С ручного на формализованное

С ручного на формализованное

Инвестиционная составляющая экономического развития регионов будет эффективнее, если инициативы территорий по формированию благоприятного бизнес-климата услышат на федеральном уровне.

Один из самых эффективных способов стимулировать рост российской экономики (наряду с повышением производительности труда и модернизацией инфраструктуры) — улучшать инвестиционный климат в регионах. Бессмысленно с этим спорить. А вот как это сделать в условиях стагнации и жестких бюджетных ограничений — вопрос дискуссионный. На него попытались ответить участники первого Тюменского инвестиционного форума «Инвестиции и индустриализация», который прошел 29 января по инициативе правительства Тюменской области, фонда «Инвестиционное агентство Тюменской области» и Государственной думы. Соорганизаторами конференции стали медиахолдинг «Эксперт», аналитический центр и журнал «Эксперт-Урал». Почему именно в Западной Сибири организована такая площадка, объяснил спикер ГД Сергей Нарышкин: «Тюменская область — один из безусловных лидеров инвестиционного развития. Ее экономические показатели могут быть прекрасным ориентиром для всех регионов. Здесь в последние годы реализовано немало крупномасштабных, капиталоемких проектов. Темпы роста инвестиций и промышленного производства впечатляют». Депутат задал и тон дискуссии: «Для инвесторов нынешний правовой инструментарий и сами институты финансового рынка еще не в полной степени комфортны. По их оценке, риск инвестирования в российскую экономику достаточно велик». Как повысить инвестиционный спрос? Каких условий хочет бизнес и что могут предложить федеральная власть и регионы?

Доморощенное явление

Первое, на что обращает внимание инвестор, — макроэкономическая среда и макроэкономическая политика: он должен понимать, в каких условиях ему предстоит вести бизнес, считает директор института макроэкономических исследований и прогнозирования Высшей школы экономики, управляющий директор инвестиционной компании «Sberbank CIB» Евгений Гавриленков:

— Россия не имеет ограничений с точки зрения экономического роста. В отличие от многих других стран у нее нет больших внутреннего и внешнего долгов. Внешний — 1% ВВП, внутренний — тоже невелик.

А экономика резко затормозилась. Почему? На мой взгляд, из-за просчетов в макроэкономической политике. В предыдущие годы довольно серьезным фактором экономического роста, который подогревал внутренний спрос, было бурное послекризисное восстановление потребительского кредитования — на пике положительная динамика достигала 48%. Это позволяло расти производителям товаров длительного пользования. В среднем по 10% в год увеличивались и доходы населения. Однако высокие ставки по потребкредитам (около 24%) большую часть этих доходов направили на обслуживание кредитов, нивелировав рост. Полтора триллиона рублей, вброшенных в экономику в прошлом году Центробанком РФ, до реального сектора не дошли, практически все они утекли на валютный рынок, что привело к сокращению на 30 млрд долларов госрезервов и ослаблению курса рубля. Необходимо регулировать ставки, снижать инфляцию и инфляционные ожидания, менять макроэкономическую политику, убирать дисбалансы.

— Дело не только в макроэкономике и инвестклимате, — обозначил позицию директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. — Менять их, конечно, надо. Но этого явно недостаточно для ускорения экономики. Стагнация экономических показателей в России — доморощенное явление, никак не связанное с отрицательными явлениями в мировом хозяйстве. В федеральном правительстве борются две школы мышления. Первая, очень влиятельная и, к сожалению, решающая: для снижения экономических рисков нужно менять макро­экономику, снижать инфляцию, шлифовать инвестклимат. По этому поводу я, сходя по трапу самолета, вспомнил шутку: почему в России пьют водки больше, чем где-либо? Потому что климат суровый! Бывает погода замечательная. А климат все равно суровый!.. Если вы посмотрите статистику, то на фоне общего снижения увидите серьезный, процентов на 40 — 45, рост прямых иностранных инвестиций. Эти данные можно по-разному трактовать, но все-таки дело не только в климате.

Представители второй школы, к которой причисляет себя академик Гринберг, предлагают федеральному правительству вернуться к реализации мегапроектов, сделав их привлекательными для частного бизнеса, разработать внятную промышленную политику, провести аудит всего промышленного потенциала страны.

— Сегодня наше правительство заняло пораженческую позицию и в прогнозах, и в понимании того, что происходит, — считает эксперт. — Выход из стагнации лежит в открытии новых производств и укреплении ГЧП. Именно государственно-частного, а не наоборот. Государство должно иници­ировать проекты и делать их привлекательными для частного бизнеса.

Сергей Нарышкин разделяет это мнение, но считает, что бюджетные ограничения коснутся и государственных инвестиций, и реализации инвестпрограмм крупных компаний с госучастием, в том числе естественных монополий:

— Бюджет 2014 года в большей степени ориентирован на неукоснительное исполнение социальных обязательств государства и повышение эффективности бюджетных расходов. Ситуация усложняется тем, что 2014 год и в мировой, и в российской экономике будет сложным. Замедлился рост ВВП, наблюдается отток капитала. Все это происходит на фоне довольно хорошей конъюнктуры мировых рынков, сырьевых рынков.

И без Давоса понятно

В докладе, представленном на Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе этого года, содержится вывод — наиболее позитивный сценарий развития России предполагает рост за счет регионов. По мнению экспертов, несмотря на слабость институтов и суровость бизнес-климата в России в целом, несколько субъектов РФ показывают заметно лучшую динамику: «Москва перестала быть двигателем экономической активности в стране, предпринимателям стоит обратить внимание на другие субъекты РФ».

Это признают и участники Тюменского инвестфорума. Так, Сергей Нарышкин подчеркнул, что «основная нагрузка по организации работы с частными инвесторами перемещается в российские регионы». Вопрос в том, удастся ли им ответить на новые вызовы в условиях собственных проблем и ограничений?
Авторы ежегодного рейтинга инвестиционной привлекательности регионов, подготовленного «Эксперт РА», отмечают, что в 2013-м впервые резко замедлилось снижение среднестрановых рисков инвестирования, в 2014 году прогнозируется их рост в пределах 2%. Показатели производственного сектора в РФ за 2013 год худшие с 2009 года, инвестиционная активность затухает. Объем российского экспорта за январь — сентябрь 2013-го сократился на 1,3%. Динамика промышленного производства находится в пределах статистической погрешности — 0,1%. Число регионов с негативной динамикой в промышленности — максимальное с 2009 года. По итогам девяти месяцев 2013 года спад инвестиций в основной капитал составил 1,4%, около половины субъектов показывают отрицательную динамику.

По мнению генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» Дмитрия Гришанкова, нынешняя ситуация — в первую очередь следствие бюджетных ограничений:

— Бюджеты не могут быть источником финансовых средств: более 60% из них исполняется с дефицитом. Доля расходов на трудно сокращаемые социальные статьи бюджета — самая высокая с начала 2000-х годов. Предел заимствований близок: в период с 2007 по 2012 год соотношение государственного долга к собственным доходам бюджета субъектов выросло с 19 до 21%.

— Помогать с помощью регионального или муниципального бюджетов в реализации того или иного инвестпроекта становится гораздо сложнее, чем три-четыре года назад, — подтверждает тенденцию губернатор Тюменской области Владимир Якушев. — Доходы региональных бюджетов падают. Но вместе с тем мы понимаем, что сворачивать поддержку проектов нельзя, поэтому возможности по ее оказанию зафиксированы в госпрограммах, несмотря на сложную ситуацию. Ведь дальнейшая реализация социальных программ вероятна лишь тогда, когда работает экономика.

Нацеленность губернатора на инвесторов разделяет генеральный директор Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Андрей Козицын:

— Опыт Тюмени говорит, что на миллиард освоенных инвестиций запускается проект, который принесет от 50 до 100 млн рублей годовых налогов. Получается, чтобы сбалансировать обязательства бюджета объемом в 1 млрд рублей, необходимо привлечь от 10 до 20 миллиардов в промышленное производство с ожидаемым эффектом в течение последующих пяти-шести лет. Например, господдержка в подключении к инфраструктуре тюменского метзавода УГМК, запущенного в прошлом году, составила 967 млн рублей. Ожидаемое поступление прямых налогов в 2014 году во все бюджеты и фонды достигнет 1,5 миллиарда. При выходе на полную мощность численность сотрудников превысит тысячу человек. Суммарный годовой фонд оплаты труда — 560 миллионов. Эти люди оставят зарплату в регионе, потребляя разные услуги. Сам завод закупит лом черных металлов на 4,8 млрд рублей. Еще 2,4 миллиарда — расходы на энергоресурсы, стройматериалы. В этом и есть смысл индустриализации региона — появится генератор спроса и предложения для смежных отраслей, повышающий привлекательность территории для других предприятий.

Дмитрий Гришанков считает, что преимущественные шансы на рост после выхода из нынешней стагнации имеют регионы, успевшие создать необходимую для привлечения инвесторов инфраструктуру.

— Россия — это географический рекорд, самая большая по занимаемой площади страна. При этом от США, например, по протяженности сети автодорог мы отстаем в семь раз, железных дорог — в 2,5 раза, количеству аэропортов — в десятки раз, — соглашается с тезисом Гришанкова заместитель губернатора Тюменской области Вадим Шумков. — По оценкам Всемирного банка (ВБ), качество транспортной инфраструктуры нередко оставляет желать лучшего. На одном из форумов представитель ВБ, которого наши эксперты и специалисты министерств терзали вопросом, как же стимулировать экономику, заметил: у вас сотни миллиардов валютных запасов с одной стороны, плохая инфраструктура либо ее отсутствие с другой. Задача для первокурсника экономического факультета: начните масштабно строить дороги, модернизировать Транссиб и прочие объекты инфраструктуры по всей стране — пойдет практически взрывное развитие металлургии, машиностроения, стройиндустрии, самых емких с точки зрения привлечения капитала и создания рабочих мест отраслей. Получите налоги и высокопроизводительные места в экономике, что и требует президент РФ. Это программа не на один год. Даже за 10 — 15 лет все необходимое стране не построить.

Еще один вызов — производство в России перестало быть дешевым. Вадим Шумков считает, что страна исчерпала резервы ресурсной модели — сырье продолжает дорожать, а производство и экономика не растут: «По издержкам организации производств (земля, техподключения и тарифы, стоимость квалифицированной рабочей силы) мы вполне сопоставимы с развитыми странами, а деньги у нас многократно дороже, нежели у конкурентов из ЕС и США».

— Одна из ключевых причин такой ситуации — неэффективные производства со множеством низкопроизводительных рабочих мест, которые тянут средства из бюджетов всех уровней, — убежден заведующий отделом экономической теории Института мировой экономики и международных отношений РАН Сергей Афонцев. — Здесь надо находить баланс между социально-политическими факторами и развитием региональной экономики.

По мнению эксперта, развитие промышленности напрямую зависит от создания новых высокотехнологичных рабочих мест (ВПРМ), причем не просто для отчетности:

— Мировая практика предлагает несколько инструментов для решения проблемы. Первый — создание технологических площадок. Второй — разовые субсидии и гранты на создание ВПРМ. Третий — ГЧП в трудоустройстве тех работников, которые были высвобождены с низкоэффективных рабочих мест. Наконец, четвертый — сокращение социальных отчислений бизнеса в бюджеты на вновь создаваемые рабочие места.

Переезжаем в Тюмень

— В текущих условиях регионам необходимо перестать просто говорить, надо заняться реальным улучшением инвестклимата, — считает Вадим Шумков. — В практическом измерении это административные, политические меры по максимальному упрощению всех процедур, касающихся
вложения денег. Я говорю о предоставлении земли, получении технологических присоединений, разрешениях на строительство; прохождению экспертизы и получению актов ввода. Когда по всем основным процедурам будут наработаны дорожные карты, скорее всего, понадобится единый регламент, который прописал бы поведение всех структур, взаимодействующих с инвестором (от федеральных органов власти до ресурсоснабжающих организаций), в единой последовательности, логике и алгоритме — по дням и процедурам. Сегодня это как минимум пять уровней инстанций, связанных внутренними регламентами и руководствующихся собственной логикой при общении с инвестором.

По мнению директора по развитию приоритетных программ Агентства стратегических инициатив (АСИ) Александра Пироженко, существует три ключевых фактора для формирования благоприятного инвестклимата:

— Это создание благоприятных условий для бизнеса со стороны власти — от помощи в подборе инвестплощадки и техприсоединения до финансовых льгот и обеспечения трудовыми ресурсами, плюс активная политика по продвижению инвестиционных возможностей территории и комфортная среда для жизни. Несмотря на политику упрощения всех процедур для инвесторов, компаниям по-прежнему сложно их проходить, им необходима административная поддержка. Это то, за счет чего власть может считаться клиентоориентированной. К сожалению, в России количество таких регионов можно пересчитать по пальцам. Тюменская область — одна из лидеров.

— Реализация многомиллиардных проектов требует определенной гибкости, свои нюансы есть и при работе с малым бизнесом, — рассказывает Владимир Якушев. — У нас огромный портфель инвестпроектов — практически на 1,3 трлн рублей. Их реализацию мы разделили на две большие части — проекты до и свыше 300 млн рублей. С первыми — работают муниципалитеты и инвестиционное агентство — уполномоченная организация правительства, со вторыми — департамент инвестиционной политики регионального правительства. Благодаря системной работе в 2013 году мы открыли восемь крупных предприятий, еще столько же будут введены в строй в первом полугодии 2014 года. Неделю назад запущено новое кабельное производство американской компании «Бейкер Хьюз» стоимостью свыше 2 млрд рублей и создающее до двухсот рабочих мест. Сегодня мы открыли первый пусковой комплекс третьей очереди Антипинского нефтеперерабатывающего завода. После завершения проекта стоимостью более 130 млрд рублей НПЗ сможет перерабатывать в высокооктановые и экологически чистые бензин и дизтопливо 7,7 млн тонн нефти ежегодно, а количество сотрудников завода с нынешних 1100 увеличится до 2600.

О грамотной политике в отношении бизнеса говорят и сами инвесторы. Андрей Козицын считает, что Тюменская область выгодно отличается от других субъектов РФ реалистичными подходами, пониманием сути и пользы инвестиций, являющихся лучшим лекарством от кризиса:

— Работа по расширению налоговой базы за счет активной индустриальной политики ведется везде, но нередко формально. Мы работаем в 14 регионах и официально заявляем: такой принцип работы с инвесторами, как здесь, может считаться образцовым. Что другие регионы могут перенять у Тюменской области? Во-первых, четкое понимание того, что кризис — кризисом, но конечная цель — это развитие экономики, развитие территории. Во-вторых, здравый подход. Не нужно фантазировать. У каждого региона есть свои преимущества: полезные ископаемые, географическое положение, а это выгодная логистика, и т.д. Эти возможности нужно выявить и представить инвесторам. В-третьих, правильное понимание разделения труда между бизнесом и региональными администрациями. Бизнес ищет возможность организации прибыльной экономической деятельности, основным препятствием для которой является длительный период подключения к энергетической и транспортной инфраструктуре. Опыт Тюменской области показывает, что меры господдержки, направленные на решение этих вопросов, необременительны для бюджетов. Окупаются они очень быстро. В-четвертых, нужна административная поддержка на всех этапах реализации крупных проектов. Так, формирование земельного участка, даже при отсутствии проблем, в разных регионах занимает от полугода до года. А без земли двигаться дальше бессмысленно. В Тюменской области это можно сделать в конкретные сроки вместе с администрацией. В-пятых, надо заниматься стратегическим и бюджетным планированием.

Президент компании Шлюмберже по России и Центральной Азии Сайг Гекхан сообщил о переводе в Тюмень финансового центра и центра материально-технического снабжения российского подразделения международной корпорации:

— Сейчас я подбираю помещение для 150-ти дополнительных сотрудников. Мы продолжаем инвестировать в регион, где уже открыты три наших завода и учебный центр. В общей сложности компания вложила в инфраструктуру более 130 млн долларов. В Тюменской области предсказуемо поведение регуляторов, оказывается поддержка в решении административных вопросов, есть ощутимые налоговые льготы и качественные вузы, которые готовят квалифицированных инженеров.

Примеру Шлюмберже последует одна из крупнейших в мире геологоразведочных компаний — ГЕОТЕК Холдинг. Ее президент Николай Левицкий обнародовал решение о переносе головного офиса компании из Москвы в Тюмень и обратил внимание на низкий уровень административного давления, ориентированность губернатора на бизнес, поддержку предпринимательских инициатив.

Компания Сибур в прошлом году при поддержке региональных властей построила в Тобольске один из крупнейших в мире комплексов по производству полипропилена (500 тыс. тонн ежегодно), инвестировав 2 млрд долларов в само производство и 1 миллиард в объекты инфраструктуры. Сейчас Сибур рассчитывает вместе с регионалами решить вопросы стимулирования спроса и развития переработки.
— Полипропилен — это самый востребованный пластик в мире, пока Россия по его потреблению, как и пластика в целом, в несколько раз отстает от США и стран Европы. Мы скоро будем получать практически полмиллиона тонн полимера в год, — рассказывает директор Сибура по связям с государственными органами Сергей Журавлев. — Нужны компании-переработчики: надо его перерабатывать, чтобы китайские тазики к нам не ехали. Один из героев сказки Киплинга говорил, что в джунглях нет дорог, поэтому все ждут, когда пройдет слон. Слон прошел.

Деньги есть, стабильности нет

— Дальнейшее развитие инвестклимата в регионах во многом зависит от федерального центра, — убежден директор Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Андрей Яковлев. — Нужна комплексная системная политика, когда люди ставят цели и четко понимают, что им нужно делать. Это позволит создать среду, при которой бизнес получает больше определенности и точнее оценивает риски. Я имею в виду не конкретные экономические издержки, а макроожидания. К сожалению, этого нет на федеральном уровне. Многие эксперты работают над комплексным видением, но они не принимают решений.

А важна выработка позиции именно тех, кто решения принимает.
— Нет стабильности, необходимой бизнесу, — подчеркивает Дмитрий Гришанков. — Ситуация крайне быстро меняется, усугубляясь из-за непредсказуемых действий властей всех уровней. Здесь Тюменской области повезло, а многим другим регионам — нет. Кроме того, принято считать, что у нас нет денег. Я вам как специалист по банковской системе могу сказать — количество денег у банков увеличивается. Они просто боятся кредитовать. Главный сдерживающий элемент здесь — не отсутствие денег, а отсутствие инструментов для привлечения этих денег с рынка.
— Инвесторам нужны прозрачные механизмы и долгосрочные правила, — продолжает тему исполнительный вице-президент, глава российского дивизиона корпорации Fortum Александр Чуваев. — Например, в ЖКХ таких правил нет. Тепло — одна из самых больших проблем этой отрасли. Тарифы растут, а теплоснабжение не становится лучше. В Тюмени половина жителей зимой ходит дома в шубах, а другая — в трусах. Здесь до потребителя доходит всего 43% тепловой энергии. За отопительный сезон приходится 44 раза заполнять систему водой, а это сотни тысяч тонн, утекающих сквозь дыры. В том же Хельсинки до потребителя доходит свыше 80% тепла, а оборот воды не превышает двух раз.
В результате при более низких тарифах платежи тюменцев на тепловую энергию соизмеримы со Скандинавией. Хотя в Финляндии средний уровень дохода выше в три раза. Мы с большим трудом подготовили новую схему теплоснабжения Тюмени: чтобы довести систему до европейского уровня, необходимо примерно 20 млрд рублей. Мы готовы привлечь и вложить любое количество денег, только дайте прозрачные правила возврата инвестиций. Мы уверены, что с помощью регионального правительства решим эту проблему.

— Российской экономике, в первую очередь ее реальному сектору, промышленности, остро нужны длинные и недорогие деньги, — говорит Вадим Шумков. — Учитывая, что мы уже в ВТО, необходимо выстраивать монетарную политику так, чтобы деньги были не намного дороже, чем у конкурентов наших промпредприятий — в Китае или Европе. Если сделать это мы не в состоянии, то по новым крупным индустриальным проектам процентную ставку следует субсидировать как минимум первые три года, выравнивая опять же ее соотношение с конкурентами. Эти три года — пока идет строительство и нет доходов, а платить по кредитам надо — самые сложные для инвестора. Задача государства как настоящего партнера, который заинтересован в новых рабочих местах и доходах, подставить плечо именно в этот самый сложный период.

Руководитель экспертной группы АСИ (ее задача — оценка внедрения стандарта деятельности органов исполнительной власти по улучшению инвестиционного климата в Тюменской области) Олег Чемезов считает, что необходимо решать вопрос о передаче регионам полномочий по разрешительной документации, в частности на строительство, существенная часть которых сейчас принадлежит федеральным органам власти.
Андрей Козицын предлагает подумать о законодательном расширении прав регионов по льготируемому налогообложению прибыли:

— Рисков здесь нет никаких. Если льготируем новое, то никаких налогов раньше не было. Это мощный инструмент по привлечению инвесторов и расширению налоговой базы.

Дополнительные доходы позволит привлечь и инициатива Владимира Якушева. Губернатор предложил освободить от регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей лиц, осуществляющих определенные виды экономической деятельности. Речь идет о сдаче жилья в аренду, отделочных работах, репетиторстве, уборке помещений, мелкой уличной торговле, сезонных работах, услугах на дому.

— Можно было бы ограничиться покупкой простого временного патента, не заставляя этих людей регистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей, — раскрыл суть инициативы Владимир Якушев. — Стоимость такого патента должна быть невысокой и фиксированной. Он должен быть основной и единственной формой  взаимоотношений с государством — больше никакой отчетности и бухгалтерии. Это позволит выйти из тени сотням тысяч, если не миллионам наших сограждан, которые сегодня вообще ничего не платят.
— Если нам совместно в 2014 году удастся продвинуть это предложение, это будет огромная победа, — поддержал идею президент национальной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Бречалов. — Все эти люди оказались вне правового поля. Их, по нашим данным, около 20 миллионов. Они и не наемные работники и не предприниматели, хотя, по сути, занимаются предпринимательской деятельностью. Государство их не видит. Многие из них готовы стать законопослушными, но по удобной формуле, которая не сделает их деятельность невыгодной и чрезмерно забюрократизированной.

Продвижение инициатив, стимулирующих рост экономической активности в территориях, на федеральный уровень станет отличительной особенностью Тюменского инвестиционного форума, который решено сделать ежегодным. По мнению Владимира Якушева, такие площадки позволяют вырабатывать системные решения, которые могут найти отражение в нормативных документах. В противном случае, и это уже резюме «Эксперт-Урала», определяющую роль в привлечении инвесторов будет играть ручное управление, а не регламентированные правила. Кстати, на форуме в Давосе отмечено, что перспективы роста в регионах во многом зависят от личности губернатора. Наверное, правильнее, чтобы эти перспективы зависели еще и от комплексной политики, которая реализуется на государственном уровне с учетом мнения территорий.  


Бежать, чтобы оставаться на месте


Вадим ШумковНадо поменьше заявлять, что все у нас плохо и будет еще хуже, перестать говорить лозунгами и начать менять ситуацию к лучшему, считает заместитель губернатора Тюменской области Вадим Шумков

— Наверное, в Тюменской области все развивается лишь потому, что мы мало знаем о том, как все плохо вокруг. Если буквально следовать всем негативным прогнозам, то проще заколотить дверь, поставить свечку и лечь в домовину. Но это не к нам. Мы уверены в том, что делаем. За семь лет, с 2006-го по 2013-й, инвестиции в основной капитал увеличились в 2,5 раза, индекс промышленного производства вырос вдвое. Средневзвешенный рост индекса промпроизводства с 2009 по 2013-й — до 19% в год. Соотношение инвестиций в основной капитал к ВРП — около 28%. А сам валовой продукт, если брать «неочищенный» рост, в абсолютных цифрах, с 2006 года почти удвоился. Столь высокие показатели в определенной степени закономерны. Действует эффективная система поддержки инвестпроектов. Она включает три основных момента: субсидии в создание новых производственных объектов и приобретение нового оборудования, налоговые льготы, гибкое административное сопровождение. Сочетание этих трех форм поддержки, которую бизнес, к тому же, получает достаточно быстро, и дает тот эффект, который, как мы надеемся, наделяет Тюменскую область определенными преимуществами. Таким образом, правительство области выступает и партнером для инвесторов и само является крупным инвестором, стимулирующим реальное производство, — за последние несколько лет в объекты инфраструктуры вложено около 112 млрд рублей из областного бюджета. Во втором полугодии-2013 открыты новые производства, такие как металлургический завод УГМК-сталь, вторая очередь Тюменского фанерного завода, лесопильное производство и цех по производству паллет компании «Загрос», завод по производству хлеба и хлебобулочных изделий компании «Фатум», комплекс по производству емкостного оборудования на базе завода «Сибнефтемаш», рыбоперерабатывающее и рыборазводное предприятия, крупнейший в стране завод полипропилена «Тобольск-Полимер», производственный комплекс Антипинского НПЗ. Ряд новых производств организованы с привлечением инвестиций иностранных партнеров: «КнауфИнсулейшн» (Германия), «Бейкер Хьюз» (США), «Шаттдекор» (Германия), «Динаэнерджетикс» (Германия), «Эм-Си Баухеми» (Германия). В рамках только перечисленных проектов в регионе появится порядка 4 тыс. новых высококвалифицированных рабочих мест. Новые и модернизированные промышленные производства также вводит малый и средний бизнес в разных муниципалитетах области. В планах правительства на 2014 год — продолжение активной работы еще по полутора десяткам новых крупных инвестпроектов. Причем некоторые из них, например первая очередь завода по переработке пшеницы и производству лизина, новые пивобезалкогольный и кирпичный заводы, крупное рыбоперерабатывающее производство, будут вводиться уже во втором полугодии этого года.

Перефразируя высказывание из «Алисы в Стране чудес», главный вывод формулы успеха Тюменской области выглядит следующим образом: «Теперь нам даже для того, чтобы оставаться на месте, надо бежать. А если мы хотим двигаться вперед, то нам надо бежать в два раза быстрее».     




Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus