снижать стоимость привлечения ресурсов, экономить собственные оборотные средства и в конечном итоге оптимизировать финансовые потоки. Если речь идет о товарах широкого потребления, отсрочка платежа в этом случае может составлять до года, если приобретаются оборудование или строительные работы - 5 - 10 лет. Очень важное дополнительное свойство аккредитивов - возможность нивелировать коммерческие риски, например, от непоставки товара: банки переводят деньги только после того, как появляется документ, подтверждающий исполнение коммерческих обязательств поставщика продукции.

В бизнесе есть ситуации, когда компании без участия банков дают отсрочку платежа друг другу. В этом случае инструментом снижения рисков служит банковская гарантия в качестве подтверждения, что контракт будет исполнен.

В западной деловой культуре эти инструменты очень распространены, особенно их любят немецкие, голландские компании, сейчас их активно осваивают страны Азии. Я считают, что в России, где пока еще не появился достаточный пласт длинных денег, эту практику нужно перенимать. Мы видим, что постепенно интерес к применению инструментов торгового финансирования растет. Да, инструмент непростой, в его механизмах нужно разобраться, но те, кто хотя бы раз попробовал провести такие сделки, видят эффект.

Россия и Германия: возможности и перспективы

Марина ЧеботаеваМарина Чеботаева, генеральный директор ООО «Энвиро-Хеми ГмбХ», член Правления, уполномоченный по УрФО Российско-Германской Внешнеторговой палаты (АНК)

Вступление России в ВТО, во-первых, повышает международную конкурентоспособность российских компаний и должно облегчить доступ их на международные рынки. Во-вторых, открывает хорошие возможности для иностранных компаний в России, в том числе и для большинства немецких фирм, учитывая с их опыт производства и обслуживания высокотехнологичной продукции.

На сегодняшний день, Германия является одним из важных промышленных инвесторов России. Яркое подтверждение тому - данные статистики, которые свидетельствуют о работе около 6000 немецких компаний на российском рынке. В дополнении к этому, согласно данным исследования АНК, более трех четвертей немецких компаний оценивают развитие своего бизнеса в России как позитивное.

По моему мнению, любое партнерство сродни улицы с двусторонним движением. Европейцы вправе ожидать возможности надежного инвестирования в России, равно как и русские - положительной отдачи от вложений в Германии. Поддержать немецкий бизнес в России и оказать всестороннюю помощь российским компаниям в Германии - основная задача АНК.

Конечно, быстрых изменений от вступления России в ВТО ждать невозможно. По данным опроса Внешнеторговой палаты (ВТП), спустя более чем год после вступления, две трети немецких предприятий ощущают ограничения торговли.

Особенно протекционистские меры сказываются на автомобилестроении, здравоохранении, сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Но, не смотря на это, большинство респондентов прогнозируют рост выручки своих предприятий в России, и лишь малая часть отмечает снижение выручки сейчас и в будущем. В перспективе развития до 2015 года почти 90% компаний относят российский рынок сбыта к десятке самых значимых.

Полагаю, что взаимное и продолжительное сотрудничество позволит не только модернизировать российскую экономику, но и сформирует квалифицированный и эффективный средний бизнес.

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus