Буря и натиск

Буря и натиск Франк-Вальтер ШтайнмайерБудущее Германии зависит от развития всех членов Европейского союза и отношений с Россией, считает бывший вице-канцлер ФРГ, экс-министр иностранных дел д-р Франк-Вальтер Штайнмайер.

- Господин Штайнмайер, как вы оцениваете сегодняшние позиции ЕС? По данным агентства Eurostat, уровень безработицы в Еврозоне вырос до рекордной отметки в 11,7%, а эксперты утверждают, что рецессия в странах ЕС в 2013 году продолжится. Кроме того, известно, что Британия заняла неожиданно жесткую позицию: она серьезно сокращает свои социальные программы и хотела бы также заморозить бюджет Евросоюза. Какие действия необходимо предпринять в этой ситуации?

— Европейский союз действительно переживает самый серьезный кризис в своей истории. Мы столкнулись с большими проблемами. И универсального решения нет. Я думаю, мы должны напомнить молодому поколению, почему вообще возникла сегодняшняя Европа. Ханс-Дитрих Геншер сказал: «Европа — наше будущее, другого у нас нет». Это высказывание относится к почти шестидесятилетней истории европейской интеграции. В то же время оно указывает на то, что отдельные государства в этом драматически изменившемся мире больше не будут играть такой роли, как ранее. И если мы согласимся с такой перспективой, то сможем последовательно найти выход из этого кризиса. Чего недостает Европе в настоящий момент, так это мужества и силы убеждения со стороны руководителей правительств.

Преодолеть упаднические настроения

— Вслед за Грецией на грани финансового кризиса находятся Италия, Ирландия, Португалия, Испания. Меры, принятые властями стран ЕС, уже приносят свои плоды, но долговой кризис в Еврозоне в самом разгаре.

— Благодаря вмешательству Европейского центрального банка кризис затих. Но это не решило структурных проблем, а позволило лишь уменьшить спекуляции в отношении некоторых стран и евро. Но те страны-члены ЕС, которых это касается, должны непременно вести переговоры.

Длительной экономической стабильности можно вновь достичь только в том случае, если будут снижены государственные долги и экономика перейдет в стадию роста. Все это требует мужества и готовности к проведению структурных реформ. Экономике необходим рост. Такие страны, как Греция и многие другие, не только в Средиземноморском регионе Европы, должны добиться того, чего Германия уже достигла. Мы надеемся, что и граждане последуют на этом пути за своими правительствами.

— Канцлер Ангела Меркель недавно заявила, что в ближайшем будущем Европейский союз будет не в состоянии осуществлять прием новых членов и высказала намерение реформировать существующую систему ЕС. Вы как председатель крупнейшей оппозиционной фракции в Бундестаге согласны с внешней политикой, которую проводит г-жа Меркель?


— Кризис оказал отрезвляющее действие. Еще совсем недавно некоторые могли представить себе существование Соединенных Штатов Европы. Но в настоящий момент это нереально. Сегодня мы еще дальше от такой перспективы, чем десять лет назад. Я бы поостерегся искать здесь легкий выход. Сейчас мы должны прежде всего преодолеть упаднические настроения. Это довольно тяжело. Только тогда, когда люди снова поверят в Европу, появится перспектива создания общей конституции и дальнейших общих шагов. На сегодняшний момент уровень доверия очень низок.

— Германия сейчас является наиболее успешным членом объединения, пока ей удается удерживать небольшой экономический рост. При этом еще пару десятков лет назад она страдала от последствий объединения ГДР и ФРГ. Каково сейчас состояние экономики Германии? Какие вызовы стоят перед ней?

— Реформы для достижения динамики роста и степени занятости начала прошлого десятилетия, которые потребовали от нас большого мужества, были решающим вкладом социал-демократии в то, что Германия из отстающих стран в европейском рейтинге роста продвинулась вперед и заложила основы для сегодняшнего высокого уровня поступления налогов. Но актуальные проблемы, связанные с будущим инфраструктуры, энергообеспечения и демографической ситуацией, абсолютно не решаются правительством консерваторов и либералов. Под руководством нынешнего канцлера в последние годы не произошло ничего, что позволило бы нам быть уверенными в собственном будущем. Это правительство живет решениями середины прошлого десятилетия. Оно пожинает плоды того, что посеяли другие.

Время для перемен

— Пройдя непростой путь, немцы осознают — без внутренних реформ юг Европы будет продолжать копить долги, невзирая на любую помощь. Как следствие, они выдвигают жесткие требования к структурным реформам, требуют расширения полномочий ЕЦБ, за что испытывают к себе определенную неприязнь других членов объединения.

— То, как европейцы сегодня отзываются о своих соседях, мне не нравится. И это относится ко всем. Я — за правду и ясность в европейских вопросах. Но я решительно против того высокомерия, которое с недавних пор закрадывается в наши дискуссии о Европе. Тот, кто мыслит в долгосрочной перспективе, знает, что не всегда в помощи будут нуждаться одни и те же. Наступят и такие времена, когда и Германии может потребоваться дружба, добрососедство и солидарность других. Немецкого единства могло бы и не быть без солидарной Европы, которая нас, немцев, поддерживает и нам помогает.

— Какие действия немецкого правительства критикует сегодня партия, которую вы представляете, в предвыборной борьбе?


— Ведущей в предвыборной борьбе будет тема социальной справедливости. У людей в Германии возникает легкое ощущение того, что в последние годы что-то в этом смысле утеряно. Финансовый кризис обострил это чувство несправедливости. Внизу социальной лестницы заработки слишком малы, а высокие доходы в недостаточной степени облагаются налогами. Мы выступаем за то, чтобы это изменить, предлагаем новые правила для финансовых рынков, введение минимальной заработной платы, ограничение стоимости аренды и продолжение борьбы с уходом от уплаты налогов.

— Как вы считаете, есть ли у Ангелы Меркель, представляющей блок «Христианско-демократический союз/Христианско-социальный союз» (ХДС/ХСС), на выборах в Бундестаг шансы снова стать канцлером? Ее соперник уже известен — Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) выдвинула на этот пост экс-министра финансов Пеера Штайнбрюка. Пока СДПГ, согласно данным различных опросов, отстает от блока ХДС/ХСС в среднем на 10%.

— Ангела Меркель и ее коалиция Союза (ХДС/ХСС) и Свободной демократической партии, согласно результатам опросов в Германии, уже давно не собирает большинства голосов. Позиции нашего альянса с партией «Зеленых» как минимум сопоставимы с позициями коалиции, возможно, мы даже в чем-то опережаем. Таким образом, исходная ситуация в начале предвыборного года выглядит неплохо. Гонка только стартовала и ее финал может быть абсолютно любым.

Потенциал не исчерпан

— Европейские проблемы с большой вероятностью повлияют на Россию. По мнению экспертов, ориентироваться в такой ситуации только на экспорт энергоносителей нельзя. В каких еще областях экономики у России есть шанс стать партнером Германии?

— Наши отношения уже давно строятся не только на газе и нефти. Сегодня имеется уже около 6,5 тыс. немецких предприятий, которые связаны с Россией. Потенциал двусторонних отношений еще долгое время не исчерпается. Например, в Екатеринбурге развивается сотрудничество в области тяжелого машиностроения, в частности в производстве локомотивов. Мы можем назвать также новые формы кооперации в сфере медицинских технологий. На Урале я принимал участие в форуме по энергоэффективности. Он проводился уже в четвертый раз, что свидетельствует об изменениях в обычном представлении относительно энергообеспечения, при этом речь идет не только о носителях энергии. Тот факт, что в Екатеринбурге будет проводиться ряд матчей чемпионата мира по футболу 2018, также позволяет надеяться на привлечение новых немецких фирм.

— В декабре прошлого года в Брюсселе на саммите глав России и ЕС Владимир Путин назвал визовый вопрос сдерживающим фактором двухсторонних отношений. При этом Евросоюз установил безвизовый режим с сорока странами мира. В их числе Гватемала и Гондурас, например. Когда очередь дойдет до России?

— Я сам три года назад выступил в Бундестаге с инициативой об облегчении визового режима. Эта тема непростая также потому, что в прошлом имелись злоупотребления. Все же, я надеюсь, что в будущем мы сможем продвинуться в этом вопросе.

— Официальный Бундестаг высказывал жесткую позицию по отношению к тем явлениям, которые происходят сегодня в российской политике. Каково ваше отношение к политическому режиму, который сформировался в России?

— Германо-российские отношения уже складывались на определенном этапе более благоприятно, чем сейчас. Вместе с тем, я считаю, что наши страны связаны друг с другом, и все мы можем от этого только выиграть. Это послужило причиной того, что четыре года назад я инициировал партнерство по модернизации между Германией и Россией. Я призываю к тому, чтобы мы скрепили это партнерство конкретными проектами. В этом году мы проводим перекрестный Год Германии в России, оглядываясь при этом на тысячелетнюю совместную историю. У нас много общего, и это наше богатство, которое мы должны передать последующим поколениям.

— Мы как частная деловая пресса нередко выступаем с критикой действующих экономических институтов. Росту препятствует медленный ход преобразований. На ваш взгляд, какие реформы необходимы сегодня российской экономике?

— Я слежу за этой дискуссией в России пристально и с большим интересом. Динамичное экономическое развитие, в конце концов, возможно лишь тогда, когда есть сильные и способные гибко реагировать на изменения условий малые и средние предприятия. В связи с этим в диалоге с российскими представителями мы обсуждаем, каким образом мы можем поддержать развитие таких компаний. Германия выигрывает от сильной позиции среднего бизнеса, от многочисленных успешно работающих инновационных предприятий, которые могут быстро откликаться на потребности современного рынка. Это мощная основа немецкой экономики и та модель, которую я мог бы рекомендовать.
Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus