Либерализм с двойным дном

Либерализм с двойным дном
Либерализм с двойным дном
Фото: Андрей Порубов

Пермский край обрел за последние несколько лет статус либерального центра всероссийского масштаба. На одной международной конференции известный экономист Александр Аузан обронил: «Географическая столица России — Москва, культурная — Санкт-Петербург, гражданского общества — Пермь». Пермская элита подхватила эту идею: не давал покоя соседний Екатеринбург, который также прославился демократичностью. (У пермяков на столицу Среднего Урала давняя обида: до большевистской революции Пермь была губернским центром, а Екатеринбург провинциальным городком.)

Миф окреп настолько, что пермский публицист Андрей Никитин написал книгу «Пермь — родина российского либерализма». Исстари Пермь была местом ссылки вольнодумцев, сообщает Никитин. До революции сильные позиции здесь имела партия конституционных демократов, влиятельно было земство. Пермские корни имели известные либералы Петр Струве и Михаил Осоргин (правда, Струве прожил здесь всего год от рождения). В годы Великой Отечественной войны в Пермь эвакуировалась ленинградская интеллигенция.

Сегодня в подтверждение мифа приводятся результаты выборов в Государственную думу РФ в 2003 году. Тогда Союз правых сил получил на Западном Урале больше голосов, чем в других регионах России: 8,67% по области и 13,76% в Перми (результат по стране — 3,97%; впрочем, стоит добавить, что «Единая Россия» собрала в Прикамье 30,72% голосов, а ЛДПР — 12, 91%). В прошлом году федеральный политсовет СПС возглавил бывший вице-губернатор Пермской области Никита Белых.

Действительность, однако, корректирует привлекательный образ.

Изнанка мифа

На референдуме по объединению Пермской области и Коми-Пермяцкого АО в декабре 2003 года были отмечены нарушения прав человека. Тогда работникам муниципальных учреждений и предприятий выдавались справки об участии в плебисците. Бумаги заверялись членами избирательной комиссии для предъявления работодателю. Не имевшим документа угрожали нешуточными санкциями. 

В октябре прошлого года Пермь прогремела на весь мир: начальник городского департамента культуры, спорта и молодежной политики Валерий Стариков заявил, что для артистов, относящих себя к представителям нетрадиционной сексуальной ориентации, будут действовать повышенные ставки аренды одной из главных концертных площадок города.

Не миновало пермских руководителей и искушение властной вертикалью. В ходе реформы местного самоуправления не без давления региональной власти в Перми была введена схема, когда всенародно избранный глава становится председателем городской думы, а хозяйственная деятельность сосредотачивается в руках сити-менеджера, нанятого по контракту. Практика показывает: на эту должность, как правило, попадает фигура, устраивающая региональную администрацию. Таким образом, возникают предпосылки для превращения муниципалитета в замкнутую, непрозрачную для общественности бюрократическую структуру.  

Этому способствуют подконтрольные СМИ. Если верить Андрею Никитину, «когда губернатором Прикамья стал молодой и энергично-прагматичный Юрий Трутнев, большинство СМИ едва ли не подобострастно выстроились пред его губернаторскими очами. И Трутнева, и его преемника Олега Чиркунова, в прошлом офицера спецслужб, боятся на всякий случай. Так же, как Путина».

12 марта состоятся выборы главы и депутатов Перми, а также нескольких муниципальных образований Прикамья. Как свидетельствует бывший советник главы Перми Юрий Руднев, впервые в истории региона от официального участия в выборах отказались пермские телекомпании «Рифей», «Т7», «Ветта» и ведущие печатные издания. По его мнению, это результат давления на редакции со стороны краевой администрации. 

Что до Союза правых сил, то он не выдвинул на выборы ни одного кандидата. В середине февраля из рядов партии вышел председатель регионального отделения партии Алексей Чернов, объяснивший, что «СПС стал слишком оппозиционным».

Группы влияния

Политический класс Пермского края состоит из трех основных групп. Первая связана с именем экс-губернатора, а ныне министра природных ресурсов РФ Юрия Трутнева. К этой же группе примыкают Андрей Кузяев, председатель совета директоров ЗАО «Лукойл-Пермь», и Дмитрий Рыболовлев, собственник ОАО «Уралкалий». Интересы этой группы выходят за пределы Прикамья: первые двое работают в Москве, последний обретается в Швейцарии.

Вторую группу, укорененную на пермской земле, возглавляет губернатор Олег Чиркунов, давний товарищ Трутнева по комсомольской работе, а с начала 90-х — и партнер по торговому бизнесу. В 1996 году, когда Трутнев был избран мэром Перми, Чиркунов возглавил их общую группу предприятий «ЭКС». Став губернатором Пермской области, Трутнев доверил Чиркунову представлять регион в Совете Федерации. А уйдя в федеральное правительство, завещал другу кабинет пермского губернатора. Начав процесс укрупнения российских регионов с объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого АО, Трутнев пришелся ко двору кремлевской администрации. Проблема, однако, в том, что Коми — экономически слабый регион, и работа над его усилением досталась Чиркунову. Одному — лавры, другому — лопата.

Выборы главы и депутатов Перми тактически объединили эти две группы против третьей силы. Ее лидер — предприниматель, депутат регионального законодательного собрания Владимир Плотников, устремившийся к должности главы краевого центра. Контролирует ресторанный, игорный и шоу-бизнес, торговые организации, ряд крупных промышленных предприятий, в том числе лидера отрасли ОАО «Камкабель». Как свидетельствует председатель Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев, в 1990 году Плотников был судим по обвинению в вымогатель-стве, получил шесть лет общего режима, два — отсидел. В 2002 году разразился скандал. В одной из пермских газет появилась фотография: Плотников, вице-президент Федерации дзюдо России, бок о бок с Владимиром Путиным на международном турнире. Тогда общественники обратились к президенту с вопросом в открытом письме: «Неужели демонстрация спортивного братства важнее репутации?». Видимо, «наверху» Плотникова взяли на заметку. В январе, посещая Пермь, глава ЦИК России Александр Вешняков заявил: «То, что преступность в Пермском крае довольно высокая, — настораживает. Как бы эти преступные элементы не смогли направить большие, в том числе нелегальные, источники финансирования на выборы».

Выборы без выбора

Плотников, давний оппонент региональной власти, поддерживал прежнего мэра Перми Аркадия Каменева. Однако в августе прошлого года областная прокуратура возбудила против Каменева уголовное дело, обвинив его в незаконной передаче в безвозмездное пользование сети ресторанов «Прикамье» подвальных помещений в здании горадминистрации. Открытый процесс ожидается в ближайшие месяцы. А Каменев был вынужден досрочно прекратить мэрские полномочия и принял предложение Олега Чиркунова занять должность вице-губернатора.

Незадолго до отставки, вероятно, не без подачи региональной власти, Каменев сделал своим заместителем экс-генерального директора газпромовской «дочки» ООО «Пермрегионгаз» Игоря Шубина, в прошлом вице-губернатора в администрациях Геннадия Игумнова и Юрия Трутнева. Шубин стал исполнять обязанности главы, а затем зарегистрировался как кандидат в мэры от «Единой России». Не исключено, что именно Шубин окажется лидером избирательной кампании.  

Потеряв одного Аркадия, мэрия получила другого: Шубин взял в заместители Аркадия Каца, экс-вице-губернатора по экономическим и финансовым вопросам в командах Трутнева и Чиркунова. В городской администрации он курирует те же сферы: налоги, бюджет. Именно этим и занимаются сити-менеджеры. Судите сами, кто скорее всего займет эту должность. Так была проведена операция по выстраиванию вертикали власти от администрации края к администрации краевого центра.

Бюджет Перми — более 10 млрд рублей, в городе значительное количество неприватизированной земли. Игра стоит свеч. Немудрено, что Плотников, как утверждают очевидцы, бросил на борьбу все ресурсы. Поэтому эксперты не исключают второго тура выборов. Выход Плотникова во второй тур придаст ему уверенности накануне декабрьских выборов законодательного собрания.

Провал Плотникова (а такой сценарий тоже нельзя исключить: кампания «оппозиционера» построена в основном на резкой критике официальных органов власти, что утомляет избирателей) обострит конфликты внутри альянса пермских москвичей и губернаторской команды. Возможно, именно этими рисками вызван февральский «наезд» прокремлевского молодежного движения «Наши», беспочвенно обвинившего Олега Чиркунова в пособничестве фашизму. Многочасовой митинг, устроенный «нашими» перед зданием краевой администрации, охранялся милицейскими патрулями. Активисты, съехавшиеся из Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, потрясали высококачественной полиграфической продукцией. Все это свидетельствует: санкция на «наезд» была получена «сверху». В Перми без сомнений указывают на Кремль. Туда же ведет дорога и по сведениям одного из организаторов акции протеста, откровенничавшего с «Э-У». Если так, то политическое руководство страны сигнализирует пермякам, что интересы властной вертикали ценнее групповых разногласий.

Итак, в Прикамье наблюдается следующее: монополизация политической сферы, замена демократии на администрирование, открытой конкуренции — на подковерные схватки. Такой стиль управления, конечно, может дать положительный эффект. Но только краткосрочный.

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Новый первый

Прирезали

Постарайтесь получить удовольствие

Интересное кино

Страховка от нюансов

 

comments powered by Disqus