Башкирская Прага

Башкирская Прага

Уфа с градостроительной точки зрения - сложный и неудобный муниципалитет. Стратегия ее пространственного развития явно страдает от нехватки идеологии, свежести и обоснованности прогнозов
 

В 2011 - начале 2012 года тема пространственного развития крупных городов на Урале обрела новое звучание. Екатеринбург начал готовиться к чемпионату мира по футболу 2018 года и всемирной выставке «Экспо-2020». В Перми приступили к реализации нового генплана, а власти Прикамья решили распространить «революционный» градостроительный опыт краевого центра на другие территории. Так, конкурс на разработку мастер-плана березниковско-соликамской агломерации выиграла немецкая компания KK-Architekten (работы будут вестись в партнерстве с Buro Happold и российским проектировщиком «Рамболь»).

В 2012-м в «клуб» вступила Уфа. Новый сити-менеджер столицы Башкирии Ирек Ялалов на первой же пресс-конференции, прошедшей в самом конце декабря 2011-го, заявил:

- Мы имеем большие проблемы с формированием городского пространства. Многие годы Уфа развивалась по патриархальному пути, в отрыве от передового опыта других городов-миллионников. Специалисты должны выезжать в другие муниципалитеты России и Европы, чтобы ориентироваться на лучшие примеры городского хозяйства. Такими, на мой взгляд, являются Прага, Брно, скандинавские столицы. Конечно, взять в качестве образца какой-то конкретный город невозможно. Принятый относительно недавно генплан не угадал перспектив развития Уфы: она расширяется преимущественно в южном направлении. Думаю, город должен полностью перейти к поквартальной застройке.

Чуть ранее президент Башкирии Рустем Хамитов развернуто высказался на тему градостроительной ситуации в Уфе:

- Мы уже говорили, что в Уфе до сих пор нет ни одного парка с современной инфраструктурой. Нет аквапарка, нет зоопарка. Нет хорошей музейно-экскурсионной сети. Нет обустроенной и оборудованной набережной. Нет развитой сети велосипедных дорожек, освещенных лыжных трасс. До сих пор существуют большие барьеры для передвижения по городу людям с ограниченными возможностями. Не хватает многого другого, что делает большой город настоящей столицей - удобной, комфортабельной и для ее жителей, и для ее гостей. [...] Городу катастрофически не хватает подземных и надземных пешеходных переходов. Нужно строить многоэтажные парковки, транспортные развязки, особенно на въезде-выезде через мосты. В транспортной системе города до сих пор не чувствуется до конца продуманной, выверенной логики, логистики.

Уфу действительно сложно назвать европейским городом: слишком она просторна, нелогична и неупорядочена. И стратегия подстать: республиканский центр Башкирии видом и географией во многом напоминает Пермь, однако кардинальным переменам здесь предпочитают эволюцию взглядов.

Уфимские старости

Неудачным пространственным развитием Уфа во многом обязана первому постсоветскому генеральному плану, разработанному в 1995 году с расчетом на 20 лет. Описывать его подробно излишне, однако основные положения, сделавшие Уфу неудобной, упомянуть стоит.

Генплан 1995 года предполагал динамичный рост населения (до 1,15 млн человек к 2005 году, до 1,2 млн к 2015-му) и соответственно - географическое расширение города. Например, на востоке планировалось возвести «параллельный город» - громадный спальный район на 300 тыс. жителей. Однако по итогам 2010 года уровень населения Уфы достиг лишь 1,075 млн человек, что на 750 тысяч меньше прогноза. Уфа оказалась раскидана по карте: Дёма, Затон, Шакша, Зауфимье выглядят как отдельно стоящие деревни, пригороды, не вплетенные в общую городскую ткань. По сути, они входят в Уфу лишь формально.

Решение транспортной проблемы виделось как сочетание развития системы скоростных дорог и магистралей непрерывного движения с линией метрополитена. Итог - расфокусировка стратегии. В конце 2010-го инвестиционно-строительный комитет Уфы завершил разработку рабочей документации для строительства первой очереди метро. Предполагалось, что к 2015 году будут возведены четыре станции. Стоимость строительства оценивалась в 2,6 млрд рублей. В перспективе еще девять станций должны были связать центр с заводскими районами. Власти вплоть до 2011 года тратили силы в надежде реализовать проект подземки, хотя армия специалистов разного уровня утверждала, что из-за особенностей грунта это невозможно. А в начале 2011-го стало окончательно понятно, что денег в местном и региональном бюджете на стройку нет, и федерация помогать не собирается.

Кроме того, советская модель привела к тому, что центр Уфы оказался недостаточно насыщен. Административно-управленческий ресурс, служивший во второй половине XX века основным средством создания городских центров, не обеспечивал необходимого средового разнообразия и высокой функциональной плотности. Застройка слишком разряжена. Это позволяет дышать, но оставляет впечатление незаконченности и заброшенности. Объекты сферы обслуживания и торговли должны были находиться рядом с местом проживания, возможность их концентрации в центре рассматривалась как избыточная. Финансово-деловая сфера в генплане образца 1995 года почти не фигурировала. Ее удельный вес был крайне низок. В итоге ни о каком «сити» сегодня говорить не приходится. У столицы Башкирии нет ярко выраженного центра, одновременно ее нельзя назвать полицентричной: районы несамодостаточны.

Понятно, что с таким генпланом город-миллионник развиваться не мог.

- Проектировщики предшествующего генплана проделали большую работу по выявлению узловых точек развития города и предложили мероприятия, направленные на совершенствование городской структуры, - итожит заместитель начальника управления архитектуры и градостроительства Уфы Галина Чиглинцева.
- Однако не была проведена оценка реальных возможностей городского бюджета и степени развития строительного комплекса. Запланированные объемы капитальных вложений, строительно-реконструктивных работ превышали возможности города.

В начале 2000-х началась работа над переосмыслением советского наследия.

Залатать дыры

Однако следовать примеру Перми и переписывать генплан заново власти не стали - дело ограничилось корректировками 2006 года, хотя и весьма существенными.
Какой-либо генеральной линии, основополагающей идеи у новой редакции генплана нет. «Революционной», свежей мысли мы тоже не обнаружили. В основном все строится на здравом экономическом смысле.

Начнем непосредственно с застройки. В ходе корректировки документа решено было пересмотреть ее типы и структуру. По словам Галины Чиглинцевой, власти отказались от идеи «параллельного» города на востоке и решили эту зону вместе с юго-восточной частью города отдать под малоэтажку. Высотное строительство сосредоточится на Западе и Юго-Западе (районы Затон, Дёма), на левом берегу реки Белая.

Решение, на наш взгляд, совершенно оправданное. Во-первых, Уфа станет значительно компактнее. Во-вторых, существенно сократятся расходы на строительство инфраструктуры (и транспортной, и инженерной). В-третьих, Дёма и Затон расположены достаточно далеко от Северной и Лихачевской (на западе) промзон, что благотворно сказывается на их экологии.

По прогнозу властей, к 2025 году население Уфы вырастет до 1,13 млн человек. А обеспеченность жильем, по словам Галины Чиглинцевой, должна увеличиться с 18 - 19 кв. метров на душу населения в 2005 году до 26 кв. метров в 2025-м. Для этого необходимо построить 11 - 12 млн кв. метров жилья. По плану до 2015-го нужно вводить ежегодно по 410 тыс. кв. метров, а после - по 550 - 560 тысяч. В принципе с планами Уфа справляется. Так, в 2006-м в городе введено 521,7 тыс. кв. метров жилья, в 2009-м - 565 тыс. кв. метров, в 2010-м - 654 тысячи.

Далее - промзоны. Главную головную боль составляет Северная. Уже в генеральном плане 1995 года указано: путь гипертрофированного наращивания промышленного потенциала исчерпан. На карте видно, что сегодня промзоны (отмечены коричневым) занимают площадь немногим меньшую, чем прочая застройка. Также легко заметить, что город развивался по линейному принципу - с отдалением жилья от мест работы.

Корректировки предполагают, что до 2025 года заметного увеличения трудовых ресурсов не произойдет. Следовательно, необходимо разуплотнение Северной промзоны: внутри нее будут сформированы «зеленые коридоры», появятся элементы научного и бытового сервиса. А рост промышленности будет обеспечиваться за счет модернизации существующих мощностей. Таким образом, промзона по структуре приблизится к остальному городу.

Центр - Уфимский полуостров - также планируется видоизменить. Но в основном за счет реконструкции и сноса ветхого жилья (площадка для гринфилд-строительства там одна - Глумилино), а также - переноса за пределы города промышленных предприятия, сокращения санитарных зон.

Центр должен постепенно насыщаться торговой и деловой инфраструктурой. В планах - возведение полноценного «сити». Правда, вот уже несколько лет дальше проекта здесь дело не двигается.

Неуличный транспорт

Традиционно существенную часть генплана составляет транспортная стратегия. Проблемы здесь очевидны - отсутствие меридиональных магистралей непрерывного движения, развязок и путепроводов (что объясняется сложным рельефом и большим количеством железнодорожных путей), дефицит мостов через реки Белая и Уфа. Галина Чиглинцева:

- Мы отчетливо понимаем эти проблемы. Сегодня через реки Дёма, Уфа и Белая существует восемь мостов (включая железнодорожные). В генплане 2006 года для органичного развития Забелья и Зауфимья мы заложили строительство еще восьми. Теперь видим, что этого недостаточно, и рассматриваем возможность возведения еще двух - на Уфе между районами Сипайлово и Инорс. Что касается магистралей непрерывного движения, то сегодня в городе она одна, и построена на 60%. В генплане у нас заложено строительство еще двух меридианальных магистралей - западного и восточного обхода. По ним пойдет транзитный транспорт. Сейчас рассматриваем возможность увеличения числа магистралей непрерывного движения до пяти: две дополнительные свяжут запад и восток города.

Кроме того, генплан предусматривает строительство новых железнодорожных линий и узлов в южной оконечности города. По ним пойдет грузовой транспорт, который сегодня курсирует в пределах жилой застройки. Освободившиеся пути планируется использовать для организации внутригородских перевозок.

Судьба общественного транспорта в целом - большой вопрос для Уфы. Город имеет разветвленную систему трамвайно-троллейбусного и автобусного сообщения. Генплан 2006 года предусматривает планомерное ее развитие, предлагая совершено логичные меры: перенос трамвайных путей с главных магистралей на дублеры, их продление, пуск такси от отдаленных районов, расширение троллейбусной и автобусной сети.

Однако в документе указано: при условии дальнейшей автомобилизации решить проблему организации движения без создания в городе скоростного внеуличного вида транспорта большой провозной способности будет невозможно. В документе стоит цифра 350 машин на душу населения, срок прогноза не ясен. Однако уже сейчас понятно, что Уфа достигнет этого показателя в ближайшее время (результат 2010-го - 316 авто на душу населения).

Меридиональные связи планируется обеспечить железнодорожными перевозками, а что делать с широтными - пока непонятно. По словам Галины Чиглинцевой, рассматриваются варианты скоростного трамвая или монорельса. Но конкретного решения пока нет.

Раздел об инженерной инфраструктуре мы опустим. Интереса он представляет мало, хотя является самым затратным для муниципального бюджета и самым сложным с точки зрения договоренностей с сетевыми компаниями.

Последний крупный раздел - экология. Основных пунктов три. Первый - реконструкция промрайонов и создание буферных зон между ними и жилой застройкой, а также перепрофилирование или вынос предприятий из центра. Второй - пуск в обход города транзитного автомобильного и грузового железнодорожного транспорта, плюс строительство магистралей. Третий - организация парков и облагораживание городских территорий.

Чтобы стать Европой

Очевидно, что развитие эффективной транспортной инфраструктуры - задача нового генерального плана. Совершенно точно требуют пересмотра нормы автомобилизации населения: в Уфе, к примеру, только один микрорайон строится с расчетом 470 машин на душу населения, в большинстве заложена цифра 360. А это в среднесрочной перспективе означает острый дефицит парковочных мест.

Кроме того, нет в генплане ни слова об эффективных механизмах регулирования дорожного движения, перехватывающих парковках, лишь одна строка - о подземных паркингах в центре. Нет упоминаний о создании приоритета для альтернативных способов передвижения - пешком или на велосипеде. На наш взгляд, упор исключительно на расширение пропускной способности дорог даст лишь краткосрочный эффект.

Явный просчет генплана - организация общественных пространств, их соотношение с частными. В нескольких фразах в документе говорится о зеленых насаждениях, «зеленых коридорах», парках. Но, во-первых, общественные пространства - это не только рекреационные зоны, это еще и улично-дорожная сеть, территории школ, детских садов, установление охранных зон. А во-вторых, пары абзацев даже в качестве декларации недостаточно.

Еще один минус - отсутствие стратегии ландшафта. Для Уфы это принципиальный момент. В генеральном плане опять-таки в нескольких словах говорится о сложном ландшафте города, о постоянном подтоплении некоторых районов, о необходимости строить искусственные сооружения. Но сколько-нибудь четкой общей картинки не возникает.

На наш взгляд, чтобы стать европейским городом, как этого хочет Ирек Ялалов, Уфе явно не хватает плотности застройки. Понятно, что исторически Уфе сложно перейти к квартальному принципу, о котором говорит сити-менеджер. Но, на наш взгляд, в центре, при строительстве на месте снесенного ветхого и аварийного жилья, это возможно. Необходимость квартальной застройки в новых районах - вопрос открытый. Пока в генплане об этом ни слова.

И, пожалуй, самое важное. Пространственное развитие влечет за собой колоссальные затраты. Особенно это касается Уфы с ее ландшафтами, почвой и историческим наследием. Пока нет никакой уверенности, что генплан 2006 года опирается на ту ресурсную базу, что есть и будет у столицы Башкирии. Между тем фундаментальный принцип нового градостроительства - самообеспечение, опора муниципалитета на имеющиеся ресурсы (подробнее см. «Условная жизнь», «Э-У» № 2 - 3 от 23.01.2012).

В целом генплан представляет собой набор привычных и, как нам кажется, устаревших блоков (застройка, транспорт, инженерная инфраструктура, экология) с общими, типовыми решениями. Но два позитивных момента заслуживают внимания. Во-первых, в Уфе уже в 1995 году поняли, что необходимо делать с промышленными активами города, как эти ресурсы видоизменить и грамотно встроить в городскую среду. Во-вторых, здесь не подвергается сомнению необходимость общественного договора: и Ирек Ялалов, и Рустем Хамитов считаются ярыми сторонниками обсуждения всех изменений с гражданами.

- Жители республики, жители столицы ответственны за то, что происходит в нашем городе. Мы должны попытаться из горожан создать сообщество, - заявил Рустем Хамитов. - Не разношерстный какой-то конгломерат, который мечется в разные стороны, бьет стекла, вредит, грязь разбрасывает, а сообщество цивилизованных культурных людей. Это большая работа, это очень тяжелая работа. Может быть, вообще самая тяжелая: легче построить дорогу, бизнес-центр, аквапарк. Людей преобразовать очень тяжело. Но эту работу тоже надо делать, и это тоже задача городских властей.

Вопрос здесь один - надо ли это самим гражданам. Если инициатива будет исходить сверху, то пресловутый общественный договор в градостроительной сфере вряд ли не возникнет.


 

Комментарии

Еще в сюжете «Программа пространственного развития Уфы»

Материалы по теме

Уфимская агломерация: формирование смысла

Аналитический центр «Эксперт-Урал» подготовил концепцию экономического развития Уфы до 2030 года

В Башкирии открыли мост, построенный при софинансировании системы «Платон»

В Уфе построят самый длинный в республиканской столице мост

Код Уфы

Компактная Уфа: потенциал и вызовы

 

comments powered by Disqus