Знание — сила

Знание — сила
Знание — сила
Фото: Евгений Запискин

Сегодня в международной конкуренции материальные издержки играют существенную роль. Но мир быстро меняется, и их значение будет уменьшаться. Основу стоимости товара будет составлять интеллектуальная собственность. Если мы войдем в будущее со своими материальными издержками — проиграем. Если с интеллектуальной собственностью — выиграем», — справедливо рассуждает вице-губернатор Пермского края Михаил Антонов. У пермяков есть достойные научно-технические заделы, чтобы реализовать этот замысел и с неповторимыми продуктами максимальной добавленной стоимости занять новые рыночные ниши.

Что бог послал

— Михаил Вячеславович, на развитии каких отраслей будет держаться конкурентоспособность и благополучие экономики Пермского края в будущем?

— База нашей экономики — сырьевые отрасли. В целом экономика региона носит и в обозримой перспективе будет носить индустриально-сырьевой характер. Правда, наши нефтяные запасы имеют тенденцию если не к истощению, то, по крайней мере, к увеличению себестоимости добычи. Новых Самотлоров на территории Пермского края в ближайшее время открыть не удастся. Геологоразведка на территории края ведется, и очень активно. За последние пару лет инвестиции в нее увеличились в десятки раз, до сотен миллионов рублей, за счет средств и федерации, и собственников. Но чтобы от геологических гипотез перейти к разработке месторождений, необходимо все-таки лет 15. Главное — как можно дольше удерживать объем добычи в районе 10 млн тонн (хотя расчеты говорят о том, что можно выйти на уровень 12 и даже 14 млн тонн). Это создаст фундамент благополучия. Необходимо, во-первых, увеличивать объемы разведки, во-вторых, применять современные технологии извлечения нефти из труднодоступных месторождений, в-третьих, соблюдать лицензионные условия. По этим направлениям у нас с Лукойлом достигнуто взаимопонимание. Предстоит вовлечь в разработку месторождений других недропользователей, в первую очередь малый нефтяной бизнес.

А вот по калийным удобрениям сырьевой проблемы в ближайшие сто лет не предвидится. Более того, готовится инвестиционный проект на миллиарды долларов, подобного которому в России еще не было. Речь идет о строительстве нового рудника. Если бы оно разворачивалось в 70-е годы, это была бы всесоюзная ударная комсомольская стройка уровня БАМа. Рентабельность отрасли позволяет привлечь любые средства. Проблема — в новых технологических решениях, в современном оборудовании.

Мы видим возможность создания на территории Пермского края энергетической базы Урала. Многие наши соседи испытывают дефицит электроэнергии, у нас — избыток. Более того, Пермская ГРЭС способна наращивать объемы выработки. Есть возможность передачи энергии на север Свердловской области, в республику Коми, практически всем нашим соседям.

Следующая значимая отрасль — транспорт. Прикамье с древнейших времен — торговый край. Пермь родилась как перевалочный пункт, как пристань на Каме. Что-нибудь куда-нибудь везти — это наша генетическая традиция. И сегодня наш регион — крупнейший поставщик железных дорог. Мы заинтересованы в реализации масштабных инвестиционных проектов, таких как строительство железной дороги «Белкомур» по маршруту Пермь — Кудымкар — Сыктывкар — Архангельск (хотя пока шансы реализовать этот проект невелики), автодороги Кудымкар — Сыктывкар (она имеет принципиальное значение для освоения севера Коми-Пермяцкого округа, это дорога жизни для многих районов и наших, и республики Коми), транспортного коридора через север Свердловской области на Ханты-Мансийский атономный округ (он откроет нашим производителям новые рынки). В планах модернизация дороги Пермь — Екатеринбург до состояния автобана, перспективно сокращение расстояния до Уфы. Развитие транспорта потянет за собой целый шлейф инвестпроектов в логистике, сервисах и так далее.

— Лесопромышленный комплекс входит в число приоритетных для экономики Западного Урала?

— Наши флагманы — Соликамскбумпром и Пермский фанерный комбинат — чувствуют себя устойчиво. Предприятия второго эшелона, такие как ЦБК «Кама», Пермский картонный комбинат, проходят этап формирования инвестпроектов, программ производства новых продуктов и движения на новые рынки. Два ЦБК — Красновишерский и Краснокамский — в прошлом году сменили собственников. Но в целом ситуацию оптимистичной не назовешь. И связано это в первую очередь с лесозаготовкой, с серьезными незаконными вырубками леса.

Нам нужны инвестпроекты, которые позволят построить сбалансированную переработку прежде всего за счет обработки лиственной древесины. Для этого требуются инфраструктурные инъекции трех типов. Во-первых, лесные дороги, которые должны открыть доступ к ресурсам. Надеюсь, что первые такие проекты мы профинансируем из федерального, регионального бюджетов и внебюджетных источников уже в этом году. Предстоит вложить сотни миллионов, если не миллиардов рублей. Во-вторых, техническое перевооружение. Но в лесной отрасли отношение к перевооружению неоднозначное. Цена рабочей силы в северных лесных поселках такова, что ее применение оказывается более эффективным, чем техники. Сегодня все крупные заготовители используют рабсилу наряду с современнейшим оборудованием. Строительство лесных дорог сильно сократит количество таких бригад. Отсюда третья системная мера — обучение, подготовка кадров. 

Не сырьем единым

— Говоря о традиционных отраслях Пермского края, нельзя пройти мимо машиностроения и ОПК.

— Сегодня мы эксплуатируем технический и кадровый потенциал, который был наработан в советские времена. Это положение не может быть вечным. Но и рассчитывать, что проблемы будут решены в один прекрасный день, тоже наивно. Это работа на 5 — 10 лет. Предпосылки создаются. В прошлом году четко определились собственники «Пермских моторов», «Мотовилихинских заводов», стратегически заинтересованные в развитии активов, стало понятно, с кем разговаривать. И сразу появились результаты. Мотовилиха получила индийский контракт (на поставку до 40 реактивных систем залпового огня «Смерч». — Ред.), Газпром на треть увеличил объем заказов на газоперекачивающие агрегаты производства «Пермских моторов». Вице-премьер Сергей Иванов сообщил в ходе визита на это предприятие в конце прошлого года о начале закупок авиадвигателей ПС-90 для Ил-76. К сожалению, мы не имеем такой же ясной перспективы по другим оборонным предприятиям, например, заводу им. Кирова (производство зарядов к системам ближнего боя, залпового огня, ракетам. — Ред.). Со стратегической определенностью ФГУПы отстают на 5 — 10 лет. Остаются ли они государственными и переходят в разряд казенных? Или приватизируются? 

— Пермь видится в будущем городом управленцев. Значит, на приоритетные позиции выходят строительство и торговля.

— В ближайшие два года мы рассчитываем строить не менее миллиона квадратных метров жилья ежегодно. Динамика ввода положительная. Но одновременно с объемами растут и цены. Это тревожная тенденция не только для Перми, но и для районных центров. Пришло время комплексной застройки микрорайонов. 

В торговле в качестве основного формата мы выбрали сетевой. Однако не то что мирового — ни одного российского торгового бренда в городе нет. Думаю, уже в этом году торговый центр одной сети, METRO, здесь точно появится.

Слово науке

— Сырьевой характер экономики сегодня, при благоприятной рыночной конъюнктуре, — преимущество. Но, во-первых, экономика Прикамья в основном базируется на использовании невозобновляемых ресурсов. Во-вторых, глобальное похолодание, предсказываемое учеными, осложнит их добычу. Как эти риски учитываются в экономической политике краевого руководства?

— Мы понимаем, что дальнейший экономический рост невозможен без инновационных отраслей, которые определяют долгосрочные конкурентные преимущества экономической системы. У нас заложен инновационный фундамент в области телекоммуникаций, информационных технологий, химии, машиностроения.

Приведу в пример совершенно оригинальное направление, которое развивается уже несколько десятилетий, — композиционные материалы. Наша научная школа в этой сфере конкурентоспособна на федеральном и даже мировом уровнях. Есть научно-производственные объединения, есть рынки. То есть благодаря науке сформировался целый кластер, и он быстро растет. Если в прошлом году он сработал на десятки и сотни миллионов рублей, то через несколько лет мы рассчитываем на миллиарды.

И все же объемы, динамика инновационных отраслей пока, мягко говоря, недостаточны. Собственно инновационные отрасли в региональной экономике, по моим оценкам, занимают 5 — 7%. Под них надо создавать инновационную структуру — технопарки, бизнес-инкубаторы, особые зоны.

Проблема в том, что все новое обладает одним существенным недостатком: оно, как правило, маленькое. Трудно сопоставить Лукойл-Пермь с его оборотом в 1,5 млрд долларов и фирмочку из пяти человек, создающих и продающих за 500 рублей какой-то интересный программный продукт. Хотя, вполне возможно, что именно в этой фирмочке заложен колоссальный потенциал.

Во всем мире известен такой способ снижения рисков, как диверсификация. Чем разнообразнее экономика, тем она устойчивее. Поэтому бессмысленно отказываться от возможностей Лукойла или РАО ЕЭС ради акцента на инноватику. Наоборот, технопарк, который возьмет на себя функцию экспертного отбора проектов, может быть при рождении задуман в пользу того же Лукойла, РАО ЕЭС, традиционных отраслей. Почему бы ему не взяться за решение задачи, о которой мы говорили вначале, — разработать новые технологии нефтедобычи или энергосбережения.

Дополнительные материалы:

Таблица 1. Крупнейшие подразделения общероссийских холдингов на территории Пермского края

Таблица 1. Крупнейшие подразделения общероссийских холдингов на территории Пермского края

Таблица 2. Рейтинг крупнейших компаний Пермской области по объему реализации

Таблица 2. Рейтинг крупнейших компаний Пермской области по объему реализации 

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus