Индийский синдром

Индийский синдром
Индийский синдром
Олег Чиркунов задумал интегрировать Пермский край в глобальную интеллектуальную экономику
Фото: Владимир Перминов

«Чтобы экономика страны была эффективной, во всем должна быть внутренняя конкуренция, — убежден губернатор Пермского края Олег Чиркунов. — Регионы должны доказывать свою экономическую эффективность, в том числе путем наименьших бюджетных расходов. Кто не справится с этой задачей, будет деградировать и разваливаться».

Госзаказ на конкуренцию

— Олег Анатольевич, с первых дней губернаторства вы говорили областному союзу работодателей «Сотрудничество»: дайте техзадание для правительства области. Добились? Есть ли согласованное видение перспектив экономического развития региона?  

— В какой-то мере — да. За два года мы выработали систему мер, обеспечивающих экономический рост, и систему показателей, которыми мы его меряем. Администрация края детально, до технологического уровня, проработала программы государственной поддержки и развития отраслей и отдельных производственных комплексов. Настолько детально, что вице-губернатор Михаил Антонов читает эту программу как курс лекций для студентов-экономистов Пермского технического госуниверситета.

Созданы системные рычаги, с помощью которых мы собираемся влиять на каждую «несущую» отрасль, а их у нас с десяток. Среди наиболее значимых — содействие в расширении рынков сбыта с применением инструментов госзаказа и информационной поддержки, определение ниш, пригодных для развития малого и среднего бизнеса. Это прежде всего секторы, занятые сегодня государством, и мы ставим задачу освободить их для бизнеса.

Первый такой сектор — здравоохранение. Сегодня его работники настроены по отношению к рыночным преобразованиям консервативно. Всякий врач, безвозмездно использующий дорогое импортное оборудование, отнюдь не заинтересован в том, чтобы ему предоставили возможность работать в прозрачных рыночных условиях. Предстоит сделать медиков нашими союзниками, не заставляя, а убеждая, что в рынке они будут жить если не лучше, то, по крайней мере, спокойнее; предлагая им вернуться в поле законности; постепенно выталкивая сегменты здравоохранения в конкурентную среду. Например, стоматологию: вместо того, чтоб самим оказывать эту услугу, мы будем покупать ее у рыночных структур. Облздраву дано поручение попробовать «расторговать» этот заказ к 2007 году.

То же — в сфере ЖКХ. С формальной точки зрения жилищно-коммунальное хозяйство практически повсеместно стало бизнесом, фактически — окологосударственной монополией. Люди, способные административно влиять на отрасль, ее и захватили. Эту связку надо разорвать. Мы должны создать реальный рынок, когда не государевы чиновники, одной рукой создавая правила, а другой владея активами и командуя рынком, регулировали бы отношения, а сам бизнес. Здесь, как и в любой другой бюджетной сфере, должна появиться возможность создавать собственное дело и конкурировать. Скажем, почему государство не покупает на рынке услуги детских садов?

Если мы не найдем аргументов для бизнеса, государство не сможет удержать бюджетную систему, эту махину, даже в нынешнем нищенском состоянии. Я постоянно привожу такую цифру: у нас на 900 тыс. плательщиков подоходного налога 316 тыс. бюджетников. Это ж какие налоги надо платить, чтобы содержать такую армию бюджетников!

— Учитывают ли разработанные вами программы экономического развития перспективу вхождения России в ВТО? Как Пермский край готовится к нему?

— По ВТО сегодня ни у кого нет технологических решений. Такая задача нами поставлена, но, к сожалению, должен признать: четкого отраслевого анализа, что будет происходить после вступления страны в ВТО, у нас пока нет.

Нефтяная, нефтеперерабатывающая, химическая и нефтехимическая отрасли уже работают в рынке. По машиностроению большие, серьезные проблемы. Производство неконкурентоспособных средств производства влечет за собой выпуск неконкурентоспособной готовой продукции. Сельское хозяйство и пищевая промышленность? Посмотрите на полки магазинов: местной продукции немного, зато много западной, уже сейчас. Кстати, вступление в ВТО и поддержка отечественного производителя не исключают друг друга. В странах, присоединяющихся к ВТО, те или иные формы поддержки существуют.    

Концептуальная же оценка такова: любые барьеры делают экономику неэффективной. Они позволят еще некоторое время протянуть в нынешнем состоянии, но в конечном счете приведут к загниванию и разрушению. Поэтому вопрос «надо или не надо вступать в ВТО» я бы сформулировал по-другому: что необходимо предпринять, чтобы любая отрасль экономики была конкурентоспособной, вне зависимости от того, какое решение по ВТО будет принято. Скажем, в животноводстве нам в любом случае придется менять технологии, иначе Казань, которая занимается своим животноводством достаточно эффективно, «задушит» нас без всякого ВТО. 

Жить своим умом

 — В прошлом интервью «Эксперт-Уралу» (см. «Критерии силы», № 45 от 29.11.04) вы сказали: «Наша задача, чтоб инвестор воспринимал Пермь как город, где ему хочется жить». Чего вы добились за прошедшее время?

— С моей точки зрения, в Пермском крае сформировано уважительное отношение к бизнесу. Я не помню, чтобы в моем присутствии кто-то из руководителей силовых структур выдавал формулировки, идущие вразрез с этой логикой.

Немаловажны и наши шаги по снижению издержек бизнеса. Прежде всего я имею в виду снижение ставки налога на прибыль до 20%. Следующий шаг — будем добиваться, чтобы тарифы для бизнеса у нас были выгоднее, чем в соседних регионах. Для этого начнем устранять перекрестное субсидирование, договариваться с монополистами и осуществлять инвестиционные программы. 

— Какие конкретные результаты принесло снижение ставки налога на прибыль?

— Задача, которую мы ставили перед собой, — изымать меньше средств из экономики региона, исходя из того, что в государственном секторе эти деньги расходуются менее эффективно. Другими словами, все деньги, которые мы не изымем, останутся в бизнесе, уйдут в развитие производства или в расширение потребления. Это неизбежно благотворно повлияет на региональную экономику. И это уже результат.

Сколько было разговоров на федеральном уровне, что порог изъятия средств из экономики не должен превышать 30% ВВП! Сейчас, насколько я понимаю, он находится на уровне 36%. Понятно: внешнеэкономическая конъюнктура. Но почему нельзя было в период изменения этой самой конъюнктуры на время снизить часть налогов и оставить их в экономике? Тогда бы не пришлось бояться в инфляции.

Считаю, что налоги для бизнеса надо снижать, и никто не докажет мне обратного.

— Но как быть властям регионов, дотационных в силу иной, нежели у Прикамья, структуры экономики? Откуда они возьмут ресурсы для улучшения инвестиционного климата, если собственных средств не хватает для «поддержания штанов»? 

— В жизни вообще нет справедливости. Ну, давайте искусственно создавать равные условия для производства молока в Краснодарском крае и где-нибудь на Хатанге. В Хатанге молоко будет золотым. Надо исходить из экономической эффективности, из того, что бизнес будет развиваться там, где ему комфортнее. Так что придется выбрать: либо внутренняя конкуренция и повышение мобильности населения, либо искусственная поддержка видимого благополучия — и неэффективная экономика.

Кстати, Пермский край как северная территория, находится отнюдь не в идеальных условиях. По климатическим условиям Оренбург привлекательнее, и если не произойдет глобальных изменений климата, население пойдет туда. Поэтому мы начинаем понимать, что, если не брать в расчет монополии (а Пермский край фактически монополист по калийным удобрениям), истинные конкурентные преимущества, направления прорыва, центры прибыли сосредотачиваются не в отверточном производстве. Не там, где собираются телевизоры или автомобили, а там где их придумали, где придумали, как разместить заказ на их производство, на дизайн, на рекламу и так далее. 

В общем, богато живут там, где много думающих людей, где работает креативное мышление, где принимаются дальновидные решения, на каких рынках продавать продукты интеллектуальной деятельности. Недавно мне довелось посетить технопарк в Индии. Государство дало землю и освободило бизнес от налогов. Тот построил оазис, собрал мозги и, научившись их продавать, получил заказы американских и европейских компаний. Зарплата среднего индийского программиста от 1,5 тыс. долларов в месяц.

Вот в этом хотелось бы потренироваться. И если с климатом у нас неважно, надо конкурировать в организации образования, здравоохранения, безопасности, досуга, экологии. И без рыночных преобразований в этих сферах не обойтись.

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus