Медленно, но верно

Медленно, но верно
Медленно, но верно
Развитие инфраструктуры и реальная конкуренция в социальной сфере — непременные условия развития малого и среднего бизнеса, убежден Николай Бухвалов

«Первый вице-губернатор Пермского края Николай Бухвалов не склонен драматизировать последствия экономической глобализации. «Мы делаем только первые шаги в структурной перестройке региональной экономики. Если условия будут жесткими, пройдем этот путь быстрее, но с определенными потерями. Если времени окажется больше — с меньшими потерями, но, возможно, и менее эффективно. В любом случае мы обязаны одолеть дорогу». 

Льгота не для всех

— Николай Ювенальевич, на горизонте маячит вступление России в ВТО. Какими продуктами Пермский край обеспечит себе незаменимое место в глобальной экономике?

— Сложный вопрос. Думаю, краевая администрация вряд ли сформулирует такие вещи. Это прежде всего дело производственных систем, расположенных на нашей территории.

У нас высококонкурентоспособны традиционные отрасли — добыча нефти и калийных удобрений, переработка нефти и газа. В газопереработке, будь то выработка электроэнергии или химических продуктов, мы всегда сможем конкурировать благодаря цене транспортировки газа — как первый регион за территорией его добычи, обладающий перерабатывающими активами.

Конечно, конкурировать на мировых рынках с газопереработкой, которая будет строиться, скажем, на берегах Персидского залива, мы не в силах. Там скважина в двух километрах от океана, а мы переваливаем метанол сначала в железнодорожные цистерны, потом в порту. Поэтому если в советские времена наши производители «Метафракс» и «Минеральные удобрения» 90% метанола отправляли на экспорт, то сегодня они, осваивая второй и третий переделы, расширяют гамму продуктов, востребованных на внутреннем рынке. Надеемся, с развитием отечественной экономики такая политика себя оправдает.  

— Как власти Пермского края в свете ВТО заботятся о конкурентоспособности местного производителя?  

— Мы уменьшаем налоговый пресс: на 4% снизили налог на прибыль. Чем перекачивать эти деньги через бюджет, разумнее отдать их бизнесу — он найдет им наилучшее применение. Кстати, наши крупнейшие предприятия подтвердили, что благодаря хорошей конъюнктуре на внешних и внутренних рынках не снизят объемы налоговых поступлений в абсолютных величинах.

Многие компании рассматривают вариант перевода к нам центров формирования прибыли. Мы ведем переговоры с Комплексными энергетическими системами, с финской Dinea, энергетиками, газовиками. 

— Вы подтверждаете замечания местных машиностроителей о том, что 4-процентная льгота интересна крупному сырьевому бизнесу…

— Возможно, снижение налога на прибыль для машиностроителей не носит революционный характер, они хотели бы получить преференцию, например, по налогу на имущество, на землю. Мы со своей стороны заинтересованы в высвобождении колоссальных территорий в центре Перми, занятых промпроизводством. Если квадратный метр стоит 200 долларов, непозволительно не вовлекать эти земли в оборот.

Первый шаг сделан: горадминистрация провела кадастровую оценку земли. Но нас не устраивает федеральная методика: земля в центре города под офисом облагается налогом в пять раз большим, чем земля под промышленным предприятием. Это существенно тормозит наше стремление превратить Пермь из промышленного комплекса в современный город управляющих.

— Я бы добавил — и наукоемкого производства: Пермь собирается обзавестись собственным технопарком.

— Инноватика у нас концентрируется и будет концентрироваться в авиакосмической и химической отраслях. Сложнее с наукой. Невозможно, чтобы все вузы, а у нас их больше десятка, стали базой развития технопарков. Концентрации ресурсов также способствуют резкое сокращение вузов, финансируемых из федерального бюджета, и демографический спад 90-х. Возможно, правильно поступает Екатеринбург, где собираются объединить вузы в один Евразийский университет численностью 100 тыс. студентов. На мой субъективный взгляд, необходимой инфраструктурой для создания технопарка в Перми обладает технический университет: у него есть и исследовательская база, и опытно-конструкторское бюро. А кроме того, успешный предпринимательский опыт: сотрудники научного центра порошкового материаловедения создали предприятие мирового класса «Новомет», профессор Павел Кудрявцев — многопрофильное химическое предприятие «Тривектр».  

Социалка по-гайдаровски

— Каким образом администрация Пермского края способствует нарождению малого и среднего бизнеса, его кооперации с крупными предприятиями?

— Первое — развитие различных видов инфраструктур (дорожной, энергетической, информационной, банковской, земельной), которые обеспечивают такой уровень кооперации, когда натуральное хозяйство не нужно. К сожалению, раньше эти вопросы решались только для крупных предприятий: строили целые микрорайоны, потом расползались по ним. А среднему и мелкому бизнесу говорили: трубу перекроем. Понятно, что в этой ситуации развиваться ему было сложно.

Второе важнейшее направление — передача бизнесу бюджетных средств на оказание услуг населению в сфере ЖКХ, здравоохранения, образования.

— Практика показывает, что цены при этом ползут вверх.

— Да, сегодня в бюджетных организациях услуга стоит дешевле, чем в частных. Но только потому, что в первом случае не учитываются капитальные вложения, затраты на приобретение оборудования и так далее. А без этого чистая конкуренция, а значит, и развитие невозможны.

К сожалению, Бюджетный кодекс не решает этой проблемы. Мы, например, вынуждены передавать имущество бюджетным организациям бесплатно, что ведет к совершенно неэффективному использованию зданий и сооружений. 

— Какие преобразования по силам на местном уровне?

— Мы у себя разделили функции заказчика и подрядчика. Заказчик — отраслевое управление краевой администрации, подрядчик — вновь созданный департамент бюджетных учреждений. Недавно одна частная структура закупила томограф, и теперь у департамента здравоохранения есть выбор: разместить заказ в этой частной структуре (что, собственно, уже происходит) или отдать его департаменту бюджетных учреждений. Не исключаю, что когда­нибудь частные медицинские организации будут арендовать помещения областной больницы. Такая практика на Западе называется «сотовой» больницей.

Департаменту бюджетных учреждений предстоит выделить те организации, что навсегда останутся на государственной смете (тубдиспансер, психбольница и так далее). Остальные должны рассматриваться не как бюджетные, за которые приходится нести все риски, а как производители услуг. Скажем, оперный театр сегодня и на смете сидит, и зарабатывает. Понятно, что он должен стать некоммерческим партнерством, которому мы будем заказывать услугу: нам важно, чтобы столько­то людей посещало театр, и мы готовы за них заплатить.

Егор Гайдар в 1991 году принял решение отказаться от государственного регулирования цен: колбаса должна стоить столько, сколько она реально стоит. И через год колбаса появилась на прилавках. Сегодня то же мы должны сделать в образовании и здравоохранении.

— Но многим гайдаровская колбаса была не по карману.

— Понятно, что надо очень осторожно двигаться в этом направлении: есть слои населения, которые не готовы платить за услугу рыночную цену, и мы должны оказать им адресную помощь, сохранить перечень бесплатных услуг для отдельных групп населения. 

— Насколько я понимаю, разделение функций заказчика и подрядчика не способно изменить перекосы в структуре себестоимости услуг организаций бюджетного и частного секторов. Может ли региональная администрация влиять на федеральную политику, чтобы отстаивать свои принципы?

— Честно говоря, уровень влияния на федеральный уровень очень мал практически по всем вопросам.

Комментарии

Материалы по теме

На Урале появится офшор

ВГК сэкономит

Ямалу обнулили пошлины

Бюджет как книга жизни

Про титанов и людей

Гонка на лошадях

 

comments powered by Disqus