Будущее одной иллюзии

Будущее одной иллюзии Пермь собирается заявиться на звание культурной столицы Европы. Поддержку проекту может оказать федеральная власть. Главное - избежать перекосов, не превратиться в краткосрочную гастроль и вырасти до полноценного краевого проекта.

Человечество обладает инстинктивной оборонительной реакцией на интеллектуальные новшества. Она выражается в том, что такое новшество сразу низводится до самой незначительной величины, по возможности сводится к лозунгу.
Зигмунд Фрейд, «Введение в психоанализ»

"Культура - это инструмент развития экономики» - столь нетривиальный для региональных властей метод впервые был обозначен на IV Пермском экономическом форуме летом 2008 года. Спустя год Пятый форум одобрил не менее нетривиальный и амбициозный проект «Пермь - культурная столица». За это время в городе сформирована команда специалистов во главе с московским галеристом Маратом Гельманом (см. «Русское провинциальное», «Э-У» № 44 от 16.11.09), создано несколько институций (музей современного искусства PERMM, театр «Сцена-Молот», etc), к Перми привлечено внимание мировой общественности.

В конце минувшего февраля здесь прошел первый международный форум «Культура: миссии, перспективы, модели развития». Основная задача - подведение промежуточных итогов, корректировка политики, постановка новых целей.

Художник и фантазирование

Высокий тон предстоящему обсуждению задал губернатор Пермского края Олег Чиркунов:

- Пермь должна стать культурной столицей Европы в 2016 году, - заявил в докладе глава региона, в одной фразе сформулировав государственный заказ органов власти к деятелям культуры.

Олег ЧиркуновА потом продолжил так: «Я не хуже вас знаю, почему это невозможно, в том числе и по формальным признакам. Но может статься, что в нашем проекте окажутся заинтересованы самые различные стороны, например наша федеральная власть. Обратите внимание на проекты "Сочи-2014", универсиаду в Казани 2013 года. Власти нужны такие точки роста: благодаря концентрации силы и ресурсов на высокий мировой уровень в них поднимаются определенные отрасли. Культура - точно такой проект, причем самый малозатратный. Вложения в культуру по эффективности соизмеримы с инвестициями в углеводороды».

К тому же Евросоюз не запатентовал слово «Европа» в качестве собственной торговой марки, так что ничто не мешает Перми быть полноценным европейским городом с соответствующей культурой и уровнем жизни, отметил докладчик. Все понимают, что на звание «культурной столицы» Лондон, Париж или Москва не претендуют. Оно необходимо городам, которым требуется прорыв, и Пермь - из их числа.

Без развития социокультурной жизни невозможно решение текущих задач, стоящих перед администрацией края. Основные, по словам губернатора, три: достижение благоприятного баланса населения в регионе (работающего и неработающего населения, миграционного оттока и притока); повышение качественного состава населения; изменение структуры экономики (вместо сырьевой промышленности должна появиться экономика интеллекта).

Оптимизмом и увлеченностью озарял присутствующих в зале министр культуры и массовых коммуникаций Пермского края Борис Мильграм:

- Когда беседуешь с людьми, которые участвовали в наших проектах, они все выражают готовность вернуться и продолжать здесь работать. Например, на днях я разговаривал с режиссером Дмитрием Крымовым, он уверил, что мы как площадка очень мощно конкурируем с заграницей. И он считает, что выступление на фестивале «Территория», который в прошлом году прошел в Перми (см. «Экспорт культурной революции», «Э-У» № 38 от 05.10.09), - его лучшая гастроль за последние годы.
По данным министра культуры, проект хорошо принимается и пермяками. Пермь сегодня уже способна предлагать качественный досуг (в меньшей степени для жителей края). Театральные, художественные и музейные проекты привлекают все больше внимания горожан. В доказательство Мильграм привел данные некоего социологического опроса: безусловно одобряют происходящее в сфере культуры 40% респондентов; скорее нравится, чем не нравится - 33%; равнодушны - 24%; категорически не принимают - 2,5%.

Ресурсы для дальнейшего развития в заданном направлении огромны, считает Борис Мильграм:

- Мы еще только подходим к осознанию того культурного богатства, которым обладаем. Например, когда лет пять назад к нам впервые приехал Роман Должанский (театральный критик, обозреватель газеты «КоммерсантЪ». - Ред.), его невероятно потрясла наша деревянная скульптура. Он тогда сказал, что если это богатство возить по миру, то на вырученные деньги можно содержать всю вашу краевую культуру. Мы до сих пор еще очень многое из нашего наследия просто не используем.

Достоевский и отцеубийство

Выступавший следом музыкальный продюсер Александр Чепарухин начал издалека:

- В 80-х, когда я еще был ученым-экологом, мы занимались проектами вокруг Байкала. И тогда я понял, что основная задача экологии - это не защита природы, а нахождение баланса элементов очень сложной среды. Пускай сначала кажется, что элементы в совершенно неразрешимых противоречиях... Когда я сдрейфовал в социокультурную сферу, я обнаружил огромное количество параллелей с экологией. Например, не может искусство развиваться исключительно по коммерческим законам. Без участия государства какой бы ни был замечательный бизнес и просвещенный меценат, не может быть найден тот самый оптимум и баланс в культуре. Государство обязано поддерживать вещи, которые с коммерческой точки зрения просто не выживут. Иначе мы все отдаем на откуп массовой отупляющей культуре. Кроме того, во всем мире государство поддерживает самые невероятные начинания. А наше государство я долгое время не видел. И вот сначала меня пригласили в Казань два года назад в качестве арт-директора на фестиваль «Сотворение мира». Мы сделали фантастический фестиваль, но это было отдельное событие. Я ждал, где будет процесс постоянный и системный. Наконец-то я попал в Пермь, и был потрясен: здесь есть настрой и желание устроить реальное движение в сторону культурной столицы.

В качестве ориентира для проводимой политики Чепарухин посоветовал обращать больше внимания на традиционную культуру: «Она должна развиваться во взаимодействии с другими культурными течениями, в том числе с теми, которые на первый взгляд ей явно противоречат. Когда традиция пропитывается современностью, она получает импульс к развитию. А современность приобретает за счет традиции глубину и мощь».

Не избежал восторженных речей и приглашенный на форум кинорежиссер Павел Лунгин:

- Ваш город становится единственным местом в стране, где происходит конструктивное творческое общение, где создаются творческие союзы и могут рождаться новые идеи. К сожалению, этого давно нет ни в Москве, ни в Питере. Там есть лишь одиночки, каждый из которых втихаря под одеялом пилит свой добытый кусок финансирования. Какие мы знаем культурные столицы? Например, Голливуд, Лос-Анджелес - это центр, куда со всего мира стекались творческие иммигранты, которых по свету гнал голод и желание зарабатывать. У нас в стране есть другой пример - Петербург, построенный на крови, он тоже стал культурным центром. Мне кажется, нынешние процессы в Перми - что-то среднее между Петербургом и Лос-Анджелесом: без крови, на таланте и желании.

По мнению Лунгина, наряду с новым театром и музеем современного искусства совершенно логично было бы создать в Перми и собственную киностудию. Павел Лунгин

О необходимости поддержки кино в городе говорил и председатель комитета по культуре общественной палаты Пермского края, президент международного фестиваля документального кино «Флаэртиана» Павел Печенкин:

- Век вербальной культуры уходит. Конечно, она пока остается базисом, самой мощной и развитой, но уже перестает быть самой актуальной. На смену приходит культура аудиовизуальная. Документальное кино сейчас доступно массам благодаря развившейся технической базе. Условно говоря, если раньше люди в свободное время пробовали что-то писать, то сейчас они гораздо чаще носятся с видеокамерами.

Как считает Печенкин, необходимо срочно подтягивать образовательную базу в соответствии с этими тенденциями. С одной стороны, нужно создавать кружки и спецкурсы, которые бы знакомили с основами создания видеосюжетов. С другой - следует учить людей смотреть кино: «Восприятие умных неразвлекательных фильмов - это совершенно специфический навык, который у нас отсутствует напрочь».

Тотем и табу

Очевидно, что высказанные амбициозные идеи не могли не вызвать критики.

- Идея стать культурной столицей Европы - привлекательная, смелая и романтичная, как первокурсница филологического факультета, - съязвил заместитель председателя правления Пермского землячества Евгений Сапиро. Однако стоит соизмерять, условно говоря, амбиции и амуницию.

Во-первых, по мнению Сапиро, существует реальная опасность нарушения баланса между местными творческими силами и «легионерами». А это грозит скоротечностью проекта. Яркий пример - пермский баскетбольный клуб «Урал-Грейт» (основан в 1995 году, стал чемпионом России в 2001 и 2002 годах, а в 2009-м фактически прекратил деятельность).

Во-вторых, как справедливо заметил представитель Пермского землячества, до сих пор не определены многие ключевые параметры проекта. Также не установлены и промежуточные параметры, отсутствует план, ориентируясь на который можно будет либо фиксировать успешность процесса, либо вовремя корректировать траекторию движения. «А еще не существует правил игры для взаимоотношений государства и культурных институтов. Здесь актуальны становятся проблемы ФЗ № 94 "О госзакупках". Нужно продумывать механизмы распределения госсредств и формальные способы распределения госзаказа по учреждениям культуры, иначе мы погрязнем в склоках», - подвел черту Евгений Сапиро.

Критике подвергся и «пермский центризм» проекта. Многие участники форума возмущались, что в «культурной революции» пока не участвуют на равных с региональной столицей Кудымкар (столица Коми-Пермяцкого округа), Оса и Барда (национальные центры тюркской культуры на юге края), верхнекамские районы, и исторические города края (Кунгур, Чердынь и Усолье). По мнению критиков, если эта политика продолжится, то проект рискует превратиться в колосса на глиняных ногах.

Уже в рамках работы тематического круглого стола не соглашался с тактикой культурной революции председатель Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев:

- То, что делается сейчас в Перми командой Гельмана - это европейский мейнстрим. С этим на международный уровень не выйти. Нужно что-то сверх того, например, стоит раскручивать нашу самобытность. Не местечковость, а аутентичный колорит. К тому же в вашей деятельности присутствует типичная экспертная идеология. Будто все происходит в социальной пустыне, где есть только два актора: те, кто знают (эксперты) и те, кто принимают решения (власть). Когда они договорятся - будет счастье. А пустыня вокруг - она безмолвна.

Обратил внимание Аверкиев и на бюрократические аспекты:

- Очевидно, что современная структура культуры носит сетевой характер. А государственная машина неизбежно вертикализует все, что под нее попадает. Как только один проект или направление получает господдержку, государственная культурная политика сразу же становится вертикальной, и все параллельные проекты отсеиваются. Волей или не волей команда Гельмана и Мильграма попала под вертикализацию. Конечно, мы все понимаем, что культура должна быть разной, не только современной. Но в правительствах невертикально думать не умеют. Все оставшиеся за бортом (союз художников, например) это чувствуют и обороняются. Следствие - однобокость и конфликты.

Недовольство звучало и из «стана Гельмана»:

- Очень мало говорилось сегодня об образовании. Воспитание зрителя для нашего проекта - это такая же важная проблема, как и производство самого культурного продукта, - выступил с критикой режиссер Эдуард Бояков. Проблема в том, что мы с нашим продуктом никак не можем попасть в поле экспертизы, где могли бы нас корректировать. Нет критики, нет аналитики. А ведь создать экспертную базу сложнее и важнее, даже чем создать лучший в стране музей современного искусства. Просто производить продукты, даже и невероятно достойные, явно недостаточно, если мы рассчитываем на долгосрочный эффект.

- Спасибо вам за замечания, за обращения нашего внимания на складывающиеся противоречия, - подвел черту Марат Гельман. - Просто имейте в виду, что мы сознательно не стали избегать перекосов. Наша тактика - это технология размыкания порочного круга, а не решения всех проблем сразу. Есть замкнутый круг: нет денег, нет качественных исполнителей, нет способных потребителей. И мы просто рванули его в одном месте, надеясь, что это прекратит общий застой. Таким образом, мы сначала создаем некий флагман, который задирает планку, а потом начинаем подтягивать на заданный уровень все противоречивые и напряженные точки.

- И тогда, я надеюсь, мы наконец-то обязательно победим эту грязь, которая нас окружает на улицах. Потому что в столице должно быть чисто, - размечтался Борис Мильграм.

Все заголовки в этой публикации - названия работ Зигмунда Фрейда.

Дополнительные материалы: 

Культурная столица Европы - инициатива Евросоюза, состоящая в ежегодном избрании того или иного города центром культурной жизни континента с целью привлечения внимания к его культурному развитию.

Города, претендующие на титул, должны подготовить культурную программу, которая отражает европейский характер мероприятия и предусматривает вовлечение жителей города. Европейская направленность программы должна отражаться в темах, которые выбираются для этого события, в организации события должны участвовать деятели культуры разных стран. Программа должна оказывать длительное воздействие на культурное, социальное и экономическое развитие города. Заявка рассматривается независимыми экспертами, а титул присуждается советом министров ЕС.

Первой культурной столицей были признаны Афины в 1985 году. Затем некоторое время культурными столицами признавались крупные столичные города (Амстердам, Берлин, Париж). В 1990 году культурной столицей стал шотландский Глазго - это был первый случай, когда город использовал программу как инструмент возрождения.

Энтузиасты пермского культурного процесса находят много параллелей в истории Глазго с Пермью. Когда-то Глазго был крупнейшим из европейских индустриальных городов, но со временем часть промышленности ушла в упадок, и город получил репутацию центра криминальных и социальных проблем. С начала 80-х годов в Глазго началось культурное возрождение. По факту трансформация имиджа Глазго произошла до того, как город стал культурной столицей, назначение лишь закрепило успех.

С 2000 года проект шагнул за рамки Евросоюза: тогда культурной столицей был признан норвежский Берген. А в 2010 году этой чести удостоился турецкий Стамбул, хотя на официальном сайте Европейской комиссии по культуре сказано, что статус присуждается только городам из стран ЕС.

Комментарии

Материалы по теме

Моби-next

Цельная наука

Почувствовать другого

Ничто современное Перми не чуждо

В рот мне ноги

Есть о чем танцевать

 

comments powered by Disqus