На второй волне

На второй волне

Представители банковского сообщества о том, насколько серьезен будет второй этап нестабильности из-за роста просроченной задолженности и есть ли методы смягчения удара

Валерий ЗаводовВалерий Заводов, председатель правления Уралтрансбанка:
- Многое будет зависеть от политики ЦБ. Регулятор научился быстро реагировать на меняющуюся ситуацию. Возможно, были некоторые ошибки, за что его часто критикуют, особенно западные специалисты. Но в целом подходы верные. Мы все видим, насколько лояльной становится политика ЦБ в области надзора: в частности регулятор уже пошел навстречу и пересмотрел условия формирования обязательных резервов на реструктурированные кредиты. Сейчас важно, чтобы ЦБ и дальше прислушивался к мнению банковского сообщества. Если придет очередная волна кризиса, банкам нужны будут дополнительные инструменты для рефинансирования. Таким инструментом в частности может быть кредитование под залог портфеля однородных ссуд, выданных банками физическим лицам или малому и среднему бизнесу. Насколько я знаю, в ЦБ такая возможность прорабатывается.

Борис ДьяконовБорис Дьяконов, председатель правления Банка24.ру:
- Как показывает статистика Банка России, просроченная задолженность растет, однако не столь угрожающими темпами, как можно было ожидать. Безусловно, в худшем положении оказались банки, которые в погоне за объемами и прибылью не сумели построить адекватную систему оценки заемщика. Но в целом ситуация вполне рабочая. И предприятия, и население понимают: сегодняшним днем мир не заканчивается, и портить кредитную историю не стоит. Банки со своей стороны вырабатывают адекватные методы реструктуризации задолженности в отношении заемщиков, испытывающих затруднения по объективным причинам.
Андрей Золотухин, председатель правления ВУЗ-банка:
Андрей Золотухин- Кризис плохих долгов уже идет. Часть компаний из-за объективных трудностей может попасть под процедуру банкротства. К сожалению, в нашем обществе общее отношение к этому институту не совсем адекватное. А здесь важно, чтобы у бизнеса было правильное понимание. К примеру, в США банкротство рассматривается как оздоровление экономики, ее очищение. Не может предприниматель обслуживать кредиты, значит, нужно на время заморозить его долги. Не простить, а именно отложить исполнение обязательств. Бизнесмен начинает с чистого листа новое дело и постепенно приступает к погашению кредитов, либо кредиторы становятся новыми собственниками активов и уже они строят на этих активах новый бизнес и рассчитываются с долгами. У нас же вывод активов считается вполне нормальной практикой. На этих активах потом создается новое производство, а старые обязательства перед кредиторами «забываются». Нужно менять это отношение, формировать законодательную базу таким образом, чтобы у людей было четкое понимание: банкротство - это не прощение долгов, а лишь отсрочка их погашения. Бизнесу просто позволяют снова подняться.

Владимир Пухов, председатель правления СКБ-банка:
Владимир Пухов- Очевидно, что 2009 год для банковского бизнеса будет годом убытков. К этому надо относиться спокойно. Сейчас нужно преодолеть главную проблему - кризис неплатежей. Денег нет ни у банковского сектора, ни у бизнеса. Понятно, что кредитные потоки обслуживаются значительно хуже. ЦБ, понимая это, либерализовал требования к формированию резервов на возможные потери по ссудам, проявив конструктивный подход. В свою очередь банкам нужно найти оптимальные варианты взаимодействия с заемщиком, который хочет выжить и продолжать бизнес. Время экономического коллапса нужно просто пережить.

Мы используем несколько методов поддержки клиентов. Тот, кто может переждать и имеет все шансы возобновить бизнес, получает от банка отсрочку. Второй способ - перекредитование стабильных и давних клиентов банка. Допустим, у предприятия задолженность перед нашим банком составляет 20 млн рублей и 10 млн рублей приходится в совокупности на три-пять других банков. Мы считаем, что самая большая ответственность за судьбу этого предприятия лежит на нашем банке и именно мы должны ему помочь. Естественно, все это рассматривается через призму оценки рисков, через новые реалии, новые подходы к оценке залога, ужесточение контроля за бизнесом.

Сергей ТимофеевСергей Тимофеев, директор филиала МДМ-Банка (Уральский банк):
- В банковской системе опасность краха устранена. Власти предприняли комплекс мер, направленных на стабилизацию положения, преодоление проблем с ликвидностью, поддержку системообразующих банков и защиту вкладов населения. Кроме того, ЦБ РФ не допустил, чтобы ситуация на валютном рынке вышла из-под контроля и достаточно успешно препятствует деятельности валютных спекулянтов. Все это позволяет и в дальнейшем обеспечивать максимально возможную в текущих условиях стабильность национальной валюты.

Конечно, объем просроченной задолженности нарастает у всех банков, не все предприятия могут платить по обязательствам. В лучшем положении всегда находятся отрасли, которые производят продукцию, пользующуюся устойчивым спросом: продукты питания и услуги, которые необходимы людям вне зависимости от того, падают или растут их доходы. Эти отрасли составляют примерно половину российской экономики, и в любой ситуации они работают стабильно. Определенные проблемы испытывают отрасли, ориентированные на внешний спрос, а также компании, которые зависят от внешних заимствований.

Антон СоловьевАнтон Соловьев, вице-президент - финансовый директор ОАО «УБРиР»:
- Самыми уязвимыми секторами промышленности под влиянием экономического спада стали капиталоемкие отрасли с большой кредитной нагрузкой. Это касается функционирования предприятий в целом, а также интересов занятых на них сотрудников. Не так остро кризис сказывается на торговле и сфере услуг. Рассрочка погашения кредита применяется банками только при наличии устойчивого бизнеса и запаса прочности предприятия. Если бизнес объективно не приносит денежного потока, то реструктуризация только ухудшит положение. В этом случае «промедление смерти подобно», необходимо требовать от собственников реструктуризации не кредита, а бизнеса компании.

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка:
Наталия Орлова- Сейчас во всем мире участники разных рынков ждут дна кризиса. Для кредитного рынка дно - это максимальный объем просроченной задолженности. К счастью, для российского бизнеса с его портфелем коротких кредитов этот пик вероятнее всего придется на второй квартал этого года, за исключением, может быть, ипотечного сегмента. Когда мы достигнем этого дна, банкам будет легче принять конкретное решение: либо они списывают «плохие» кредиты, либо реструктурируют, либо предпринимают еще какие-то действия, к примеру, просят помощи у акционеров, государства. Иными словами, тогда можно будет проявлять какую-то активность.

Другой повод для оптимизма - проблема плохих кредитов не возникает у всех одномоментно. Первая волна кризиса была частично спровоцирована необходимостью проведения налоговых платежей, поэтому затронула большинство банков. Сейчас причины иные. Безусловно, в ряде отраслей нагрузка считается существенной, но не критичной. Общий же долг компаний (внешний и перед российскими банками) не превышает 800 млрд долларов. Ситуация сопоставима с азиатскими странами. Так что массовый паралич реальной экономики России по этой причине не грозит. 

Комментарии

Материалы по теме

По возможности и способности

ЕБРР приобрел 25% плюс 1 акцию СКБбанка

СКБ-банк покинул САИЖК

Минус пятый

Человеческий рост

 

comments powered by Disqus