Искусство принадлежит народу

Искусство принадлежит народу «Эхо Сумасшедшей недели в Нанте»В конце февраля в Свердловской филармонии прозвучало «Эхо Сумасшедшей недели в Нанте»: Уральский академический филармонический оркестр (УАФО) впервые собрал постоянных слушателей, друзей, благотворителей и волонтеров, чтобы поведать о триумфальной поездке на фестиваль во Франции. Вечер проходил в почти домашней атмосфере: кадры любительской хроники сопровождались рассказами очевидцев, а затем наступил черед музыки — оркестр под управлением Дмитрия Лисса играл сочинения Сибелиуса, Грига, Мусоргского, Римского-Корсакова. Статус акции придало присутствие в зале министра культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации Александра Соколова.

Вердикт министра, распространенный на утро информационными агентствами, был краток: УАФО — оркестр мирового уровня. Оценке можно доверять — Соколов по профессии музыковед. Однако под фанфары возникает вопрос: почему Екатеринбург, располагая звездными музыкальными коллективами и сильным арт-менеджментом, не может сформулировать собственную фестивальную идею для звучания в международном культурном контексте?

Есть оркестры в своем отечестве

Раньше характеристики «театр часто выступает на Западе» или «оркестр много гастролирует за рубежом» внушали священный трепет, как бы автоматически поднимая учреждение культуры на иную иерархическую ступень. Но даже сегодня немногие понимают: колесить по европейским деревушкам (что не исключает наличия в них великолепных залов и истинных любителей музыки) и выступать на престижных концертных площадках — не одно и то же. Уж не говоря о гонорарах и условиях проживания. В общем, гастроли гастролям рознь.

УАФО давно числится в разряде выездных и востребованных российских оркестров. Стран, где аплодировали екатеринбургским музыкантам, не счесть. Но, похоже, именно в последнее время (во многом — благодаря генеральному менеджменту агентства Les Productions Internationales Albert Sarfati) в гастрольной деятельности оркестра происходит качественный скачок. Прорывом можно считать выступление уральского оркестра в парижском зале Плейель осенью прошлого года. Ближайшая перспектива — гастроли в Испании и Японии, а планы уже расписаны на сезон вперед.

По признанию организаторов международного музыкального фестиваля La Folle Journee («Сумасшедшая неделя») во французском Нанте, УАФО под управлением Дмитрия Лисса стал главным открытием и украшением нынешнего года. И это правда: в числе приглашенных были Варшавский филармонический, другие европейские оркестры, но именно екатеринбургскому досталось больше всех программ и концертов, вместе с солирующим пианистом Борисом Березовским он открывал и закрывал фестиваль, а последний концерт в прямой трансляции национального телевизионного канала «Arte» смотрела вся Европа.

Гармония народов

Название французского фестиваля как нельзя лучше соответствует его сути: «Сумасшедшая неделя» — это ежегодные встречи, где классическая музыка в течение нескольких дней звучит в режиме нон-стоп с раннего утра до поздней ночи, причем одновременно в нескольких залах. Ктото подумает: выдержать такое под силу только завзятым меломанам или людям, мягко говоря, оторванным от реальности. Парадокс: в столице региона Луарских земель таких каждый год насчитывается все больше. На этот раз, когда фестиваль проходил под сакраментальной цифрой «13», их количество достигло 130 тысяч.

Среди участников «Сумасшедшей недели» — европейские симфонические оркестры и хоры, солисты и ансамбли, немало известных имен и даже звезд. Россию в этом году представляли СанктПетербургская капелла Владислава Чернушенко, Хор Московской патриархии, питерский «Теремквартет», солисты и наш филармонический оркестр.

Прагматики, конечно, поинтересуются ценами билетов. По европейским меркам они вполне демократичны: от 5 до 25 евро (в регионах от 2 до 8). Но переполненные залы и зрительский ажиотаж (на некоторые концерты попасть было невозможно) только низкими ценами не объяснить. Дело в идее: следуя правилу французского классицизма — единству времени, действия и места — соединить исполнителей и публику, создать праздничную атмосферу и сделать главным героем происходящего музыку.

Почти неделю город живет фестивалем. Местное телевидение несколько раз в день выходит в эфир с репортажами и прямыми включениями. Гостиницы переполнены, по старинным улочкам Нанта бродят приезжие, на каждом шагу натыкаясь на логотип La Folle Journee. Когда китчевая картинка попалась мне на глаза в качестве салфеток в ресторане, я поняла: фестиваль в Нанте — дело всех горожан.

На картинке, кстати, — шестерка великих композиторов (среди них Чайковский), окруживших рояль в чистом поле с золотящимися колосьями на фоне пронзительно синего неба. Девиз нынешнего фестиваля — «Гармония народов», он посвящен своеобразию пяти главных музыкальных школ Европы (в том числе русской), имеющих яркую национальную окраску. В эпоху всеобщей художественной нивелировки — практически антиглобалистская идея.

Эпицентр фестиваля — Дворец конгрессов в Нанте: огромный комплекс из 11 залов, каждый носит имя известного писателя, самый большой, вместимостью 2 тысячи человек, — Аудитория Достоевского. Гармония народов наглядна в гранд-холле: потоки слушателей и исполнителей встречаются, чтобы вновь разойтись по залам и заодно получить удовольствие от того, как на специально выстроенном подиуме слушателей заводят фольклорные и самодеятельные ансамбли. Дети на фестивале появлялись поутру (самый ранний концерт в 9.15), слушали живо, а хлопали не только в паузы, но и во время музыки — как на джазе или рок-концерте. Например, на «Шехеразаде» Римского-Корсакова — как раз в тот момент, когда корабль о скалу разбился. У публики здесь вообще особые привилегии: ей дозволено аплодировать между частями музыкальных произведений и бурно приветствовать всех, не вникая в регалии. Ясно, что люди пришли не исполнителей судить, а музыку слушать.

Горящий Мартен

Автора праздника под названием «Сумасшедшая неделя» зовут Рене Мартен. Он известный во Франции продюсер, создатель многих фестивалей, в прошлом друг Святослава Рихтера. На La Folle Journee этот человек наполеоновского роста и сумасшедшей энергетики возникает то тут, то там. Абсолютно ясно — он и есть мотор происходящего.

Мартен рассказывает: замысел фестиваля возник на концерте рок-группы «U2». Находясь среди 35 тысяч молодых людей, он вдруг подумал: почему бы всю эту публику не привести на концерт классической музыки? Первое, что осенило: концерты надо делать короткими, это особенно важно для тех, кто придет впервые. Второе: важно доказать, что классическая музыка доступна всем. Низкая цена билетов — принципиальна. Как это удается? По словам Мартена, условие для всех артистов — невысокая оплата. К примеру, знаменитый пианист Борис Березовский любит «Сумасшедшую неделю» и соглашается участвовать в ней за меньший, чем обычно, гонорар.

Идея соединения публики и музыкантов в атмосфере праздника сработала. Рене Мартен искренне гордится тем, что количество слушателей на фестивале каждый год растет: по сравнению с первым оно увеличилось в три с лишним раза. «Сумасшедшая неделя» расширяет радиус действия: с недавнего времени ей предшествует минифестиваль в маленьких городах Луарских земель. А еще праздник идет на экспорт — в Испанию, Португалию, Японию, Бразилию.

Не собирается ли мсье Мартен добавить Россию? Подобный вопрос ему задают постоянно: Наталья Гутман, Элисо Вирсаладзе, Александр Князев… Предлагают организовать его в Петербурге или Москве, и сейчас он изучает эту проблему. И вдруг неожиданно сам спрашивает: «А вы думаете, это может получиться в России?».

Уроки ленинизма

Почему бы и нет, если грамотно к этому подойти. В соседней с Екатеринбургом Перми (а также в Казани, Саратове, Новосибирске) крупные международные фестивали — не новость. Раз в год они собирают именитых гостей, фонтанируют премьерами, концертами, выставками. Словом, устраивают настоящую художественную встряску. А что крупнейший город Урала и Западной Сибири с его амбициями третьей столицы? Екатеринбург имеет в арсенале первоклассные музыкальные коллективы и сильные театральные традиции, но оригинальная идея собственного международного фестиваля не рождается. Вероятно, пока не находится личности, зажегшейся ею настолько, чтобы воспламенить других. Ну нет своих Мартенов. Так может подумать и об импорте «Сумасшедшей недели»?

Сегодня уже нет нужды доказывать, что культурная политика формирует положительный имидж территории. Мэр Нанта, известный политик-социалист ЖанМарк Эйро, подтверждает:

— За 13 лет существования La Folle Journee стала неотъемлемой его частью, и каждый раз это — событие в жизни города. Возрастающий успех фестиваля создает большой экономический стимул для инвестиций и развития инфраструктуры.

Стоит ли добавлять, что тысячи жителей Нанта, в том числе молодежь, посещающая концерты фестиваля, вряд ли окажется среди бесчинствующей толпы, поджигающей автомобили и магазины. Во Франции об этом думают всерьез: социализм, а вместе с ним воплощение советской мечты об искусстве, которое должно принадлежать народу, там снова в моде.

Дополнительные материалы:

Международный ежегодный музыкальный фестиваль La Folle Journee («Сумасшедшая неделя»)

Проходит в столице региона Луарских земель Нанте с 1995 года. В феврале 2007 года 1800 музыкантов за шесть дней дали 278 концертов классической музыки.

Бюджет фестиваля — 3,5 млн евро: 60% — поддержка городских, региональных властей и частных спонсоров, 40% поступают от продажи билетов.

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

Возвращение домой

 

comments powered by Disqus